Гвендарлин. Дух лунной башни

Размер шрифта: - +

Глава 3. Метла, рога и лисий хвост

Я, щурясь от яркого солнца, смотрела в окно кареты и отчаянно старалась вычеркнуть из памяти заплаканное лицо Ренет. Прощание прошло отвратительно. За пятнадцать лет жизни я ни разу не видела маминых слёз. Любые беды она неизменно встречала с улыбкой или смирением, а сегодня  рыдала на широком плече Дот, будто прорвало плотину. Тётка и та расчувствовалась. Стояла, опасно шмыгая носом, пока слуга Элиаса загружал дорожный сундук в карету.

Мои глаза остались сухими. Я не позволила себе расплакаться. Боялась нового всплеска способностей. Понимала, за слезами последует приступ гнева. Начну кричать и топать ногами. А, значит, всенепременно что-нибудь случится. Не только трава окажется выжженной под корень. Того гляди, от родного дома головешки останутся.

Попрощавшись с родными и устроившись на мягком сидении, я приготовилась к обороне. Не в буквальном смысле, конечно же, а исключительно к словесной. Ни капли не сомневалась, что, оказавшись вдали от матушки, младший герцог вволю поупражняется в остроумии и язвительности. Однако прошёл целый час с момента отъезда, а Элиас не издал ни звука. Сидел, уткнувшись в книгу. Стальные глаза увлеченно бегали по строчкам. Мне оставалось посматривать в окно и слушать стук колес.

Лишь, когда позади осталось последнее селение родного герцогства, господин счёл нужным заметить моё присутствие. Я напряглась, нервы натянулись, будто струна арфы, на которой играл любимый музыкант нашей покровительницы Виктории.

- Нужно поговорить, Лилит, - объявил Элиас, но, к удивлению, без яда. - Хочу, чтобы между нами не осталось недопонимания. Я не в восторге от требования матери. Но выполню его, не сомневайся. Её желание для меня - закон. Однако ты должна уяснить - мы с тобой не друзья. Я объясню всем, что ты под защитой нашей семьи. Приду на помощь, если потребуется. Но не допущу, чтобы в моем окружении посчитали, что я нянька полуцвета.

Я слушала молча. Элиас прав. Никто на его месте не захочет потерять лицо перед такими же богатыми и влиятельными приятелями. Но на душе стало мерзко. Лучше б он  забросал меня гадостями, а не пытался быть хорошим и чистеньким для всех.

- Ты всё поняла? - стальные глаза прожигали насквозь.

- Да, - я не показала злости, ответила почти безразлично. - Вы... то есть, ты не дашь причинить мне серьезный вред, но за спиной будешь поливать грязью и сетовать на неразборчивость матери.

Элиас потерял контроль на мгновение, но я успела прочесть на красивом лице гнев. Без сомнения, я попала в яблочко, и парню не понравилась откровенная констатация факта.

Плевать. Я предпочитаю называть вещи своими именами.

- Раз с этим покончили, - поспешил перевести тему младший герцог, - перейдём к следующему вопросу. Что ты знаешь о легендах Гвендарлин?

Я пожала плечами. Мне доводилось слышать, что о колледже сочинено немало мистических историй. Но, признаться, никогда не вникала в детали. Знала, в замок меня не отправят, и не забивала голову. Мама нарочно не упоминала колледж, чтобы мы с тёткой не чувствовали ущербности. Дот, в отличие от младшей сестры, не попала в Гвендарлин из-за болезни, лишившей её способностей.

- В замке живёт злой дух, - озвучила я то немногое, что слышала.

Тонкие губы Элиаса исказила усмешка.

- Да, так гласит легенда, - кивнул он. - Она самая древняя, пожалуй. Принято считать, дух поселился в Гвендарлин при строительстве, и именно из-за него начался пожар, в котором погибли супруги Ван-се-Рмун. Говорят, это мифическое воплощение зла до сих пор обитает в замке, но большую часть времени спит. Вырывается на волю в ночь новолуния. Летает по тёмным коридорам, а потом кружит над башнями.

- Но ты в это не веришь? - уточнила я, услышав в голосе младшего герцога скептицизм.

- Никто особо не верит, - кивнул он, поглаживая острый подбородок. - Но в ночь духа происходят странные вещи. Ученики засыпают крепко-крепко и видят кошмары. Никакие снадобья бодрствования не помогают. Никакие заклятья. А если кто-то проснется – такое иногда случается – и посмеет высунуть нос в коридор, ему грозит исключение. Были и несчастные случаи. Учеников находили в шоковом состоянии, и ни один не мог толком объяснить, что случилось. Но я, думаю, это дело рук мэтров. Они старательно поддерживают старинную легенду и заколдовывают нарушителей, сваливая вину на духа. Удивительное дело, на педагогов дух сонную «хворь» не насылает.

Сохранить серьезность получилось с трудом, новость о проделках педагогов позабавила. Что касается духов, в них я не верила. Это сказки, призванные заставить непослушных детей вести себя прилично. В жизни есть вещи гораздо страшнее мрачных придуманных историй.

- Другие призраки в колледже водятся?

- Разумеется, - отчеканил Элиас, не сообразив, что я издеваюсь. - Есть привидение вредной старой служанки, которая свернула шею, спускаясь по главной лестнице. Теперь она подставляет ученикам подножки на ступенях. Есть ещё леди Бэкка - воспитательница, умершая лет сто назад. Рассказывают, она ненавидела, когда ученики поздно ложились спать. И теперь в ночь духа мстит тем, кто в течение месяца нарушает режим. По одно из легенд, именно она приходит в спальни, гладит костлявой рукой по волосам и насылает кошмары.

- Кто-нибудь видел эту руку? - я сделала большие глаза.

- Смейся-смейся, - Элиас неожиданно стал хмурым. - В отличие от духа Гвендарлин, в леди Бэкку я верю. Почти. Сны, действительно, жуткие. По-настоящему жуткие, а, главное, реальные. После пробуждения долго поверить не можешь, что ты в безопасности. Если не посетят кошмары, проснёшься разбитым. Весь день будешь клевать носом, всё ронять из рук и на стены натыкаться. Говорят, это она - леди Бэкка - высасывает из учеников энергию, чтобы продержаться следующий месяц.

Меня распирал хохот, но я не посмела смеяться. Слишком тревожным выглядел младший герцог. Напряженным. К тому же, неприлично насмехаться над союзниками и покровителями. Пусть и вынужденными.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 30.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться