Гвоздика, корица и щепотка любви

Размер шрифта: - +

Глава 8 – Ревность хуже травмата

Он

 

К концу следующей недели моя квартира была вся усыпана цветами. Сказать, что меня это напрягало – это не сказать ничего. Каждый день Егор или вваливался сам с охапкой цветов или присылал букет с курьером.

Эти цветы малым диверсионным отрядом из лилий пробрались даже в мой кабинет. Добрая душа – шеф, украсила ими мой стол, даже не подозревая какая для меня это пытка. Даже не знаю, что хуже: их удушливый аромат или тот факт, что это цветы, подаренные не мною.

Шеф краснела как рак и смущалась, но знаки внимания все же принимала. А мне оставалось только скрежетать зубами, пока никто не видит. У меня был шанс, и я им не воспользовался. Да черт возьми, у меня была тысяча шансов и я все упустил, дав добро другу на эти отношения. И теперь прекрасную улыбку Марьяны мне приходилось делить со своим другом, который стал у нас частым гостем.

Буквы предательски разбегались и не желали складываться в предложения. Поняв, что читаю одну и ту же строчку договора я захлопнул папку с бумагами. Это бессмысленно сейчас, нужно переключить свое внимание на что-нибудь другое. Взгляд невольно зацепила за лилии – подарок Егора. Точно, подарок.

У Мары совсем скоро будет день рожденья. Обычно я отделывался премией к празднику для всех своих сотрудников, но Мара принесла в мой дом уют и выбрать подарок самому – это самая малость, что я мог бы для нее сделать. Она заслуживает чего-то большего, чем банальщина из разряда дорогого парфюма и охапки цветов, но я также прекрасно отдавал себе отчет, что дорогостоящий подарок будет также неуместен и она его и вовсе не примет. За те полгода, что она работала на меня, я успел немного узнать ее и понять, что она не похожа ни на одну из тех женщин, что мне доводилось встречать прежде.

Не будучи до последнего уверенным в своем решении, я поехал в торговый центр неподалеку, надеясь на удачу, что сумею сориентироваться с выбором на месте. На примете были разные приспособления для кухни, или кулинарные книги, что-то связанное с ее хобби, но мое мнение на этот счет кардинально поменялось, когда я случайно оказался напротив витрины с винтажными безделушками и украшениями.

Это был небольшой ювелирный магазин, куда я в принципе изначально заходить не собирался, так как ни разу не видел на Маре украшений и даже не был уверен, а проколоты ли у нее уши. Удивительно, что я ни разу не обратил на это внимание, но это так.

Мой выбор пал на латунную подвеску для хранения фотографии в виде ключика, причем верхняя его часть была выполнена в виде маленького женского личика в обрамлении густой копны волос, а в описании значилось «Ключ лесной феи». В основании ключа было вставлено зеленое ювелирное стекло и такими же маленькими камушками были инкрустированы волосы феи, придавая им зеленый оттенок – как у Мары в день нашего знакомства. Но и на этом сюрпризы подвески не ограничились, чего я собственно не ожидал. Оказалось, что в комплект к этому ключику нужен был еще один. Только маленький невзрачный ключик на браслете из оксидированной латуни мог открыть подвеску, а без него это был просто кулон. Такого чуда мне раньше точно не приходилось видеть. Но и добраться до сути нашей именинницы не так-то просто.

Уже в машине меня догнала невеселая мысль, что Мара будет носить этот подарок, этот ключ на своей груди – теперь ключ от моего сердца будет у нее.

 

Она

 

Я уже давно не отмечала свои дни рожденья и этот день не должен был становиться чем-то из ряда вон выходящим. Но сегодня с самого утра оказалась заваленной подарками, лишь один из которых был мне ценнее всех. Прямо за нашим традиционным совместным завтраком мой босс произнес за меня кофейный тост и вручил мне маленькую коробочку, перевязанную зеленой атласной лентой.

Мы вместе посмеялись над нашей первой встречей и теми недоразумениями, что остались позади, после чего Владислав Сергеевич помог мне разобраться с хитрой конструкцией подвески и сам застегнул ее на моей шее и браслет на запястье.

- Спасибо, - еще раз проговорила я, смущаясь от его прикосновений к своей шее и рукам. От последнего стало неловко, особенно от дурацкой мысли как сильно мои руки отличаются от нежных пальчиков столичных красавиц, и я поспешила перевести тему разговора – Я испекла ваши любимые булочки с корицей.

- Ты меня балуешь, - улыбнулся мне в ответ босс. – Я скоро в двери входить не буду с таким питанием. Лучше положи мне их с собой.

Я подошла к выпечке, разложенной рядом на столе, выбирая из булочек самые румяные, отмечая про себя, что фигуре Владислава Сергеевича еще далеко до того момента, когда он перестанет входить в двери.

- От тебя всегда пахнет корицей, - услышала я и порадовалась, что стою к боссу спиной: мне кажется, у меня даже уши покраснели.

- Мне нравится корица и ее запах. Моя мама была кондитером. Когда-то у нас даже была своя пекарня и я очень любила ей там помогать.

- Я даже не знал об этом. А что случилось с пекарней? – с интересом спросил он, смотря прямо мне в глаза.

- Мама заболела. Ее пришлось продать, - я старалась, чтобы мой голос не дрожал, но выдержать его взгляд было выше моих сил.

Нам пришлось много чего продать, но ничего из этого не помогло спасти мою маму. Добрую, милую и любимую… Мы вместе мечтали, как однажды я буду работать вместе с ней в пекарне или еще лучше – мы откроем свое кафе, где будем готовить вместе. Она верила в меня и говорила, что я очень талантлива. Я пообещала ей, что обязательно исполню нашу с ней мечту. Но рассказывать об этом было слишком тяжело, и этот мужчина стал первым, кого я впустила в эту тайную комнату своей души и памяти.



Анна Милок

Отредактировано: 02.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться