H.I.V.E. Пилат

Размер шрифта: - +

Часть первая.

 

Глава 1.

Футуристично выглядевший броневик резко рванул в сторону выезда из города. За ним также резко, с юзом развернувшись, в сторону выезда из города рванула вторая машина – необычного вида внедорожник с наваренными на кузов какими-то рамами и шипами. «Безумный Макс какой-то» - подумал Дмитрий. На крышах обеих машин маячили пулеметы. Но Дмитрий, все еще не воспринимая реальность происходящего, не испугался внешнего вида машин. В мозгу била тяжелой кувалдой мысль: «Их нельзя упустить! А там будь, что будет!» Утопив педаль газа до полика, он бросил свой кроссовер вдогонку быстро набиравшим скорость машинам.

Школа, от которой они отъехали, находилась на окраине города и поэтому через квартал они были уже на выезде из него. Броневики, как окрестил их Дмитрий, неслись по осевой линии, нисколько не беспокоясь о проблемах встречных и попутных водителей, которые, видя такие дерзкие чудовища на дороге, сами съезжали на обочины. Две-три машины, при этом скатились в кювет, а Тайоту Лэндкрузер, не пожелавшую уступать дорогу в попутном направлении, передний броневик просто снес с дороги, отчего та, развернувшись, припечатался о столб. Все это Дмитрий отмечал краем сознания, продолжая выжимать из своей машину всю скорость, на которую та была способна – расстояние до броневиков не увеличивалось, но и не уменьшалось. «Тигр или Хаммер, хрен их знает, но штуки реально здоровые и несутся как спортивные машины» - подумал он: «А если начнут стрелять?» Но в это почем-то не верилось. «Да что в конце-концов происходит-то? Нельзя их упускать, потом никогда себе не простишь, что не сделал все, что мог!» Руки крепче вцепились в руль, а нога на педали газа уперлась в пол. Выезд из города, подъем. Еще одна встречная машина, отчаянно сигналя, улетела в кювет. На несколько секунд удалявшиеся броневики скрылись за бугром подъема, за которым начинался резкий спуск, а дальше мост через небольшую речушку. Вылетев на вершину холма, Дмитрий не увидел броневики. «Чёрт, они что успели проскочить мост?» И, до этого рефлекторно поднявшаяся с педали газа нога, вновь утопила педаль до полика. Вот-вот въезд на мост. Взгляд вправо, на что-то мелькнувшее в воздухе. Что-то серебристое, толи диск-блюдце, толи приплюснутый самолет – отметило сознание, пикирует на движущийся в облаке пыли по грунтовой дороге второй броневик. Вспышка выпускаемой ракеты, быстро мелькающие огоньки пулеметных выстрелов, взрыв. Взгляд на дорогу – въезд на мост, снова взгляд вправо – столб огня на месте броневика, а выровнявшееся «блюдце», совершенно однозначно выбрав его за новую цель, летит к нему. Под «блюдцем», как в замедленных кадрах, распускается в его сторону цветок выпускаемой ракеты. «Приплыли!» Нога успевает снова надавить на педаль газа, когда перед глазами предстает черное поле, у грани которого мост словно кто-то обрезал. Машина взмыла в воздух, двигатель, которому Дмитрий продолжал давать обороты, бешено взревел. Опять, как когда-то в бывшей в прошлом аварии, пошли кадры замедленной съемки: машина медленно летит на 3 метровой высоте, постепенно кренясь носом вниз, над ее крышей чуть быстрее пролетает ракета и, почему-то не взрываясь, втыкается в черную стеклянную траву. «Почему трава-то черная и как стеклянная?» - последняя мысль, перед тем как нос машины ударился о землю, дальше темнота…

Мучительно вытаскивая свое сознание из небытия, Дмитрий медленно вспоминал то, что предшествовало его погоне за броневиками.

Обычный день в небольшом районном городке. Он, молодой пенсионер правоохранительных органов, мотался по обычным делам на своей почти новой машине, которая являлась предметом его гордости. «О, почти 13 часов, надо ехать в школу за дочкой». Время даже для себя он называл по 24 часовой системе – привычка со службы, до и так реально удобнее, его бесило, когда имея в виду, например, 18 часов, говорили 6 часов. Блин, тогда добавляйте, как американцы по-полудню или полуночи! Выехав на центральную улицу, чтоб потом свернуть с нее в сторону южного выезда из города, он с удивлением обнаружил, что по ней клубясь и постепенно поднимаясь над асфальтом, движется туман. Сам по себе в это время суток, в начале мая туман уже странность, а этот, вдобавок ко всему, какой-то неестественный, быстро поднимается прямо из асфальта. Быстро свернув поглубже на обочину, от греха подальше, он остановился, включив ближний свет фар и противотуманки. Появился кислый запах, похожий на запах от расплавленной паяльником таблетки аспирина. «Чёрт, авария что ли какая? Ни каких химических производств у нас нет. Может грузовик с какой-нибудь гадостью перевернулся?» От запаха становилось дурно, разболелась голова. Туман закрыл весь обзор. На какое-то время повисла тяжелая тишина, затем невысоко над машиной пронеслось несколько разрядов молний. В затылке стала нарастать боль. «Отравился и подохну в машине… Только бы не обделаться – у умирающих расслабляется кишечник, не хочу лежать в морге обгаженным». Смерть в различных проявлениях Дмитрий видел много. Работая следователем прокуратуры, выезжал почти каждый день в лихие 90-е и «стабильные» двухтысячные на разные трупы, поэтому рассуждал об этом в свойственной ему циничной манере. Откуда-то донесся грохот столкнувшихся автомобилей – кому-то не повезло. Радио в машине вместо музыкальной волны стало выдавать шипение с пощёлкиванием. «Ба, да катастрофа-то глобальная!» Туман, стал рассеиваться, отчего Дмитрий издал облегчённый выдох. Запах тоже постепенно пропал. Дмитрий, пытаясь унять головную боль растиранием висков, вышел из машины оглядеться. По краям проезжей части стояли во множестве автомобили, водители которых изумленно озирались по сторонам или робко выходили наружу. На ближайшем перекрестке моргали аварийными огнями два столкнувшихся легковых автомобиля, водители которых неуверенно начинали перебранку. Несколько пешеходов, один из которых, пожилой, сидя на асфальте, заходились нескончаемым кашлем. Почему-то стало сильнее припекать, ветер стал сухим и принес откуда-то пыль, как в астраханской степи, где когда-то Дмитрий бывал. Взглянув на небо, на котором до тумана было облачно, Дмитрий не увидел даже намека на облачность. Абсолютно чистое неестественно синее небо. Сместив взгляд на горизонт в северо-восточном направлении, который из центра города, находившегося на холме, хорошо просматривался, он обомлел – там были не привычные поросшие лесом холмы, начинающиеся сразу за городом, а абсолютно ровная, выгоревшая под жарким солнцем степь. Оглядываясь дальше, он испытал настоящий шок - на север от него, метров через триста, город резко обрывался и асфальт центральной улицы переходил в грунтовую дорогу, петляющую по выжженной степи…



Влад Мирович

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться