И где я могла его раньше видеть?

Глава 1. Субботник, автобус, остановка, афиша, заблудившийся.

       Безнадёжно вглядываясь в горизонт в ожидании автобуса, который не торопился появиться, я мысленно костерила своего начальника, который законный выходной решил превратить в субботник и мне пришлось сегодня рано утром выбираться из тёплой постели и чесать на другой конец Минска в родной офис.

       Общественный транспорт, естественно, ходил по расписанию выходного дня и я уже минут пятнадцать в гордом одиночестве топталась на остановке. Если не считать таксиста, припарковавшегося в паре метров от меня, но он хотя бы сидел в тёплом салоне машины. Несмотря на то, что апрель уже практически достиг своей середины, по утрам было достаточно прохладно.

       Можно, конечно, было воспользоваться услугами данного такси, однако, к сожалению, на данный момент мои финансы этого не позволяли.

       Поёжившись и в очередной раз глянув на дорогу, но так и не заметив там ожидаемого автобуса, от нечего делать подошла к столбу с афишами.

       — Так-с, чё тут у нас, большой весенний концерт участников шоу «Хочу к Меладзе!», — прочитала я, с афиши на меня смотрели четыре симпатичных парня с сурово-брутальными взглядами. — Вот если б чуть меньше Фотошопа к данной фотке, любо-дорого посмотреть было бы! — прокомментировала я, разглядывая лица солистов некоего M-Band, затем заскользив взглядом по другим афишам.

       Изучив всю культурную жизнь Минска на ближайший месяц, я снова перевела взгляд на дорогу.

       — Ну ё-маё! Забастовка у них там что ли?! — не сдержалась я.

       Однако моё возмущение ни на что существенно не повлияло, разве что по дороге мимо проехала одинокая иномарка, да из-за угла здания вышел какой-то парень.

       Засунув руки в карманы, он медленно брёл по улице навстречу ко мне, рассеяно глядя по сторонам, и периодически потряхивая головой, таким образом убирая чёлку, падающую на глаза. Окинув его взглядом, отметив худощавую фигуру, узкие джинсы, причёску а-ля Джастин Бибер, потеряла всякий интерес.

       Однако он, заметив меня, широко улыбнулся и двинулся в мою сторону быстрее. Причём его улыбка была такой дружелюбной, что казалось он идёт навстречу знакомому, которого давно не видел. На всякий случай обернулась, но кроме таксиста, продолжавшего листать газету, за мной никого не было.

      — Добрый день, — пока я, обернувшись, пыталась найти, кому адресована лучезарная улыбка, парень успел подойти ко мне.

       -… утро, — на автомате исправила я, — доброе.

       Улыбка юноши стала ещё шире, прибавив привлекательности к его внешности, хотя в целом на внешние данные он мог не жаловаться. Классическими чертами мужской красоты подошедший ко мне парень не обладал, однако было в его внешности что–то такое, что привлекало взгляд и придавало ему обаяния. Дружелюбный взгляд живых карих глаз располагал к своему владельцу. На секунду его лицо показалось мне смутно знакомым, однако я не смогла вспомнить где видела этого парня раньше.

      — А я заблудился! — простодушно сообщил он.

      — Ну, бывает, — не понимая чего он от меня хочет, неуверенно кивнула я.

      — Мы просто вчера вечером приехали, все уставшие, завалились спать. Я рано утром проснулся, все ещё дрыхли, а у меня чего-то сна ни в одном глазу, ну я и пошёл гулять, шёл-шёл и мне казалось, что я знаю, где я, а теперь вот оказывается что нет, — видимо, решил более детально просветить меня парень о своих перипетиях, — кстати, Никита, — с этими словами он протянул мне руку.

       — Марина, — представилась я, пожав руку в ответ, — а насколько ты не знаешь где ты?

      Никита недоумённо посмотрел на меня.

      — Ну город, страна, где находишься, знакомы? — саркастично поинтересовалась я.

      — Вот не надо издеваться, — возмутился Никита, — Минск, Белоруссия!

      Теперь пришла моя очередь хмуриться. Ненавижу, когда Беларусь называют Белоруссией!

      — Или всё-таки нет? — озабоченно спросил он, видимо заметив выражение моего лица.

      — Бе-ла-ру-сь — отчётливо, по слогам произнесла я.

      — Пф-ф-ф, да какая разница! — отмахнулся парень.

      — А ты сам-то откуда будешь?

      -Из России, с белокаменной, — сообщил он, — ну то есть живу сейчас там, а родился в Рязани.

      — Понравится, если я буду твою Россию Москалией называть? — невозмутимо поинтересовалась я.

      Парень смутился: «Наверное не очень».

      — Ну вот и ты постарайся больше название нашей страны не оскорблять, — парень совсем сник, поэтому я решила сменить тему, — так куда ты говоришь вы вчера вечером приехали?

      — В гостиницу, — Никита приободрился.

      — Какую?

      — Так в этом-то и проблема, — воскликнул он, — я не запомнил её названия, и даже улицы на которой она находится!

      — Прикольно, — усмехнулась я, — ну, а что там рядом было? Может, какой мужик в пиджаке?

       Никита засмеялся:

       — Ага, кто ж его посадит, он же памятник! — процитировал он крылатую фразу из советской комедии. — Да ничего особенного, тем более, вечером же приехали, темно уже было! Машины были…

      — А, ну это существенно меняет дело! — воскликнула я. — У нас в Минске они обычно только в одном месте кучкуются, не то что у вас в Москве, как раз возле гостиницы.

       Никита выпятил нижнюю губу и посмотрел на меня с выражением «забирай свои игрушки и уходи из моей песочницы».

      — Человек в беду попал, а ты издеваешься! Уже второй раз, между прочим! У вас тут в Беларуси, — последнее слово он выделил интонационно, — все такие?

      — Нет, — скромно потупилась я, — это тебе просто повезло! Ладно, вспоминай лучше что за гостиница, какое здание?

       — Обычное, — пожал плечами Никита, — гостиница пафосная такая, где-то в центре. — Он замолчал, видимо, пытаясь вспомнить хотя бы ещё что-нибудь.

       Я в свою очередь тоже задумалась, подгоняя под Никитино «пафосная такая, где-то в центре» подходящую в Минске гостиницу. Как минимум на ум приходило три штуки.

       — А-а-а, вспомнил! — заорал он, что я аж вздрогнула от неожиданности, Никита же, видимо, от избытка чувств, взял меня за плечи, разве что не встряхивал, — там рядом такое строение старое белое было, с башней, а на ней часы большие! Они ещё звонят! Вот! — парень самодовольно посмотрел на меня, продолжая удерживать.

       — Это ратуша городская, невежда, — я спустила весьма довольного собой юношу на землю и вывернулась из его рук. — А твоя гостиница называется «Европа», она расположена на Интернациональной улице.

       — Спасительница, — завопил Никита, сграбастав меня в охапку и сжав в своих объятиях. — Само провидение тебя мне послало!

       — Угу, — сдавленно промямлила я, из-за плеча Никиты заметив наконец появившийся автобус.

       — Ну что, поехали? — неожиданно спросил парень, наконец, выпустив меня из объятий.

      — Куда? — не поняла я, пытаясь бочком-бочком приблизиться к подъехавшему автобусу.

      — А кстати, да, ты куда сейчас?

      — На работу.

      — В субботу? — удивился Никита. — Ну хотя мы тоже вот работаем без выходных.

      — Кто — вы? — уточнила я.

      — Ну мы, с парнями, — Никита неопределённо махнул рукой, другой схватив меня за запястье, — так куда ты, где твоя работа?

      — Зараза, — не сдержалась я, так как он не дал мне сесть в столь долгожданный автобус и тот, не дождавшись пассажирки, благополучно закрыл двери и уехал. Теперь предстояло ещё минут 20 бродить по этой остановке, вследствие чего я опоздаю, а мой начальник мужик суровый и опозданий не любит.

      — Кто зараза? — невинно поинтересовался парень, вместе со мной провожая взглядом автобус.

      — Да есть тут один, — тихо пробормотала я, однако меня услышали.

      — Он что ли? — кивком головы Никита указал на ни о чём не подозревающего таксиста. — Зря ты так, он нам как раз таки может сейчас очень помочь! — с этими словами парень бодро двинулся в сторону автомобиля с шашечками, таща меня за собой, мою руку он так и не соизволил отпустить.

      — Так куда тебе? — в очередной раз повторил свой вопрос Никита, когда мы подошли к машине и таксист заинтересованно опустил стекло.

      — В Зелёный луг, — ответила я.

      — Отлично! Никогда не был в Зелёном луге! — энтузиазм бил у этого парня прям через край, затем он обратился к таксисту. — Доброе утро, нам бы в Зелёный луг!

      — Организуем, — добродушно усмехнулся мужчина, — садитесь!

      — Садись, — повторил Никита и галантно открыл передо мной заднюю дверцу, однако я не спешила принять предложение.

      — Никита, это далеко, и поездка обойдётся недёшево! — тихо произнесла я.

      — Пофиг! — беззаботно отмахнулся парень.- Я же никогда там не был, надо навёрстывать упущенное!

      — Никита, — настойчиво повторила я, не двигаясь с места.

      — Марина, — сурово сдвинув брови, скопировал мою интонацию юноша, — неужели ты думаешь, что парня, который проживает в пафосной «Европе», окна которой, — тут он патетически поднял руки к небу и перешёл на возвышенную интонацию, — выходят на саму городскую ратушу, может смутить счёт за поездку в такси? Давай садись, поехали быстрее, меня там уже обыскались наверное, а ещё ведь надо успеть в Зелёном луге побывать. — С этими словами он практически впихнул меня в салон и сам плюхнулся рядом.

      — А куда конкретнее в Зелёном луге? — уточнил водитель, когда мы тронулись с места.

      — Улица Беды, 48, — назвала я адрес.

      — Беды? — переспросил Никита, удивлённо глядя на меня. — Что это название такое странное?

      — Улица названа в честь Леонида Беды, — просветила я парня.

      — А-а-а-а, — со значением протянул он, — тогда ясно. — Хотя по взгляду было видно, что ничего ему не ясно и кто такой Леонид Беда он понятия не имеет.

      — А кто такой Леонид Беда, кстати? — невинно поинтересовалась я, ехидно глядя в сторону своего нового знакомого.

      — Слушай, ты всегда такая зануда? — скривился Никита, в свою очередь, глядя на меня.

      — Нет, говорю же, это тебе сегодня так повезло, — ухмыльнулась я.

       Никита, скорчив гримасу, промолчал и отвернулся к окну, спустя полминуты неожиданно сообщив:
      — Леонид Беда — военный лётчик, дважды Герой Советского Союза, украинец, хотя, если не ошибаюсь, родился где-то в Казахстане.

      — Не ошибаетесь, — поддержал парня с переднего сиденья таксист.

       Сказать что у меня отвисла челюсть после такой исторической справки, это ничего не сказать, по-моему, грохот её падения был слышен на весь салон.

       — Съела? — озорно улыбнувшись, Никита вновь повернулся ко мне.

      — Засранец, — от избытка возмущения, я несильно хлопнула его по спине.

      — Ай, — от неожиданности подскочил парень, — вот только без рук, пожалуйста!

      — Смотри вон за дорогой, — я кивнула в сторону окна, — а то опять потеряешься.

      Никита послушно уставился в окно. В этот момент мы как раз проезжали по историческому центру Минска, архитектура которого, как правило, никого не могла оставить равнодушным.

      — Ой, а где это мы сейчас едем? — заинтересовался Никита, крутя головой, чтобы одновременно увидеть мелькающий городской пейзаж и из моего окна.

      — Троицкое предместье, — просветила я, — исторический центр Минска, а там дальше, — махнула рукой в сторону окна — Минское замчище.

      — Круто, — выразил восторг парень, — вы молодцы, сохранили исторический центр! В Москве от новостроек в центре плюнуть некуда!

      — Угу, — скептически пробормотала я, — ты сейчас налево посмотри!

      Там находилась многоэтажка, мозолящая глаза всем минчанам и приезжим, тем, что разместилась вплотную к Троицкому предместью и значительно портила своим нелепым видом ландшафт исторического центра.

      — Фу-у-у, — скривился Никита, тем самым выразив своё отношение к данному опусу архитекторов. — Гадость!

      — Согласна, — усмехнулась я.

       Водитель повернул ручку радиоприёмника, по салону разнесся ритмичный речитатив «Она вернётся, по-другому быть не может, нет. Она ведь придаёт моему полумраку свет. Мы столько с ней видали, пошумим и поскандалим. Но мы с одного метала, два ребра одной медали. Я буду ждать, как Одиссей ждал свою Пенелопу Не важно, сколько я люблю, а значит, нету стопа».

       Мне показалось, что Никита непроизвольно вздрогнул, услышав эту песню и осторожно покосился на меня. Я в ответ вопросительно приподняла бровь.

      — «Нету стопа», — вслух повторила я, — интересно это как?

      — Это значит он не остановится, — пояснил Никита и воодушевлённо продолжил, — и будет её ждать пока она его не простит и он вернётся.

      — Откуда у тебя такие глубокие познания о содержании этой песни? — удивилась я.

      — Ну, -неопределённо пожал плечами Никита, — слышал просто много раз.

      — А в чём он накосячил? — продолжала любопытствовать я.

      — Кто? — не понял Никита.

      — Этот парень, у которого «нету стопа», что от него его «Пенелопа» удрапала?

      — Об этом история умалчивает, — загадочно улыбнулся Никита, и в его взгляде заплясали озорные чёртики.

      — А что ты делаешь в Минске? — неожиданно, причём даже для себя самой спросила я.

      — С тобой на такси катаюсь, — беззаботно улыбнувшись, прямо ответил парень.

      — Ага, а ещё по ночам по Минску блуждаешь, — поддела его я.

      — Ничего не по ночам, — «надулся» он, — говорю ж, утро было уже. А в Минске, ну по делам, завтра уеду…

      — В Москву?

      — Не-а, в Гомель.

      — Что это у тебя за тур по городам Беларуси? — удивилась я.

      — Угадала! — всплеснул руками парень и восхищённо посмотрел на меня. — Именно тур! И именно по городам Беларуси!

       — В смысле? — не поняла я.

      Однако ответить Никита не успел, так как мы уже подъехали к моему офису. Никита, естественно не дав мне заплатить таксисту, выпихнул меня из машины и сам вылез следом.

       — Потом всё узнаешь, — подмигнул он мне и опять заграбастал в объятия, — спасибо! — затем он забрался в машину, опустил стекло. — Ещё увидимся! Пошумим и поскандалим! — непонятно к чему произнёс он и задорно тряхнув чёлкой, ещё раз подмигнул.

       Резко стартанув с места, такси скрылось за ближайшим зданием. А у меня, пока я поднималась в офис, с лица не сходила глупая улыбка, а в голове мелькало только два вопроса: во-первых, что это вообще было, а во-вторых, где же я могла видеть этого обаятельного и весёлого парня раньше?



Викторка Россонери

Отредактировано: 23.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться