И где я могла его раньше видеть?

Размер шрифта: - +

Глава 11. В целом, Минск - спокойный город.

    Сначала был уговор чуть-чуть пройтись по центральному проспекту, а потом поймать такси и направиться ко мне. Затем ещё чуть-чуть, до ближайшей стоянки машин с шашечками, потому как ну чё тут выпендриваться и ловить машину, когда вон до них рукой подать. А потом мы не заметили, как прошли мимо упомянутой стоянки. Мы говорили-говорили и говорили. Артём рассказывал о себе, о своём доме в Киеве, об Украине в целом, выразил сожаление по поводу происходящих там сегодня событий. Было видно, что он очень трепетно относится к своей родине и своим корням. Я рассказала ему пару национальных шуточек, где фигурировало слово «москаль» ну и содержание было соответствующим. Смеясь над очередной из них, Артём, посмотрев на меня, признался, что он как бы наполовину русский. Упс… неувязочка вышла!

       Смутившись, я наконец огляделась вокруг, мда-а, за болтовнёй мы явно не один километр прошли по городу. В принципе до моего дома оставалось всего ничего, рукой подать, но это если вот сейчас повернуть, а потом дворами пройти, что я и сообщила рядом бредущему Артёму.

       — О так ты почти в центре города живёшь, — заметил парень, тоже оглядывая улицу.

       — Вот именно что почти, — возразила я, — тут как бы ещё пилить и пилить!

       — Ну тогда вперёд, — воодушевлённо махнул головой рэпер, снова пристраивая мою руку на сгибе своего локтя.

       В целом, Минск — спокойный город, где даже на самых окраинах всегда горят фонари и местные жители не особо опасаются возвращаться домой в тёмное время суток. Ключевым словом в предыдущем предложении было «в целом», вот мы с Артёмом как раз в это «целое» и не попали, а так попали, вообще конкретно.

       В очередном из дворов мы случайно наткнулись на компанию пьяных молодых людей. Поначалу те нас даже не заметили и мы практически уже прошли мимо, когда мутный взор одного из них остановился на мне.

       — О, какая краля! — раздался нетрезвый возглас за моей спиной. — Мамзель, давайте, ик, познакомимся?

       Почувствовав как под моей ладонью напряглись мышцы на руке Артёма, я ещё крепче ухватилась за него и ускорила шаг, искренне надеясь, что нам удастся избежать дальнейшего общения с местной гопотой.

       — Ну куда ты? Слышь, к тебе обращаются?! — озлоблено раздалось совсем близко, практически у меня над ухом и, крепко схватив за руку, меня резко развернули на сто восемьдесят градусов.

       Представителей отнюдь не золотой молодёжи было трое: двое из которых, оккупировав качели на детской площадке, находились в стороне, и третий, как раз ухвативший меня за руку чуть выше локтя, сейчас был напротив нас и нагло лыбился щербатым ртом, распространяя вокруг себя нестерпимый запах дешёвого алкоголя.

       — Руку убрал! — коротко бросил Артём, внешне оставаясь спокойным, хотя я чувствовала напряжение, исходящее от него. Пьяный элемент не пошевелился, продолжая сжимать мою верхнюю конечность. В один миг, Артём решительно оторвал от моей руки клешню незнакомца и быстро завёл меня себе за спину.

       — Чё? Тебя, хмырь, ваще не трогают, вали отсюда! — раздухарился пьянчуга, увеличивая громкость своего голоса, видимо, чтобы привлечь внимание товарищей. — Мы только с бабёнкой твоей пообщаемся и всё! А ты домой иди, давай! Она потом придёт тоже, а может нет, может ей с нами понравится! — противно захихикал собственной шутке парень.

       Его поддержали товарищи, подтянувшиеся к нам, и явно предвкушающие развлечение.

       — Артём, пойдём отсюда, ну их, — зашептала я на ухо своему спутнику, пытаясь взять его за руку и увести, — они пьяные, сами не понимают что делают!

       И он вроде бы поддался, его лицо смягчилось:

       — Ребят, я всё понимаю, выпили, с кем не бывает, давайте просто каждый пойдёт своей дорогой… — договорить ему не дали.

       Второй гопник, который стоял напротив меня, оттолкнул Артёма в грудь, и схватив меня за плечи потянул на себя.

       — Заткнись, утырок!

       — Вали тебе же сказали! Здоровее будешь! — остальные двое заслонили меня от рэпера, начав его толкать с двух сторон одновременно.

       Что произошло дальше сказать не могу, так как обзор мне закрыл тот самый пьянчуга, который ухватился за меня. Он прижал меня к себе, норовя облапать. От него нестерпимо разило перегаром. Я пыталась оттолкнуть мужскую тушу от себя, одновременно стараясь наступить каблуком на его ноги. Страх и паника возникли где-то на краю сознания, но силой воли я заставила их там оставаться, не давая завладеть своим разумом.

       — Пусти, урод! — не придумав ничего лучшего, я боднула удерживающего меня парня лбом, попав ровнехонько в переносицу.

       — Ах ты, *вырезано цензурой*, — одной рукой он ухватился за пострадавшее место, наклонив голову, и я смогла увидеть Артёма, как раз в тот момент, когда он успешно увернулся от неточного удара щербатого и тут же ответив ему прямым ударом кулака в лицом. Послышался мат, однако товарищ покалеченного не растерялся и боковым ударом ноги со всей дури врезал Артёму в район рёбер, тот пошатнулся, отступив на несколько шагов и прижав ладонь к месту удара. Однако на достигнутом соперник не остановился и уже замахивался рукой, чтобы нанести ещё один удар.

       — Артём! — неистово, не узнавая свой голос, заорала я. Парень вздрогнул и посмотрел на меня, тут же заметив замах оппонента и успев от него увернуться, дальнейших событий я не видела, поскольку в себя пришёл «мой» хулиган:

       — Хана твоему Артёму, — просипел он, снова притягивая меня к себе, — иди сюда, гнида!

       Но я уперлась ногами, не позволяя сдвинуть себя даже не миллиметр.

       — Да что ж ты тупорылая такая! — с досадой протянул гопник, со всей дури дёргая меня за руку.

       Против такого я естественно не смогла устоять на ногах и по инерции полетела прямо на своего мучителя, оказавшись в его объятиях. Но «насладиться» ими не успела, так как неожиданно его отшвырнуло от меня и перед глазами возникло обеспокоенное лицо Артёма, радующего глаз разбитой губой и взъерошенными волосами.

       — Ты как? Цела? — тревожно спросил он, бегло осматривая меня.

       Я кивнула: «Да, всё в порядке!».

       — Тогда бежим, пока они не очухались! — Артём схватил меня за руку и мы, без разгона, сразу взяв первую космическую скорость, помчались в сторону освещённого проспекта.

       Откуда у этих хануриков обнаружилась такая физическая подготовка не понимаю до сих пор, но они нагнали нас. На этот раз их целью был Артём, один из преследователей навалился на него со спины и с помощью второго они повалили парня на землю.

       — Беги, — только успел рявкнуть Артём, закрывая голову руками от многочисленных ударов, посыпавшихся на него, мало того, эти уроды не стеснялись сопровождать каждый удар нецензурной бранью.

       Меня трясло, я не знала что делать, бежать до людной улицы было слишком далеко, неизвестно что они сделают с ним за это время. Не давая панике захлестнуть сознание, я лихорадочно осмотрелась вокруг. Мой взгляд наткнулся на спиленные ветки тополя, лежавшие кучей в стороне. Недолго думая я схватила толстую ветку, больше метра длинной и со всей дури ударила ею по спине одного из нападавших.

       Он дёрнулся и обернулся:

       — Совсем *вырезано цензурой*?

       Но мне было плевать, я размахнулась и ударила его ещё раз и продолжала бить, не обращая внимания ни на брань, адресованную мне, ни на его соучастников, которые оставили Артёма и пытались утихомирить меня и спасти товарища. Глаза застилали слёзы, я уже нечётко видела, что и кто передо мной, а просто как заведённая замахивалась и била, по воплям узнавая о том, что моё «оружие» достигало своей цели. Кто-то попытался вырвать ветку у меня из рук, но я не позволила, украдкой одной рукой вытерла слёзы и увидела, что Артём уже на ногах, а вот один из нападавших как раз уже у его ног, валяется, скрючившись и держась за живот.

       Тот, которого я избивала веткой, находился почему-то в стороне и на расстоянии наблюдал за нами. Последний всё ещё пытался одолеть меня, но ему этого не дал сделать Артём, подойдя сзади и поставив подножку, от которой парень завалился назад, смачно приложившись головой обо асфальт. 100% — сотрясение этому товарищу гарантировано.

       — Марин, Марина, это я, — я даже не сразу поняла, что ко мне обращаются, — Марин, всё позади, брось ты этот сук, — Артём медленно приближался ко мне, подняв руки на уровне лица, — Марин, позволь мне подойти к тебе!

       Я, сфокусировав взгляд на своём спутнике, тряхнула головой, отгоняя от себя неприятные мысли и дрожащими руками бросила своё импровизированно средство самозащиты, затем кинувшись к Артёму, обвив его шею руками.

       — Ну всё, всё, — он успокаивающе шептал мне что-то на ухо, его руки ободряюще гладили меня по спине, — всё позади, идём домой!

       Разумом я понимала, что мы не можем здесь так стоять вечность и что надо бы начать двигаться. Но не могла пошевелить и пальцем, вцепившись в шею парня и щедро сдабривая его футболку своими слезами. Артём, видимо, поняв моё состояние, едва слышно охнув, взял меня на руки и не спеша двинулся в сторону проспекта. Там мы поймали такси и наконец, поехали ко мне домой.

       Пока ехали, я понемногу начала отходить от произошедшего и постепенно ослабила свою хватку, давая свободу бедному парню.

       — Храбрый портняжка, — улыбнулся он, с теплотой глядя на меня.

       — Что? — не поняла я, уставившись на парня.

       — Храбрый, ты, портняжка, говорю, — повторил Артём, ненавязчиво снова притягивая меня к себе, — кто бы мог подумать, что в такой хрупкой девушке, таится такая отважность и отчаянность! — я ничего на это не ответила, нежась в его объятиях.

       Зайдя в тёмную квартиру, я сначала старалась не шуметь, подозревая что лучшая подруга уже спит. Где-то в глубине душе посетовала на то, что я так поздно где-то шляюсь, а ей хоть бы хны, однако потом я вспомнила, что Катя вроде бы собиралась остаться у одной из своих однокурсниц, они там какой-то проект готовить должны были. После того как меня озарило, я смело включила свет и гостеприимным жестом предложила Артёму чувствовать себя как дома.

       Пока парень отвечал кому-то по телефону, заверяя что с ним всё в порядке и что он скоро вернётся, я исследовала свою аптечку на наличие в ней перекиси, ваты и всего остального, что может пригодиться для оказания первой медицинской помощи своему спасителю.

       — Денис? — спросила я, не оборачиваясь, когда услышала приближающиеся шаги.

       — Нет, Толик, — откликнулся Артём, — беспокоится.

       — А Денис? Он спокойно относится к тому, что ты где-то неизвестно где полуночничаешь? — удивилась я, повернувшись к парню.

       — Он вообще не в курсе, что я не в гостинице, — усмехнулся Артём, тут же поморщившись и осторожно дотронувшись до губы, как раз до того места, где уже образовалась корка из запёкшейся крови.

       — Больно? — озабоченно спросила я, нахмурившись.

       — Всё нормально, до свадьбы заживёт, — заверил рэпер, затем добавив, — до Раммовской, — хохотнул он.

       — Не поняла.

       — Ну с его отношением к девушкам и, — тут парень изобразил кавычки, — «постоянством» в отношениях, я наверное состариться успею и в маразм впасть, прежде чем дождусь когда он решит связать себя узами брака!

       — Так он же вроде уже был женат? — наморщив лоб, припомнила я.

       — Был, да сплыл. Давай не будем об этом!

       Я равнодушно пожала плечами, личная жизнь Рамма меня волновала на данный момент меньше всего.

       — Ну что пациент, присаживайтесь, — я дружелюбно махнула в сторону кухонного диванчика.

       — А ты врач или медсестра? — хитро прищурившись, игриво уточнил Артём, выполнив мою команду и устроившись на диванчике.

       — Так, больной, оставьте свои эротические фантазии при себе, иначе я приступлю к иным процедурам, где вы их сможете полностью реализовать! — загадочно произнесла я, смочив вату в перекиси и аккуратно обрабатывая пострадавшую губу.

       — Мда? Это к каким же? — ухмыльнулся Артём, лукаво поблёскивая глазами.

       — К клизме, — жестко отрезала я, уточнив, — трёхлитровой!

       — Эм-м, никогда не думал, что клизма помогает при ссадинах, — задумчиво протянул Артём.

       — Зато избавляет от всяких фантазий на раз! — убедительно заверила я парня.

       — Жестокая ты, — «обиделся» рэпер, — того и гляди опять за палку схватишься!

       Я промолчала, шутливо пихнув его в бок, отчего парень непроизвольно поморщился, схватившись рукой за бок в районе рёбер.

       — Ой, прости, — я тут же пожалела о содеянном, в уме обозвав себя нелицеприятными словами, — покажи, что там!

       Артём сначала отнекивался, но я настояла на своём и он сдался, позволив мне приподнять майку, под которой обнаружился большой синяк, округлой формы, на пол-бока парня.

       — Твою мать, — прошипела я, увидев сине-красное пятно диаметром сантиметров пятнадцать. — Тебе надо к врачу!

       — Зачем? — фыркнул Артём, кажется даже с интересом разглядывая последствия драки на своём боку.

       — Там же может быть перелом! Рёбра могут быть повреждены! — постепенно я начинала паниковать, рисуя в своей голове один диагноз страшнее другого.

       — Марин, успокойся! — Артём был само умиротворение. — Я ломал рёбра и знаю, что при этом чувствуют! Так что нет причин волноваться! Со мной всё в порядке! Но спасибо, мне приятно знать, что ты ко мне неравнодушна! — парень лучезарно улыбнулся и его руки оказались на моей талии.

       Вкупе с его последними словами, сложившаяся ситуация получилась какой-то двусмысленной. Видимо, Артём это тоже понял, потому как через секунду я уже не чувствовала его рук на себе. В целом рэпер отделался опухшей губой, несколькими небольшими синяками на руках, сбитыми костяшками пальцев и этим огромным синяком на боку.

       — Как ты выступать будешь, с такой губой? — печально спросила я, глядя на свои труды, засохшей крови на лице парня уже не было, однако припухлость нижней губы сразу бросалась в глаза.

       — Попрошу Дашу чего-нибудь намарафетить, она у нас мастер! — заверил Артём, поднимаясь. — Ещё и не после такого нас так шлифовала, что хоть прям на обложку журнала! — взгляд парня упал на мою руку, на которой остались следы от цепкой хватки одного из хулиганов.

       Рэпер нахмурился и, подняв мою руку, осторожно провёл кончиками пальцев по синячкам, заставляя мою кожу покрыться мурашками. Я смотрела на него не отрываясь, в то время как он изучал мою руку, но вдруг резко перевёл взгляд на меня. Глаза в глаза.

       Не знаю, возможно это так сказался стресс от пережитого, возможно от того что меня сегодня несколько раз встряхнули, что-то в голове сместилось, но вообще последующее поведение для меня нетипично. Не отдавая отчёта в собственных действиях, я приблизилась к парню и, подняв голову, неуверенно потянулась к его губам. Девичьи намерения были расценены верно, Артём наклонился и прильнул к моим губам. Его руки снова оказались на моей талии, оплетая её с двух сторон и прижимая меня ближе к парню. От его осторожных и нежных прикосновений бабочки в моём животе не то что ожили и начали летать, они там слаженно ирландские танцы станцевали, настолько всё было сказочно и нереально!

       Как по закону подлости надо было кому-то, мучающемуся в столь поздний час бессонницей, совершенно невоспитанному (потому как, разве можно беспокоить людей посреди ночи?!), настойчивому (скорее даже упёртому как распоследний осёл!), набрать номер Артёма и терпеливо дожидаться пока тот не соизволит ответить.

       — Да! — раздражённо, не глянув на дисплей, произнёс в трубку Артём. — Это ты, Никита? Да. Да, я её проводил. С ней всё в порядке, трубку не берёт? Ну может спит уже? Сколько раз тебе говорить, что нельзя так поздно тревожить покой девушек?! — глядя на меня, отвечал на неслышные мне вопросы Артём. — Да, я еду уже, скоро буду!

       Я почувствовала, как его вторая рука, до сих обнимавшая меня за талию, робко отпускает меня. Сам парень неуверенно отступил на шаг назад.

       Закончив разговор, стараясь не смотреть мне в глаза, Артём сообщил, что Никита очень беспокоится и попросил завтра же перезвонить ему. В считанные секунды собравшись и обувшись, он уже был на пороге, скомканное прощание (я едва успела всунуть ему в руки пиджак Никиты), скромный поцелуй в щёку и вот я уже стою в прихожей в гордом одиночестве, пытаясь переварить метаморфозы, произошедшие с только что стоявшим передо мной парнем, аромат чьего парфюма до сих пор витает в воздухе, возрождая в памяти приятные моменты, недавно пережитые с его обладателем.



Викторка Россонери

Отредактировано: 23.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться