Гвендарлин. Звезда востока

Глава 3. Леди Барбара

Прощание прошло отвратительно. В прошлый раз, покидая маму с теткой, я с трудом сдерживала слёзы. А сейчас жаждала поскорее сесть в сани Элиаса и под скрип снега под полозьями забыть, что на свете существует поселок Бирюзовый. Желание сбежать не значило, что я перестала бояться злых духов Гвендарлин. Однако сегодняшним утром четко осознала, что дом окончательно перестал быть домом.

Дот вела себя сдержанно. Сухо поинтересовалась, не забыла ли я чего, и не произнесла больше ни слова. Мама ходила с беспечной улыбкой, будто не с единственной дочерью расставалась, а выпроваживала надоевших гостей. Мы так и не поговорили толком. Она пыталась пару раз, но я устраивала бунт, и пропасть между нами росла.

Лишь на пороге мама не выдержала и обняла меня.

- Лил, прошу, будь благоразумна, - прошептала она. – Этот юноша из темных…

- Мам! – взвыла я, не хуже раненного зверя. – Прекрати!

- Но есть же другие! Из вашего сектора. Мальчик, что цветы в целительский блок носил. Он ровня, а тот… тот…

Мама замолчала, встретившись с моим огнеопасным взглядом. Я и так чувствовала себя отвратительно из-за Ульриха. В последний раз мы виделись неделю назад на парадном крыльце замка Ван-се-Росса. На следующий день семейство Бернарду вернулось восвояси, и я понятия не имела, что ждет меня в колледже. Готов ли полуведьмак общаться со мной у всех на виду. Или сделает вид перед полноценными, что мы не знакомы

- Ульрих – не Свен, как ты не поймешь, - проговорила я с надрывом. - И мы не жениться собираемся, а просто… просто…. Я не делаю ничего предосудительного.

- Лил…

- Хватит, - я выставила ладони вперед. – Давай закончим разговор. Я не хочу ссориться. Тем более, перед отъездом. Я буду благоразумна. Но не требуй от меня того, что я не выполню. Не заставляй врать.

Я поняла, что маму ответ не устроил. Услышала, как негодующе фыркнула Дот. Но махнула рукой и выскочила из дома. К демонам всё и всех!

Возле крыльца поджидали слуги Ван-се-Росса, чтобы погрузить мой дорожный сундук. Взглянув на них мельком, я прошагала к крытым саням и плюхнулась на мягкое сидение рядом с младшим герцогом. Он подозрительно покосился на хмурое лицо, но ничего не сказал. Привычно уткнулся в книгу.

Погода стояла отличная. Солнечная и в меру морозная. Из окна саней простирался великолепный вид на укутанные свежими сугробами поселки, поля и лес. Нетронутый снег переливался, искрился всеми цветами радуги. Но любоваться не получалось. В душе клокотал гнев. Я ненавидела себя. Свою неполноценность. Сильнее, чем раньше. Никогда не забуду, как смотрели на меня родители Ульриха до того, как поняли, что перед ними полуцвет. Они сочли меня достойной компанией сыну. Гостья герцогини, темная. А не какой-то там сломанный ублюдок.

Но потом всё изменилось. Всё. И навсегда.

- В твоем молчании столько тьмы, что в дрожь бросает, - заговорил Элиас на исходе первого часа пути, захлопывая толстую книгу.

- Я темная, мне положено, - съязвила я. Но не удержалась и призналась. – Мама не хочет, чтобы я общалась с Ульрихом.

Младший герцог не удивился.

- В этом есть резон, - неожиданно изрек он. – Ульрих – полноценный маг и…

- Не тебе судить, - перебила я, выплескивая плохое настроение на герцогского сыночка. – На себя посмотри. У нас хоть цвета друг другу не противоречат. А вы с Рашель Фаули несовместимы.

Обычно бледные щеки Элиаса опасно порозовели, но он справился с эмоциями

- Мы и не встречаемся.

- Пока не встречаетесь.

Глаза стального цвета заблестели кристаллами льда.

- Не переходи черту, Лилит, - посоветовал младший герцог жестко.

- А ты не лезь. Без тебя знаю, кто Ульрих, а кто я такая, что падать дальше не…

Узел в груди развязался, будто по волшебству. В голове просветлело, тело вот-вот взлетит, пробив крышу саней. Увы, остальные испытали совершенно иные ощущения. Элиас успел закрыться от магического выброса, но всё равно закашлялся до хрипоты. Кучер и оба слуги истошно завопили, лошади испуганно заржали и остановились.

- Десять баллов, Лилит, - пробормотал младший герцог, вытирая рукавом заслезившиеся глаза, и вылез из саней.

Я высунулась, было, за ним, но юркнула назад. Один из слуг – рослый парень, который запросто бы в одиночку поднял лошадь – сидел по пояс в сугробе и таращился на нас, будто выпавший из гнезда птенец. На щеках красовалась сажа, а волосы… волосы стояли дыбом. В буквальном смысле. Еще и пеплом покрылись.

Нет, я не могла на это смотреть. Вот уж точно – молодец, Лилит!

- Эй, ты живой? – послышался голос Элиаса снаружи. – Вставай. Ну же, поднимайся!

Однако прошло еще минут десять, прежде чем господин привел пострадавших в порядок с помощью увещеваний и вспомогательной магии. Но если контуженным моим выбросом слугам постепенно полегчало, на лошадей не действовали ни уговоры, ни чары. Две пары гнедых встали намертво.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 23.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться