Гвоздика, корица и щепотка любви

Размер шрифта: - +

Глава 17 – Одна в поле

Она

 

Голова гудела как колокол. Нет, я не чувствовала боли благодаря обезболивающим, но и места себе не находила. Целый день лежа на кровати, разглядывая белый потолок палаты, в полной тишине от чего казалось, что слышно даже как кровь несется по венам и артериям и именно из-за нее такой шум в ушах. Несколько раз в день заглядывала медсестра Габи, дважды приходила на обход доктор. И больше никого.

Мне не нужны были толпы посетителей, я обошлась бы и без авоськи с апельсинами. Но тот единственный, кто казалось бы, должен быть здесь – его не было. До последней минуты часов приема посетителей я поглядывала на входную дверь, ждала и на следующий день. Разве я что-то сделала не так? Или ему не нужна такая забинтованная мумия? А вдруг там под бинтами какие-то шрамы и я теперь уродина? И тогда он не приходит именно поэтому. Или он со своей невестой и до временной утехи уже нет дела. Тогда зачем он приехал ко мне? Зачем вообще приезжал? Каждый день поездом туда и обратно, из Франкфурта в Париж, из Парижа во Франкфурт, лишь чтобы погулять с бывшей подчиненной? Какая чушь.

Едва услышав за завтраком новость о помолвке, я впала в ступор и апатию. Весь день прошел на автопилоте. Автопилот – робот, выполняющий все поручения, но не запрограммированный отвечать на звонки. Не хотела его даже слышать, не была к этому готова. А позорно разрыдаться в трубку – не про нашу честь.

На следующий день меня охватила ярость. Какого черта он о себе возомнил? Рвала и метала, чувствуя себя просто использованной жилеткой. Или подстилкой, что в разы хуже. От злобы едва хватило сил порадоваться за нового босса. Егора переводили на новую должность в европейском отделе, и он оставался в Париже на неопределенное время. Так что в Москву мне предстояло возвращаться одной. Я ждала даты вылета как манны небесной, казалось еще чуть-чуть и я начну задыхаться в этом гостиничном номере. За идею перебраться на один день в апартаменты, выделенные Егору компанией, ухватилась как утопающий за соломинку. Плевать, кто и что может подумать, за свою поруганную честь я совсем не боялась. Над ней, будем считать так, уже надругались.

С новым рассветом пришло и смирение. Он так не мог поступить, что-то не сходится, нет смысла. Соглашалась поужинать с Егором и отметить его повышение скорее на автомате, мыслями была совсем далеко. Нам надо поговорить, нам надо встретиться. Даже если это все правда, я должна узнать от него самого.

Мне не было никакого дела до торжественной обстановки мишленовского ресторана. Вместо того, чтобы крутить головой по сторонам, я думала, что сказать, как попросить приехать, с чего начать разговор. Вежливая улыбка будто приклеилась к моему лицу. Портить Егору праздник своими душевными терзаниями я не имею права.

- Марьяша, должен тебе признаться, - меня даже передернуло от такого обращения ко мне, - но твой вылет я отменил.

- Как? – моему удивлению, казалось, не было предела.

- Ты мне здорово помогала все это время. Знаю, мы с тобой не договаривались о какой-либо оплате в виду поездки, но с моей стороны было бы свинством не отблагодарить тебя.

Егор вытащил из внутреннего кармана небольшой конверт и достал из него сертификат-приглашение. Однодневный мастер-класс по кондитерскому делу в парижской школе Кордон Блю. Мастер-класс не моей мечты, но все-таки это Кордон Блю и дареной лошади в пасть не заглядывают.

- Я взял на себя смелость записать тебя на курсы бакалавриата. Если тебе там понравится, ты сможешь остаться на обучение. Ну а если нет, то никогда не поздно от этого отказаться.

- Спасибо, - я благодарно улыбнулась мужчине. – Самой мне бы смелости не хватило.

Выпив бокал шампанского за наши будущие успехи, я неуверенно повернула голову влево. Пустые проходы, и из посетителей никто на нас даже не смотрит. Наверное, просто показалось. Только показавшийся из своего рабочего закутка управляющий отчитывает метрдотеля. Он, конечно, не размахивал руками, не повышал голос, и что-то говорил ему с милой улыбкой. Но меня этим было не обмануть. В ресторациях высокого класса по-другому и быть не может. Тебя здесь будут отчитывать с елейной улыбкой и тихим шепотом, чтобы, ни дай Бог, никто из клиентов не прознал, что что-то могло пойти не так.

Едва дождавшись окончания нашего «банкета», схватилась за свой телефон. Гипнотизируя дисплей добрых пять минут, все-таки решилась и набрала Владу сообщение.

«Нам надо поговорить.»

Я сидела на софе и затаила дыхание, отсчитывая секунды до его ответа, и с каждой следующей мое волнение все возрастало.

«Адрес?»

А чего я ждала? Что он напишет что-то милое или признается мне в любви до гроба? Для этого, наверное, не стоило играть в партизана двое суток. Но раз он спрашивает адрес, значит сейчас и сам в Париже, и мы можем увидеться. А это намного лучше, чем выяснение отношений по телефону. Дрожащими пальцами набрала адрес апартаментов, надеясь, что скоро получу ответы на свои вопросы.

Но вместо этого Влад добавил мне новых. Выпивший, дерзкий, вместе с этим он вел себя так, будто обижен на весь свет и меня в частности. Можно подумать, это у меня пассия в другом городе, а не у него. Будучи инициатором этой встречи, теперь я снова играла в молчанку. Наверное, впервые я не знала, как с ним заговорить.



Анна Милок

Отредактировано: 02.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться