И где я могла его раньше видеть?

Глава 8. Работа, кафе, опоздун, герберы, сначала десерт, а пицца потом, "заболевший" Артём

— Э-э-э, нет, дорогая подруга, — Катя отстранилась, — даже и не думай мне такие вопросы задавать и перекладывать на мои хрупкие плечи такие решения. Я этих товарищей вообще не знаю и в жизни ни разу не видела! Так что попытка была конечно хорошая — заставить меня поучаствовать в принятии весьма ответственного решения, но прости, Марин, она не удалась.

       Не успела я ничего сказать, как Катя забрала из моих рук телефон:

       — Ложись-ка спать, лучше завтра на свежую голову всё обдумаешь и пообщаетесь! — с этими словами подруга вышла из комнаты и выключила свет. — Спокойной ночи! — раздалось уже откуда-то из прихожей.

       Естественно, наказ Катерины в полной мере выполнить не удалось, улечься-то я улеглась, а вот сна ни в одном глазу не было. Все мысли крутились вокруг Артёма и Никиты и моих дальнейших действий в отношении них. Было ясно, что говорить обоим, что я с ними встречусь по очереди явно неразумно.

       Если скажу Артёму, что Никита возжелал пообщаться с моей скромной персоной и вообще мы довольно-таки активно поддерживаем связь даже на расстоянии, боюсь рэпер это немного неправильно воспримет и вообще исчезнет из моей жизни, не желая мешать другу, к которому он относится как к младшему брату. При этом я уверена, что Никита кроме простой дружеской симпатии, вряд ли что-то испытывает ко мне, поскольку, во-первых, мы не так давно знакомы, а, во-вторых, блин кто я и кто он?! Кроме того, что касается Никиты, он человек сложный и неоднозначный, чтоб докопаться до его сущности наверное понадобится не то что месяцы, а годы постоянного общения.

      А, кстати да, чё-то я тут размечталась, наше знакомство с ребятами конечно немного затянулось, но сомневаюсь, что оно продлится дальше злополучного вторника, после того как они уедут домой, в Россию. А я тут выстраиваю теорию отношений между людьми и разрабатываю целую стратегию поведения. В конце концов, будь что будет, да они мне нравятся, каждый по-своему, да мне хочется встретиться с ними — это главное, а дальше уже что-нибудь да будет! — на этой оптимистичной ноте я всё-таки наконец заснула.

       Понедельник, ну что сказать, он и есть понедельник! Тот самый день когда в человеке просыпаются такие черты характера как упрямство, сила воли, целеустремлённость, а также недюжая ненависть ко всему живому, а также к солнцу — и это всё только на этапе подъёма из кровати!

       Стараясь не разбудить Катю, я выбралась из постели и последовала на кухню поставить чайник. Далее водные процедуры. Завтракая, с нетерпением потянулась к телефону, чтобы подключить его к Интернету. Как только соединение было установлено, мобильник оповестил меня радостной трелью о входящем сообщении в Whatsapp.

       «Ненавижу понедельники! В общем, я спать!» — оповестил меня Никита.

       Причём время, указанное в сообщение, гласило о том, что оно было отправлено буквально 15 минут назад. Настенные часы на кухне показывали 7:45. Гаденькая ухмылочка непроизвольно возникла на моём лице. Надеясь, что парень неосмотрительно не отключил Интернет и звук на телефоне я начала набирать сообщение:

       «Какое спать, а как же «Доброе утро!» сказать?» — две галочки, свидетельствующие о доставке сообщения на телефон абонента меня очень порадовали!

      Продолжим:

       «Никита!»

       «Ну скажи хоть что-нибудь!»

       «Не молчи!»

       «Поговори со мной»

       «Как дела?»

       «Как концерт?»

       «Как ты?»

       «Артём?»

       «Влад?»

       «Толя?»

       «Денис?»

       «Даша?»

       Так как имена иссякли, я пока притормозила эту спам-рассылку, задумавшись, что бы ещё эдакое написать, но Киоссе меня опередил:

       «УБЬЮ!» — ёмко предупредил парень.

       Ха-а-а, он всё-таки не отключил звук!

       «Кого? Дашу? Что тебе сделала бедная девушка?» — невинно поинтересовалась я.

       «Ты доигралась», — следующее сообщение от парня было не менее многообещающим и интригующим, чем предыдущее.

       Не успела я ничего ответить, как телефон вновь ожил: «Готовься к сольнику на вокзале!»

       Скептически хмыкнув на последнее сообщение, я отложила телефон и принялась в темпе собираться на работу, так как уже начинала опаздывать.

       Первый на этой неделе рабочий день не чем знаменательным не запомнился, всё как всегда, разве кроме того, что я действительно постепенно начинаю превращаться в задрота, постоянно залипающего в своём телефоне. В общем ничего не знаю, это всё Никита виноват!

      Сегодня вовремя уйти с работы не удалось, поскольку весьма не вовремя возле моего стола возник начальник с очередным заданием — необходимо было подготовить пресс-релиз о новой серии межкомнатных дверей. Энергия, возникшая в предвкушении конца рабочего дня, испарилась, оставалось только выдохнуть и сесть за изучение характеристик тех самых злополучных дверей! Существенно улучшил настроение Артём, приславший сообщение, к которому была прикреплена фотография дворца Румянцевых-Паскевичей (главной достопримечательности Гомеля) в ночном полумраке и подсветке прожекторов и шутливая подпись: «А в Минске-то такого нет!».

       «В Минске и не такое есть! : Р» — в общем теперь место моего виртуального собеседника занял Пиндюра.

       Когда я уже была дома и старательно избегала Катиного сурового взгляда сверлящего то меня, то пригоревшие отбивные, которые я вызвалась приготовить на ужин, мне позвонил Никита. Если опустить взаимные подколы друг над другом, то парень звонил, чтобы договориться завтра о времени и месте встречи, когда запас сарказма, ехидства и юмора иссяк мы наконец распрощались.

      Но буквально через 10 минут мой телефон снова ожил, на дисплее высветилось: «Артём». Я даже не сразу взяла трубку, выдохнув перед этим, а в голове мелькнула мысль о том, сговорились ли они там что ли по очереди звонить?

      С Артёмом разговор строился совсем по-другому, во-первых, мне не хотелось его подкалывать, с ним просто хотелось говорить, обо всём и сразу, во-вторых, мне почему-то постоянно казалось что я говорю какие-то глупости (в разговоре с Никитой это так и было, но меня не волновало) и Артём постепенно начинает меня считать недалёкой девицей. Хотя парень был сама вежливость и учтивость, и кажется, вполне искренне интересовался моим времяпрепровождением сегодня и планами на завтра. Он как и Никита сообщил о том, что завтра в шесть они прибывают в Минск и предложил в семь встретиться в каком-нибудь кафе. Однако данное время уже было забронировано его коллегой, но об этом я парню сообщать не стала. Сославшись на занятость в это время, попросила перенести нашу встречу на девять вечера, в уме прикинув, что до этого времени мы с Никитой явно успеем и наобщаться и достать друг друга.

       — Бли-и-ин, — протянула я, вернувшись на кухню и плюхнувшись на стул.

       — Что такое? — Катя тем временем пыталась реанимировать испорченное мною мясо.

       Я пересказала подруге наши разговоры с парнями.

       — Гм, по мне так лучше бы ты сказала Артёму о том, что собираешься встретиться сначала с его товарищем, — задумчиво протянула Катя, мельком глянув на меня и вновь повернувшись к плите.

       — А почему ему, а не Никите? — не поняла я.

       — Потому что с Никитой у вас не пойми что, и мне кажется ему будет пофиг, ну подурачитесь и всё. А в Артёма же, кажись, кто-то втрескался по уши и не мешало бы вам быть искренними друг с другом!

       — Ой да ладно, Катяра, успокойся, а то ты так рассуждаешь, будто мы уже встречаться начали и скоро пойдём в ЗАГС! Посмотрим правде в глаза: во-первых, кто я, кто они, звёзды, кумиры тысяч девушек, а, во-вторых, где они и где я, мы не то что из разных городов, а из разных государств. Что бы там не говорили про союзное государство России и Беларуси. — Усмехнулась я.

       — Смотри конечно сама, — спокойно пожала плечами подруга, — только не завари кашу, которую потом придётся расхлёбывать всем троим!

       Оставшийся вечер мы больше к этой теме не возвращались.

       Следующий день пролетел как ни странно практически незаметно, так как все мои мысли были о предстоящем вечере.

      После работы я успела заскочить-таки домой и, быстренько приняв душ, начать ревизию своего гардероба! Ну не пойду же я навстречу с одним из солистов популярной группы абы в чём! Пока я мерила наряды и крутилась в прихожей перед зеркалом, затем дёргая Катерину, чтобы она оценила внешний вид подруги, девушка успела несколько раз послать меня в весьма далёкое и интимное путешествие, поскольку я отвлекала её от подготовки к экзамену. Кажется, Катерина даже облегчённо вздохнула, когда я наконец собралась и ей удалось выставить меня за порог квартиры.

       Остатки чая с имбирём плескались на дне кружки, а я нервно отбивала ритм ногтями по столу.

       — Тоже мне джентльмен, — пробурчала я, глянув на часы — Киоссе опаздывал уже на двадцать минут.

       Хотя буквально за десять минут до назначенного времени, когда я уже подходила к выбранному нами кафе, он мне позвонил и пообещал что задержится, «но буквально на 5-8 минуточек». На улице начал накрапывать дождь, поэтому решила дожидаться парня в кафе.

      На входной двери звякнул китайский колокольчик, сообщая о новых посетителях, я с надеждой обернулась. Но ожидания не оправдались, в помещение забежала парочка молодых людей, которые весело смеясь отряхивались от капель заставшего их врасплох дождя.
      «Может у него что-то случилось?» — мелькнула беспокойная мысль, я раздражённо постучала по краю чашки чайной ложкой.

       Внезапно перед моим лицом возник букет белых цветов, которые я сперва ошибочно приняла за ромашки.

       — Прости и не вели казнить, — патетично воскликнул над ухом знакомый голос и наконец перед моим взором предстала довольная физиономия Киоссе. — Вау, ты прекрасно выглядишь!

       Глядя на открытую улыбку парня, я отметила, что сказать о нём такого же не смогу, поскольку с нашей последней встречи он как-то немного осунулся что ли, и у него под глазами появились мешки.

       — Хватит подлизываться, не собирается тебя никто тут четвертовать, — отмахнулась я, принимая протянутые цветы, которые на самом деле оказались белыми герберами, — пока что.

       — О, значит я успею чего-нибудь схомячить, пока вы, милая дама, решаете мою судьбу, — довольно (и одновременно слегка вымученно) улыбнулся Никита, снимая влажную ветровку, — кстати, я не подлизывался, а констатировал факт, ты действительно прекрасна! — на этих словах парень посерьёзнел и секунду-другую разглядывал меня будто впервые увидел, чем заставил меня смутиться.

       — Спасибо за цветы, — улыбнулась я, стараясь спрятаться за букетом, дабы не показывать свои явно порозовевшие щёки, — они очень красивые!

       К нашему столу подошла миловидная официантка и, поздоровавшись, протянула Никите меню, затем поинтересовавшись у меня:

       — Готовы сделать заказ?

       — Пока ещё нет, — вежливо ответила я, раздумывая, куда бы приткнуть букет.

       Девушка мой взгляд расценила правильно и пообещала принести подходящую ёмкость.

       — А мяса тут нет? — вдруг подал голос Киоссе после трёхминутного изучения меню.

       — Эм-м, это что-то типа кофейни, — пояснила я, — тут кофе, чаи, тортики…

       — Угу, и ни грамма хотя бы колбаски, — совсем погрустнел он.

       — Извини, я как-то не подумала, — стушевалась я, так как это именно моей скромной персоне был предоставлен выбор заведения, поскольку Никита не ориентировался в заведениях Минска. — Просто это моё любимое кафе.

       — О, круто, — оживился парень, я сначала подумала, что он всё-таки нашёл что-то мясосодержащее в этом меню, но поскольку он его отложил и начал рассматривать окружающую обстановку, дело было явно не в нём, — надо будет запомнить!

       — Что запомнить? — не поняла я.

       — Название твоего любимого кафе, — просветил парень, — мне же надо побольше о тебе знать…

       — Зачем?

       — Ну как, мы же друзья, а они должны знать друг о друге всё, — будто поясняя очевидную вещь, произнёс Никита, снова берясь за меню, но, так и не раскрыв его, снова отложил. — Я буду то же, что и ты! — Решил парень, затем добавив, — и кофе!

       Сделав заказ и дождавшись пока официантка отойдёт, Никита, прикрыв глаза, протянул:

       — М-м-м, а потом в пиццерию!

       — Чего? — поперхнулась чаем я.

       — Ну смотри, как классно получается, мы начнём со сладкого, а потом пойдём и вдарим по пицце! Уверен, что никто так не делает! — глаза парня загорелись каким-то диким блеском. — И это прикольно!

       — С оригинальностью, конечно, тут не поспоришь! — согласилась я, наблюдая за парнем, который изо всех сил пытался быть радостным и непринуждённым, однако в его взгляде периодически мелькало какое-то уныние и усталость. — Никита, а раз мы друзья, у нас же нет секретов друг от друга и мы можем спрашивать что хотим?

       По-моему, после моих слов Киоссе напрягся и занервничал, начав теребить в руках салфетку, но всё же он положительно кивнул, настороженно глядя мне в глаза:

       — Что с тобой? — просто и коротко спросила я.

       — Не понял, — нахмурился парень.

       — Никита, у тебя мешки под глазами такие, что в них можно картошку хранить, и не смотря на то, что ты пытаешься быть беззаботным весельчаком, тебя выдаёт взгляд, — пояснила я. Мне показалось, что после моих слов Никита расслабился.

       — Марин, я устал, — виновато улыбнувшись, признался парень, — Боже, знала бы ты, как я устал! — с этими словами он уронил голову прямо на стол и обхватил её руками. — Эти гастроли — это здорово да, конечно, я этого хотел, к этому стремился, но… я устал… — он поднял голову и уставился на меня, — понимаешь?

       Я молча кивнула, понимая, что ему сейчас надо просто дать возможность выговориться.

       — Была бы моя воля, я бы сделал так, чтобы гастроли состояли только из наших выступлений, то есть, только из сцены и музыки, людей внимающих тебе из зала! Без переездов, автобусов, без гостиниц, без криков незнакомых людей. Наши поклонники они хорошие, я их очень люблю и ценю за их преданность и чувства к нам, но это тяжело! Пройти по коридору из живых людей, чтобы просто добраться до гостиницы, а потом слышать их крики, звенящие в ушах и все эти эмоции, пускай они и положительные, но они отражаются на тебе и не всегда от этого хорошо! После концерта хочется просто завалиться и поспать, но нужно остаться, чтобы расписаться на собственной фотографии, непонятно зачем! Никогда не понимал, что даёт эта закорючка, пускай и известного человека, его поклоннику! Последние дни я не выпускаю из рук стакан с кофе или банку с энергетиком, даже не хочу знать, какое количество бодрящих напитков я уже успел выпить за это время!

       — Ты себя угробить хочешь? — серьёзным тоном спросила я.

       — Я не хочу уснуть на журнале с моей фотографией, подсунутом мне какой-нибудь девчонкой, — резковато ответил парень, тут же, правда, извинившись.

       — А что Денис, почему он не следит за вашими нагрузками?

       — Что он сделает? У нас есть план и мы должны его выполнять, но он нас поддерживает как может.

       — Угу, и лично приносит тебе кофе? — скептически уточнила я.

       Никита усмехнулся:

       — Нет уж, пока я в состоянии сам за ним сходить! Ты мне сейчас напоминаешь Тёму, который тоже не одобряет моего пристрастия к кофеину и старается ограничить его потребление! Представляешь, в Гомеле перед саунд-чеком я заснул в гостинице, так Артём не дал Денису меня разбудить и уговорил ехать без меня! Это были три счастливейших часа в этот день, ну, конечно, кроме того времени, которое мы вечером провели на сцене! — тонкие губы растянулись в искренней улыбке.

       Глядя на просветлевшее лицо своего спутника я сама невольно улыбнулась. У Никиты зазвонил телефон.

       — О, вот, кстати? и Тёма, — тряхнув головой, чтобы убрать чёлку, сообщил Никита и уже кокетливо произнёс в трубку, — алоу! Ага, нет, я же Дениса предупредил… Тебе не сказал? Ну извини, мы тут с Мариной покушать решили сходить. Да, мы давно договорились. Что? — голос парня стал обеспокоенным — А как ты себя сейчас чувствуешь? Давай я вернусь? Что значит не надо? Пф-ф-ф, ты как будто Рамма не знаешь, у него два лекарства от всего: одно с длинными ногами и большой…? - Киоссе покосился на меня, — эм-м, душой, а второе от шести градусов и выше. Всё, понял, чё началось-то, хорошо! Спасибо! Обязательно передам! — парень положил трубку и снова посмотрел на меня. — Тебе привет от Тёмы!

       — С ним что-то случилось? — с тревогой спросила я.

       Но не успел Никита ответить, как мне на телефон пришло сообщение в Whatsapp, где Артём писал о том, что чем-то сильно отравился и не сможет со мной сегодня встретиться, далее шли извинения.

       — Траванулся чем-то, наверное когда обедали, — не обращая внимания на мой телефон, рассказал Киоссе, — хотя странно, вроде бы мы все одно и то же ели, а ему так не повезло! Вон Рамма даже в аптеку отправил!

       Жалость к Пиндюре во мне сменилась подозрением, а затем и уверенностью в полном здравии рэпера. Видимо, узнав о нашей с Никитой встрече, Артём решил, таким образом, окончательно отступить и дать свободу «младшему братишке».



Викторка Россонери

Отредактировано: 23.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться