Грядущее

Глава 8

«Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочтит число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть».

Стих 18 , глава 13 Откровение Иоанна Богослова

 

Глава 8. Лесник

 

Наше ожидание длилось вечность. Устав от темноты и пугающих нас звуков, которые рождались в ней, мы все-таки отважились зажечь фонари и пошли вперед.

Буханье шагов крестоносца больше мы не слышали, хотя иногда вдалеке улавливались какие-то звуки. Возможно это был просто стук наших сердец. Кто знает?

Мы шли мимо деревьев серой хвори, которые в сердце леса росли не по принципу суховея, а больше походили на дубы с густым переплетением ветвей наверху. Если бы над нами светило солнце, то в дебрях можно было вполне сносно ориентироваться, но его не было, тут властвовала тьма.

Если честно, свет фонаря, хоть и улучшал обзор вокруг, но совсем не избавлял нас от страхов. Скорее, наоборот. Лучи фонарей порождали тысячи причудливых теней. Мне постоянно казалось, что где-то на границе зрения что-то движется, преследуя нас. Стоило посветить в эту сторону, там оказывались только ветки или коряги.

Среди деревьев было куда теплее, чем снаружи. Назойливый ветер практически нас не беспокоил, заблудившись в густой стене деревьев. Земля под ногами была сухая и рыхлая, не то что оттаявшая жижа, по которой мы шли, когда были на холмах.

Лес жил своей жизнью и казался куда живее мертвой серой пустоши. Деревья поскрипывали, соприкасающиеся ветки издавали странный, гнетущий звук. Во мраке рождались таинственные стоны, уханье, словно лес был наполнен живыми существами. Он куда больше чем мертвая пустошь пугал своих гостей, таил в себе неизвестную угрозу. Я чувствовал ее нутром, но никак не мог ее материализовать, сделать конкретной, ясной, чтобы понять, как ей противостоять. Ужас незнания – самый страшный ужас.

Неожиданно в темноте что-то гулко упало, сопровождая свое падение звуком ломающихся веток.

«Не может быть!»

Я тут же подумал, что это крестоносец возник из ниоткуда где-то поблизости. Сердце забарабанило в груди, пустившись в бешенный скач. Машинально повернувшись в сторону, откуда шел треск, я посветил туда фонарем. Глупая затея, если мы хотим остаться незамеченными, но о последствиях я как-то не подумал.

Мой фонарь осветил только стволы деревьев. Моему неудачному примеру последовали и другие, но от обилия света ясности не прибавилось.

– Что это было? – испуганно прошептал Фред.

– Думаю, нужно выключить на какое-то время свет. Давайте все ко мне. Соберемся в круг и подождем, что будет дальше.

– Не самая хорошая идея, – сказала Саро, первой подойдя ко мне и выключив свой фонарь.

Свет погас. Мы стояли плечом к плечу в плотном кругу. Механических звуков, которые были присущи ходьбе крестоносца, я не слышал. Воцарилась тишина, лишь естественные звуки леса окружали нас. Зато неожиданно мы заметили недалеко от нас мигающий среди деревьев свет. Он не приближался и не удалялся, просто горел на месте.

– Что это? Костер? – спросила Саро.

Ответить я не успел, заговорила одна из девочек.

– Это лесник. Тут только он может разжечь костер.

– Откуда ты знаешь? – поинтересовался я.

– До того как попасть к колдуну, я жила в зоне шестнадцать. Мы граничим с частью этого леса.

– Постой, получается граница между сектором шесть и шестнадцать проходит через лес?

– Да.

– А как же ее охраняют?

– Никак, – ответила Саро. – Никому и в голову не придет идти через лес. Тут гиблое место, да и бурелом, сам же видел. А заблудишься, помощи не жди.

– А в сектор семь этот лес заходит?

– Даже не думай! – был ответ Саро. – Сказала же тебе, гиблое место.

– Так заходит?

– Да, но проводников, которые знают дорогу, мы не найдем. Их просто не существует.

Я усмехнулся в ответ и указал пальцем в сторону мигающего вдалеке огонька. Хоть и было темно, но мой жест был замечен всеми.

– Нет! – в один голос воскликнули Саро и девочка.

– Почему?

– Потому что погибель ждет того, кто с ним повстречается, – ответила девочка.

– Погибель? – переспросил я, мне показалось странным это слово, неестественно прозвучавшее в этом времени, в этом месте от ребенка.

– Именно так, погибель. Так говорят старые люди.

Предостережения были, конечно, кстати, но если угроза была теперь ясна, то почему бы не перестать боятся, а решить как использовать ситуацию в своих интересах?

– А почему с лесником нельзя договориться?

– Потому что тот, кто надолго уходит в лес, тот из него не возвращается, – заговорщическим тоном ответила девочка.

Понимая, что могу настаивать или даже приказать идти всем за мной, в конце концов мои спутники все еще были куклами колдуна, я не сделал этого. Моральные принципы не позволяли мне злоупотребить властью.

– Ладно, не пойдем на огонь. Но тогда нужно пробираться к выходу.

– И как мы его теперь найдем? – с нотками отчаяния в голосе спросил Фред.

«Действительно, как? У нас нет практически никаких ориентиров. В темном лесу, который никогда не видел солнечного света, не растет мох на деревьях. Тут нет муравейников. Здесь сплошной бурелом!»

– Точно, бурелом!

– Ты о чем? – спросила Саро.

– На выходе из леса серая хворь густая настолько, что мы еле через нее шли, а тут достаточно просторно. Так пойдем назад и будем искать место, где лес гуще, там и выход.



Кожуханов Николай

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться