И боги горшки обжигают

И боги горшки обжигают

И боги горшки обжигают

 

 

Свист появился сразу после выхода из гипера. По всей вероятности не ус пели сработать датчики защитного экрана, и маленький камень – коих очень много в припланетных зонах, прошил корпус. Хотя это маловероятно, так как экран включается автоматически, и теперь Степке приходилось лазить по кубрику в поисках причины, почему он не сработал. Сервер был в порядке, но в чем-то закавыка, все же была. Отверстие нашли, размером с небольшую горошину, и вывернутыми внутрь краями, оно расположилось за приборной доской. Шумно отсасывая воздух, дырка дала команду на изоляцию отсека. Пока с Витьком устраняли протечку, потеряли двадцать процентов дыхательной смеси.

- Ну что там? – Спросил Степан, - еще сосет?

- Вроде нет, - ответил Витька, прогоняя вдоль внешней стенки подкрашенный газ.

- Ща стопудово кап отдаст концы на ближайшую для устранения, - почесал бороду Степан.

- Нуу, - протянул Витька, - хоть ба с подходящей оболочкой была, не люблю в скафандри лазить.

- Хорошо хоть камень был, - сидя облокотился о перегородку Степка, - или кусок льда, а так прикинь, металлический, все ба тут попортило.

- Ты нашел, почему экран отказал?

- Ищу, - Степка нехотя полез под стеновые мониторы, - ищу, будь она неладна.

 

Судно было полугрузовым, принадлежало миссионерской компании и возило на вновь открытые планеты различные предметы достижений цивилизации, в помощь, при колонизации гуманоидных планет, но при условии что они, то есть гуманоиды, были по развитию на уровень ниже. В обмен щедро таскали различные природные богатства, наживая при этом неплохие капиталы. Степан пришел в компанию по рекомендации друга, прельщенный высоким вознаграждением за труды, перетащил и брата, благо были одной профессии, смотрели за внешней защитой и аппаратурой слежения.

- О, нашел, - раздалось из под приборной доски, - прикинь, тут крысы гнездо свили, проводку подгрызли, кажись, поэтому и отказало.

- Глянь, какая защита работает, - Степка выглянул из-под стола, - обычная или аварийка, и эта, изолятор подай, флакон там в шкафчике.

- Аварийка, - ответил Виктор, пробежав пальцами по клавиатуре, - а флакон какой? У тебя их три.

- С красной полосой, - ответил Степан, протягивая руку.

- Я или слепой, или ничего не вижу, - пробормотал Витька, вытаскивая все три, совершенно одинаковых пузырька, - который из них.

Степка, молча, вылез из-под стола, взял средний, так же молча, полез обратно. Брату, было сложно что либо объяснять, проще ткнуть пальцем. Раскидав провода по задней стенке панели, он сбрызнул каждый быстротвердеющей жидкостью, одновременно прижимая каждый к поверхности для приклейки. Затем осмотрелся вокруг, не найдя ничего подходящего, оторвал кусок рукава и обильно смочив клеящим составом, наложил для верности на законопаченное отверстие.

- Доложи капу, - буркнул Степан, вылезая, - протечка закрыта, причина устранена, можно лететь дальше.

- Поздно, мы на фазе торможения, - Витька кивнул на один из мониторов, - скоро снижаться начнем.

- Тогда готовь скафы, рембригады нет, лазить нам придется.

 

Попеременно включая маневровые и тормозные движки, судно постепенно снижалось, команда осталась довольна результатом анализа, атмосфера была азотно-гелиевая, с двенадцатипроцентным содержанием кислорода. Мало, но дышать можно.

- Млиин, с подсосом лазить придецца, - недовольно пробурчал Витька.

- Да хоть не в скафе, - усмехнулся Степка, - трубку в ноздрю и на малой подаче, кислорода всеж маловато, уставать быстро будешь. Зато смотри, сила тяготы на тридцать процентов ниже, чем дома, скорость вращения медленней в два раза, так ща посчитаем.

Степан уселся за клавиатуру.

- Так, минусуем проценты, выводим формулу центробежки, умножаем на пи… вот, ты будешь на пятнадцать килограмм легче.

Корабль тем временем, снижаясь, скакал по атмосферным слоям, входя в более плотные. Поднимая огромные клубы пыли, опустился на поверхность, зашипела гидравлика, открывая бортовой шлюз. Первыми на поверхность вышли миссионеры, размяться, да подышать свежим воздухом. Судовая система замкнутого цикла, оставляла желать лучшего. После каждого полета команда месяцами не вылезала из бани, вымывая стойкий запах замкнутого пространства.

 

Братья, собрав необходимый инструмент, тоже двинулись к выходу. Снаружи доносились странные звуки, Степка с Витькой переглянулись, выглядывая. Миссионеры ржали, катаясь по поверхности.

- Эй… ку-ку… хи-хи-хи, - раздавалось снаружи, - че рты открыли, выходите, - окликнули их неестественным, кукольным голосом.

- Че это с ними? – Спросил Витька голосом героя какого-то мультика.

Степан заржал.

- Ты себя слышал, ха-ха, я тебя теперь мультом звать буду, ха-ах, - закатился Степка.

Витька, услышав голос брата, то же схватился за живот.

- А я эт, ха-ха, сначала не понял, ха-ха… а почему? – Сползая по стене, спросил он.

- Большое содержание гелия, - успокаиваясь, ответил Степан, - это из-за него меняется голос.

- Все, хватит, поржали, - сказал Степан, поправляя клипсу, держащую кислородную трубку на ноздре, - пошли, работать надо.

 

На поиски отверстия ушло больше суток, капитан уже начал крыть матом, причем ни разу не повторившись. С трудом вычислив расположение, наложили реструктуризирующую аппаратуру, сели отдохнуть пока шло заживление. Расположившись на верхней точке кормового отсека, Витек, показывая куда-то в сторону, вдруг закричал.

- Смотри, смотри, это кто? И Что они там тащат?

Степан мигом заскочил на корму, посмотрел в том направлении, куда указывал Виктор. Ничего не увидев, обернулся.

- У тебя что? Глюк словил, че ли?



Славянин Казак

Отредактировано: 30.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться