… и дольше жизни длится… (?) Миры и Судьбы . Мир № 5

Размер шрифта: - +

Глава восьмая.

Серый город, словно вырубленный в скалах, встретил молодую семью штормовым ветром и дождем.

Надя никогда не была на море. Она выросла и прожила всю жизнь в степях Таврии. Обожала речку, что протекала вблизи хутора, и странное студеное «бездонное», как называли его в селе, озеро. Этих «водоёмов» девушке было вполне достаточно, к морю, которое было не так уж и далеко отцовского хутора, ее не тянуло никогда.

Едва Надя, заботливо поддерживаемая мужем, вышла из автобуса, как резкий, холодный, солёный морской ветер ударил в лицо, рванул полы легкого плащика.

- Здесь всегда так ветрено и холодно? – Надя прижалась к мужу.

- Ну что ты, - улыбнулся жене Саша: - Еще будут теплые дни, ведь только-только начался сентябрь. А ветры – да. Веры здесь постоянно. Идем. Вон наш автобус подошел. Нам нужно ехать.

- Как ехать? Куда? Я думала, что мы уже добрались.

- Еще совсем немного осталось. Полчаса – и будем на месте.

Автобус, немного пропетляв по городу, «нырнул»(?) в узкий проход межу нависшими с обеих сторон, скалами, и тут же из него выбрался. Совсем ненадолго перед глазами пассажиров открылась Балаклавская бухта, где базировался корабль Александра.

Автобус тут же свернул в сторону и помчал к автостанции.

- Мы сейчас пойдем к моему товарищу. Он с женой снимает флигель у одной семьи. Подождешь меня там немного. Мне нужно на корабль. Отпуск сегодня закончился, скажу, что я уже на месте и вернусь к тебе. Потом решим вопрос с жильем. Хорошо? Не будешь скучать без меня?- Александр, стараясь скрыть волнение, заглядывал в глаза своей молодой жене.

Надежда улыбнулась мужу:

- Конечно, подожду. Конечно, буду скучать.

Через полчаса, после быстрого представления женщин друг другу, за Александром захлопнулась дверь флигеля.

Женщины остались одни.

- Вот уж не думала, что Сашка из отпуска с женой вернется, - хохотнула хозяйка дома: - Уж так я его за свою товарку сватала, думала – все у них садится, а оно вон чего получилось. Быстро же ты друга нашего окрутила.

Надежда смотрела на свою «собеседницу». Молчала.

Да и что она могла сказать? Что никого она не «окручивала»? Что так распорядилась Судьба? Каждая ее фраза, каждое слово, выглядело бы как попытка оправдаться. А оправдываться Наде было не за что. Да и не собиралась она «выворачивать душу» перед незнакомкой, которой она, судя по всему, не понравилась. Так, терпит ее присутствие, потому что Саша попросил.

- Что молчишь, хохлушка? «Ваши», вроде, поболтливее будут.

- Какие «наши»? Ты кого имеешь ввиду?- Надежда наконец-то решила ответить.

- Ну «ваши». Из Города у Моря. Сашка ведь оттуда тебя привез?

- Нет. Не оттуда, - Надежда снова посмотрела в окно, подумала: «Когда же Саша вернется? Сил нет слушать эту любопытную бабенку».

- Что ты молчишь, как в рот воды набрала? Каждое слово клещами нужно вытаскивать, - не унималась хозяйка.

- А ты не вытаскивай, - вздохнула Надя, не понимая, чего хочет от нее эта женщина, с какой стати прицепилась, как банный лист.

- Ну и молчи себе на здоровье. А мне обед готовить нужно, - хозяйка поднялась и вышла в кухню, громко и, словно обиженно, хлопнув дверью.

Александр вернулся только через три часа. Все это время Надя так и просидела на стуле с чемоданчиком у ног.

- Заждалась? Прости, что задержался. Сейчас пойду, договорюсь с хозяевами дома, чтобы нам комнату сдали. Вроде есть у них свободная.

- А в другом доме нельзя? – Надя подняла глаза на мужа. И столько в ее взгляде было даже не просьбы, нет, мольбы, что Саша все понял без объяснений.

- Сейчас узнаю. Еще немного обождать придется.

Домовладелица, которая жила за счет сдачи комнат женатым морякам, подув немного губы от того, что новая семья не желает селиться у нее, все же «сменила гнев на милость» и сказала, что через два дома живет пара стариков. Вроде, недавно был разговор, что они хотят пустить кого-то на постой.

Саша поблагодарил, вернулся к жене, подхватил нетяжелый чемоданчик:

- Идем.

Еще через час Надя развешивала и раскладывала в шкафу свой немудреный гардеробчик.

Пожилая пара, хозяева дома, согласились сдать комнату молодоженам, едва увидев озабоченное лицо Саши и испуганную перспективой ночевки на улице, Наденьку.

А еще через неделю Надя узнала, что корабль Саши уходит в поход. (тавтология! Найти синоним! Споси у мужа!)

Куда и надолго ли? У военных моряков об этом не спрашивают.

- Вот ведь как получилось, - сокрушался Саша: - Только поженились, как оставляю тебя одну. Скучать не будешь? Дождешься?

- Скучать буду. Конечно, дождусь, - Надя улыбалась, но в глазах была печаль от осознания предстоящей разлуки.

- Чем займешься, пока я буду в походе?

- Попробую работу найти. Не привыкла я сидеть, сложа руки.

- С работой для жен моряков здесь трудно. Все по домам сидят. В лучшем случае – детей воспитывают. Может, и мы не станем рождение детишек откладывать? – Саша улыбнулся.

- Не станем,- зарумянилась Наденька: - А там – как Бог даст.

За время первого похода мужа, Надя устроилась на работу в продовольственный магазин. Устроилась не без помощи квартирной хозяйки, за что была благодарна пожилой женщине все годы, что прожила в Городе Русских Моряков.

А вот детишек Бог им дал только через четыре года.

Наденьке было уже двадцать восемь, когда перед очередным походом мужа, она, счастливо плача и смеясь, сообщила Саше, что беременна.

В положенный срок у Надежды и Александра родился сын. Смуглый уже от рождения, темноволосый и синеглазый. То ли цыган, то ли грек - Митя, Митенька.



Рита

Отредактировано: 15.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться