Гвендарлин. Дух лунной башни

Глава 18. Темнопламень

В родной сектор я вернулась поздним вечером – в компании Агнии. В общей гостиной никого не осталось, кроме уснувшего на диване старшекурсника, и мы беспрепятственно попали в спальню. Я жаждала отдалить встречу и с полноценными, и с полуцветами. Стоило представить любопытные взгляды, руки чесались что-нибудь сломать, растерзать в клочья. Я даже Шема не хотела видеть. Друг – не друг, он – парень, а у меня лицо в пятнах!

Переступая порог, я ощутила слабое дуновение и трепет браслета на запястье. Магия, охраняющая комнату, прощупала меня, но пропустила, признав право находиться внутри. Не теряя времени, я переоделась и юркнула в синюю постель, пустовавшую больше трех недель. Парик не сняла. Уткнулась лицом в стену и лежала, не шевелясь, пока Агния не потушила свет и не устроилась на соседней кровати.

- Главное, пережить первый день, дальше станет легче, - заверила огневичка.

- Угу.

- Ты жива, а это важнее всего.

- Угу.

Агния помолчала с полминуты, придумывая новую тему для разговора. Она желала поддержать меня, но понятия не имела, как это сделать. Умение подставлять дружеское плечо – не ее конек. Как и тактичность.

- У тебя приятная мама. В смысле… э-э-э… производит приятное впечатление.

- Угу…

Мысль о Ренет резанула сердце, оставив кровоточащий след. Она уехала после обеда, пряча грусть за вечной улыбкой. А я разревелась при прощании. Вцепилась в маму, как маленькая, и не желала размыкать объятий, пока леди Виэра меня не пристыдила. Но и потом я долго стояла рядом и обиженно шмыгала носом, хотя и понимала, что мама не может забрать меня из треклятого колледжа. И вовсе не потому, что не хочет.

- Только вы совсем не похожи, - вставила неугомонная Агния.

- Угу, - протянула я угрожающе и решила покончить с ночным «разговором», задев подругу за живое. – А ты похожа на мать?

Тишина наполнила комнату, словно морозный воздух, проникший через открытое окно. Но продлилась на удивление недолго.

- Нет. Я – копия отца. Это он – огневик. Мама была водной магиней. Гремучая смесь.

- Была? – переспросила я, хотя изначально не собиралась обсуждать семью Агнии.

- Да. Она умерла, когда я родилась. У меня только папа. И бабушка. То есть, прабабушка. Мамина бабушка. Всё сложно.

Ну, еще бы! Водный и огненный маги! Вот, родственники обрадовались. Хотя если в жизни подруги присутствует бабка со стороны матери, тут всё крайне необычно.

- Твой отец – Темнопламень, верно?

Рано или поздно я бы спросила, учитывая события в коридоре и огненный шторм, не оставивший на подруге ни единого ожога. Почему бы не сейчас, раз Агния сама завела странный разговор.

- Да. Это моя настоящая фамилия.

- Настоя…

- Папа договорился с Бриттом, чтобы меня приняли под фальшивой фамилией. Директор согласился, мол, ни к чему привлекать ко мне еще большее внимание. Даже педагоги не знали. До недавнего времени. От учеников и сейчас это скрыли. Никто не в курсе, что я была с тобой в тот… э-э-э… момент.

Я перевернулась на спину, засунула руки под голову и уставилась в потолок, на котором время от времени отражались световые всполохи. На колледж обрушилась гроза – редкость для ноября. К счастью, благодаря защитной магии, громовые раскаты не проникали внутрь и не мешали обитателям спать. Впрочем, мой сон был также далеко, как родной дом и мама от Гвендарлин. А Агния своими откровениями все увеличивала и увеличивала расстояние.

- Родители познакомились в этом самом колледже, - говорила она в темноте, и мне представлялся красноволосый парень и белокурая девушка с голубыми, как у всех водников, глазами. – Они понимали, что несовместимы, но сбежали и поженились тайно. Родня с обеих сторон отреклась от них. Особенно отцовская. Темнопламень, связавшийся с водной магиней! Светлой! Ничего позорнее не придумаешь! Но на их сторону встала мамина бабушка. Позвала жить к себе в замок. Но она всегда была необычной по меркам чинных магов. В юности ее насильно выдали замуж. После смерти нелюбимого мужа она отказалась от нового брака. Жила в свое удовольствие, наплевав на чужое мнение. Богатство и сила это позволяли. Кое-кто пытался «повлиять» на нее, но пара потопов у соседей поумерили пыл.

Я рассмеялась от души. Отличная бабушка! Каждому бы полуцвету такую!

- Красивая история.

- Да, - отозвалась Агния грустно. – Так бы и было, если б не мамина смерть. Многие посчитали, что это наказание за нарушенные правила. Но я точно знаю, что папа ни о чем не жалеет, хоть и тоскует. До сих пор считает, что они с мамой не сделали ничего дурного, полюбив друг друга. Он и имя мне выбрал со смыслом. Агния значит – невинная. В сочетании с фамилией звучит странно, но папа говорит: одно оттеняет другое.

- А бабушка? Вы так и живете с ней?

- Ага. Они с папой иногда ругаются, спорят до посинения. Но я думаю, это своего рода игра. Такое у них развлечение…

Агния притихла, погрузившись в воспоминания о доме, а я смотрела в потолок, словно там одна за другой сменялись увлекательные  картины вместо света молний. Сердце кольнула зависть. Да, история у огневички грустная. Но такая настоящая! Мать и отец Агнии любили друг друга. Остались вместе вопреки всему. Это вам не безрассудство на карнавале. И даже не любовь богача и служанки, закончившаяся законным браком, как у родителей Лиана.

Интересно, мой отец захотел бы познакомиться, знай о существовании  дочери-полуцвета? Решился бы принять участие в моей жизни? Я ведь темная, как он. Или же мое существование, как и сходство с ним, стали бы оплеухой? Наверняка, он давным-давно женился на себе подобной магине, и у них родились полноценные дети. Кто знает, вдруг в Гвендарлин учится мой брат или сестра?



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 30.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться