Гвоздика, корица и щепотка любви

Размер шрифта: - +

Глава 11 – Последний мост

Она

 

Находясь в аэропорту Шереметьево меня преследовало ощущение, что я маленькая песчинка в большом океане людской толпы. Или даже не так. Я маленькая пчелка в огромном гудящем улье. Вот только я неправильная пчелка. Пока остальные, правильные, спешат по делам и снуют туда-сюда, я сижу в зале ожидания и честно говоря, мало понимаю почему я здесь.

По правую руку от меня сидит Егор и беззаботно пьет латте, поглядывая на табло с рейсами и временем отправления. Он - единственная причина, почему я еще сижу здесь, а не прохожу металлическую арку где-нибудь ближе к выходу. Злость спала на ноль, состояние аффекта прошло, но выброшенных слов уже не воротишь. Я дала обещание, и я должна его сдержать. Хотя бы потому что иначе не буду себя уважать. И потому что мама всегда говорила, что начатое нужно доводить до конца.

Жаль, эта решимость не пришла ко мне раньше. Ведь одно, как минимум, незавершенное дело осталось в Москве. Я не нашла в себе силы поговорить с боссом. Как мне ему объяснить свою реакцию, свой побег? Признаться, что влюблена в него? Но я боюсь. Боюсь услышать не отказ, а жалость в его голосе или сожаление, вину.

Егор, с виду умный мужчина, а значит, если и понял, что я согласилась на поездку не из-за резко вспыхнувших чувств к нему, то виду не подал. На что он надеется? Что наверстает все во Франции, охмурит, обольстит или влюбит? Я не давала ему ни обещаний, ни надежды, но и это не давало мне права пользоваться его добротой. И, какой прок врать самой себе, использовать его. Хотя бы в качестве волшебной панацеи от влияния моего босса.

Раз за разом внушала себе мысль, что все это исключительно деловая поездка и с романтическим флером не имеет ничего общего. Егору нужна помощница при деловых встречах, знающая язык. И я вполне вписалась в нехитрые требования к должности. Я всего лишь буду сопровождать его, помогать разгребать текучку, отвечать на звонки, если он занят и иногда выполнять функции переводчика. На прогулки под луной (или фонарями) по Елисейским полям время вряд ли останется, но я этому только рада.

Вещи самые необходимые из квартиры Владислава я забрала, так и не встретившись с ним. Хотелось ли мне увидеться с ним? Безумно. Боялась ли я этой встречи? Еще сильней.

Я разглядывала людей вокруг: провожающих и встречающих, счастливых и грустных, влюбленных. И мне стало отчаянно жаль, что мы так и не попрощались, и что он не увидит, как я улетаю с Егором. “Вот она я, и я нужна кому-то, он видит во мне красивую женщину”, нашептывала как мантру, почти гипнотизируя экран телефона.

И хоть в моем роду не было замечено ничего сверхъестественного, экран призывно засветился, отображая входящий вызов.

Я почти подскочила от неожиданности на стуле. Отошла в сторону, ближе к огромным окнам и приняла вызов.

- Да, Владислав Сергеевич.

 

Он

 

Я стоял у окна, отодвинув тяжелую портьеру, и абсолютно не боялся быть увиденным. Голова все еще гудела от похмелья, мысли ворочались в голове медленно, как тяжелые валуны, и неумолимо подталкивали к осознанию, что это полный аут.

Сейчас я уже жалею о том, что вчера дорвался до бара и накидался там больше, чем следовало бы. Жалел, что решил отложить разговор с Марьяной на утро, вспоминая слова своего отца, что с любой мыслью надо переспать. И вот стоило мне решиться на серьезный шаг – попробовать завести серьезные отношения – как единственная девушка, которую мне хотелось бы видеть рядом постоянно, сбегает. И не просто сбегает, а вылетает как ошпаренная, не давая возможности ничего сказать, садится в машину к моему другу и уезжает с ним.

Может обоюдная взаимность лишь плод моего воображения? Ну что ж, пусть перебесится, вернется – вот тогда и поговорим.



Анна Милок

Отредактировано: 02.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться