H.I.V.E. Пилат

Размер шрифта: - +

Глава 10.

- Он видел, знает Настеньку… Фотографию её носит… А что, нормальный парень – здоровенному элитнику, недрогнувшей рукой, в упор, гранату в голову закатил! Он ехал от Настеньки или к ней? – рассуждал сам с собой шёпотом Пилат, одновременно снимая с парня комбинезон, который он уже где-то, на ком-то видел.. - Так, открытых переломов вроде нет… Тише, тише, - прошептал он парню, застонавшему от его прикосновений. Больше, не трогая парня, визуально определил отсутствие открытого кровотечения. Кровь ртом и носом идти перестала сразу же после принятия жемчужины. Обтерев грязь с парня мокрым полотенцем, Пилат прислушался к его дыханию – тяжёлое и неравномерное.

- Плохо, плохо. Знахарь нужен! – Потом хлопнул себя по лбу - горох нужно в уксусе развести, читал же в книжке!

Разыскал в буфете, в задней избе, уксусную эссенцию, налил ее в две 80 мл. рюмки и бросил в каждую по горошине. Дожидаясь, когда горошины растворятся, стал осматривать дом в поисках, чем развести концентрированный раствор. На глаза попалась непочатая бутылка водки гордо стоящая за стеклом трюмо, взял – то же нужна будет, но не то. Погреб! Выскочив из дома, пробежал через двор в бревенчатый сарай – «погребицу» по-народному, и, уже там увидел открытый лаз в погреб. Осторожно спустившись по лесенке в кромешную темноту погреба, стал ощупывать полки с разнокалиберными стеклянными банками, напоролся на ларь с картошкой. Потом, развернувшись к лесенке, нащупал за ней стеклянную стопку с огарком свечи и рядом коробок спичек. Зажег свечку.

- Ба, добра-то сколько. Айда пасечник. Спасибо дед…

На полках, в банках стояли варенья, соленья, салаты, приправы, соленное свиное сало, домашняя тушенка, мед и, конечно несколько видов компота. Кроме того, отдельно стояли, подозрительно сияя прозрачностью, несколько банок, при ближайшем осмотре оказавшиеся самогоном… Пилат вытащил банку вишневого и смородинового компота, банку меда, тушенки и, не удержавшись, самогон.

Вернувшись в дом с этим богатством, Пилат развел концентрированный раствор гороха, из первой рюмки литром вишневого компота, а из второй – литром смородинового компота. Процедил раствор через несколько слоев найденной в кухонном столе марле в разные литровые банки. Попробовал сам, выпив по полстакана вишневого и смородинового – вкусно, чуть привкус есть, но на фоне натурального компота – ерунда. Налив полный стакан смородинового, вернулся к парню, и, приподнимая ему голову, стал сначала чайной ложкой, потом столовой вливать ему в рот целебный компот. Залил сначала один, потом второй стакан, причем парню, как показалось Пилату, жидкость понравилась.

Потом Пилат из споранов, водки, самогона и компотов изготовил по одному литру три разных живчика. Самый противный залил себе в походную фляжку, а послаще отнес к кровати больного, сразу дав ему три столовых ложки – тот охотно проглотил.

Потом добравшись до бани в огороде, в оставшейся там холодной воде выстирал свой комуфляж и помыл берцы и сполоснулся сам. Развесив одежду и обувь сушиться во дворе, снова скормил пару ложек живца больному…

Умаявшись, Пилат сел за стол, открыл банку тушенки, налил себе самогонки. Потом достал и прислонил к сахарнице фотографию дочки и заговорил с ней:

- Парня надо тащить к знахарю, на какой-нибудь тележке, ночью, мимо фермы, меж холмов, по проселочной дороге к базе Вольта. За ночь должен управиться… Доставлю я тебе твоего жениха, пусть не в целостности, в относительной сохранности…

Пилат поднял стакан, усмехнулся, одновременно смахивая слезу…. А потом вскочил как ужаленный, уронив стакан на пол:

- Бог мой, а если она с ним ехала!?

Сердце упало в пятки, поднялось, бешено заколотилось, обдало жаром. Схватив электромагнитную винтовку, он, как был в старом спортивном костюме с отвисшими коленками, вылетел из дома и со двора, на ходу прилаживая ремень с пистолетом, ножом и клевцом. Прежним путем, пригнувшись, пробежал соседский огород к тому месту, откуда недавно наблюдал за элитником. Американский бронеавтомобиль, который пнул элитник, горел вместе с бревенчатым домом, в который он уткнулся. Около того места, где элитник передней лапой шарил по салону этого броневика, валялись догорающие фрагменты рамы с колесами и кузова второго броневика, который элитник закинул сюда из другого двора, где на него пытались устроить засаду.

Пилат, как мог тише выломал пару досок из забора и, держа наготове электромагнитную винтовку, пошел, осматривая местность. В намешанной грязи полно гильз разных калибров, четыре трубы от «мухи», еще какой-то реактивный гранатомет на свалившейся треноге.

– Вроде даже целый, но мне его не поднять, - подумал Пилат. Кругом лужи, потеки крови. Согнутая, с разбитым прикладом снайперская винтовка, рядом еще два автомата Калашникова вообще сломанные на две части. Видимо, монстры очень не любят эти железки, причиняющие им боль. Из большой вмятины в сырой земле торчат вверх и в бок две ступни в армейских ботинках. Хотел было проверить не человека ли завалило, но подойдя ближе, понял – оторванные. Стал подходить к бронеавтомобилю, протаранившему деревянный дом и горевшему вместе с ним. Но чем ближе, тем не терпимей становился жар. Когда послышались резкие хлопки лопающейся от жара шиферной крыши, Пилат остановился – в Хамви и рядом живых быть не может… Посмотрел по сторонам, даже несколько раз крикнул вполголоса: «Есть кто живой?!»



Влад Мирович

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться