И где я могла его раньше видеть?

Размер шрифта: - +

- Зарисовка -

     Не прошло и двух минут после того как за девушкой закрылась дверь, на пороге их с Артёма номером грозовой тучей возник Денис. Обведя комнату суровым взглядом, он остановил его на своём самом младшем подопечном. Никита растерялся и инстинктивно начал улыбаться своей той самой милой улыбкой, которой он, светя в начале клипа «Она вернётся», свёл с ума большую часть несовершеннолетнего женского населения России.

       Однако Денис никак не подпадал под категорию «несовершеннолетнего» и уж тем более «женского» населения, поэтому на коварный ход Киоссе не повёлся. Никита, поняв, что не сработало, прибегнул к приёму из другого клипа, и, состроив очаровательную мордашку, приветливо помахал рукой.

       — Ну? — грозно спросил мужчина, никак не отреагировав на попытку младшего участника группы воздействовать на него своим очарованием.

       — Что? — изображая искреннее непонимание, удивлённо уставился на начальство Никита.

       — Где тебя опять носило столько времени?

       — Сколько времени?

       — Киоссе! Хватит отвечать вопросом на вопрос! Я прекрасно помню, что у тебя молдавские корни, а не одесские! — не сдержался Денис, проходя мимо подопечных и направляясь к окну.

       — Да сколько времени меня не было-то?! Всего ничего! Я уже давно в номере тусуюсь! — возмутился парень, меня выражение лица с «искреннего удивления» на «праведное негодование». — Вон, Тёма подтвердит! Да? — Киоссе кинул полный мольбы взгляд на друга, пользуясь тем, что мужчина стоял к ним спиной, что-то выглядывая в окне.

       Артём, казалось, в это время вообще мыслями был не здесь, поэтому окрик Никиты стал для него полной неожиданностью. Но надо отдать должное Пиндюре, он быстро включился в ситуацию и всё с серьёзным видом подтвердил.

       — Тебе холодно? — неожиданно спросил Денис, вновь поворачиваясь к подопечным.

       — В смысле? — не понял Киоссе, но, заметив опустившийся взгляд концертного директора, проследил за ним, наткнувшись на ветровку, которую весь вечер из-за аномально тёплой погоды носил в руках и после возвращения в гостиницу так и продолжал держать. — А, так это, я, ну в общем…, — снова умоляющий взгляд на Артёма.

       — Извини, братан, — тот виновато развёл руками, — мне ничего правдоподобного на ум пока не пришло! Вообще, я обещал парням компанию в баккару (карточная игра) составить, так что пойду наверное, чувствую заждались они меня, — с этими словами рэпер действительно направился к двери. — Денис, когда труп будешь прятать, только не в ванной, пожалуйста, она мне ещё понадобится! — злобно усмехнувшись, Артём исчез за дверью.

       Повисшую после ухода Пиндюры тишину, через минуту нарушил Денис:

       — Как твои связки? — неожиданно спросил он нормальным, обыденным тоном, не строя из себя узурпатора и деспота.

       — Уже лучше, думаю завтра к концерту всё будет в порядке, — заверил Никита, тоже переходя к нормальной интонации.

       На самом деле отношения между ребятами и их концертным директором всегда были хорошими и открытыми, несмотря на разницу в возрасте. Денис всегда прислушивался к своим подопечным и в чём-то уступал им. Молодые люди в свою очередь старались по мере возможности следовать указаниям своего концертного директора и лишний раз его не расстраивать.

       — Посидел бы спокойно, пока окончательно не восстановятся, не таскался по улице! Так нет же, не сидится на месте мальчику маленькому! — всплеснул руками мужчина. — Я тебя вообще не узнаю, раньше был типичным представителем своего поколения, сидел и залипал целыми днями в своём обожаемом ноутбуке, и ничего не надо было!

       — Ну спасибо, — насупившись, пробубнил парень, услышав, что его воспринимают как типичного задрота, зависающего день и ночь напролёт в своём девайсе.

       — Сейчас же не удержать на месте! — Денис не обратил внимания на обидчивые нотки в голосе подопечного. — Что случилось? Или это на тебя земля белорусская так пагубно влияет?

       В ответ Киоссе только неопределённо пожал плечами. Денис ещё немного повозмущался для проформы, пока не заметил на кровати Артёма пузырёк с желудочными каплями, купленный Мариной.

       — А что это? — Денис поднёс лекарство ближе к глазам, чтобы прочитать название на этикетке. — Желудочные капли? Чьи? — он взглянул на подопечного.

       — Артёма, — ответил правду Никита.

       — Он ими чипсы запивал? — недоуменно уточнил мужчина, кивнув в сторону полупустой упаковки «Lays», сиротливо лежащей на той же кровати.

       — Ну да, а что, очень удобно, сразу два в одном, — воодушевлённо воскликнул Киоссе, — профилактика так сказать, от гастрита.

       Денис недоверчиво переводил взгляд с пузырька на Никиту и обратно, затем, видимо, решив для себя, что ему лучше не знать всех подробностей, поставил лекарство на прикроватную тумбочку. Подробно напомнив подопечному о планах на завтра, в частности времени отлёта в Калининград, с чувством выполненного долга концертный директор удалился.

       Оставшись в одиночестве, Никита осмотрелся, размышляя чем бы себя занять. Вновь наткнувшись взглядом на злополучную ветровку, он швырнул её на кровать, через секунду плюхнувшись рядом. Идти к парням ему не хотелось, он вообще больше предпочитал одиночество, хотя, вот если с ними тут рядом жила Марина, он наверное всё же завалился бы к ней сейчас в гости.

       Вспомнив о девушке, он забеспокоился о том, как она доберётся домой, глянув на часы, решил через полчаса обязательно позвонить и узнать как она добралась. А пока… взгляд Никиты упал на серебристый макбук. Когда Денис говорил об «обожаемом» Никитой ноутбуке, он нисколько не преувеличил любовь парня к своему компьютеру, ведь в нём было много всего, без чего парень не представлял своей жизни. Множество программ для создания музыки, симулятор медиаклавиатуры, электронные книги, любимые фильмы, конечно же по пару серий из нескольких сериалов, которые парень в данный момент смотрел (скачал, на случай отсутствия Интернета под рукой), черновики текстов возможно будущих песен, фотографии близких, друзей, и много всего, что являлось цифровым отражением важной части жизни юноши. Он никогда никому его не давал, кто бы и сколько бы не просил!

       Артём как-то даже пошутил, что в случае если на них нападут в тёмной подворотне или вдруг начнётся пожар в их квартире, на Никиту надежды мало, так как всем понятно, что (а не кого!) он кинется спасать первым. Никита в ответ на это только презрительно фыркал, протирая экран специальной тряпочкой, которую купил в одном из компьютерных магазинов в центре Москвы и чья стоимость составляла конкуренцию стоимости обеда в хорошем ресторане. При этом никаких приложений, связанных с социальными сетями в макбук парень не устанавливал, ему казалось, что этим он только испортит свою любимую вещь. Для ВКонтакте, и прочего он использовал свой айфон.

       Включив компьютер, он отчего-то не задумываясь сразу кликнул по иконке с изображением синтезатора. Вот уже несколько недель юноша мучился с двумя набросками, если их так можно назвать, это были два непродолжительных музыкальных файла, которые Никита создал уже давно. Они отличались нарастающим и резким звучанием и быстрым темпом с оттенками агрессии. Парню очень хотелось соединить их воедино, но получалось откровенно ужасно, был необходим плавный спокойный переход, и тогда вполне могла получиться сносная целостная мелодия. Вот именно этот переход всё никак и не давался Киоссе, что бы он не наигрывал и какие бы звуковые эффекты не использовал.

       Задумавшись бездумно водя курсором по экрану, парень неожиданно вспомнил о том, как несколько дней назад они с Мариной и Артёмом лазили по фонтану, журчание воды, их смех… Никита прикрыл глаза, пытаясь чётче вспомнить все моменты, особенно звуки: в ушах зазвучал звонкий смех девушки, шум падающей воды, её неуверенный, робкий голос, когда он нёс её на руках… Резко распахнув глаза, Никита снова уставился на экран, секунда понадобилась для того чтобы вытащить из рюкзака, валяющегося в кресле напротив, наушники и подключить их любимому гаджету. Далее тонкие длинные пальцы юноши запорхали по клавишам, а он сам на какое-то время выпал из реальности.

       Очнулся он только когда третий элемент, тот самый плавный переход был готов, тогда Киоссе принялся за редактирование и соединение всех частей воедино. Конечный результат ему понравился, он прослушал ещё несколько раз, попытался сделать обработку, однако это было уже не то.

       — Фух, — выдохнул Никита, снимая наушники и кидая их на кровать, — прямо Моцарт, ёпта! Надо Тёме показать, — вслух подумал юноша, тут же глянув на часы, — фигассе, партия баккары затянулась! Пора разгонять этот картёжный дом! — с этими мыслями Киоссе встал и, предварительно проверив сохранилось ли его творение, направился в соседний номер, где жили Влад и Толя.

       Обременять себя вежливым стуком в дверь не стал, сразу нажав на дверную ручку:

       — Ну и кто выигр… — задать вопрос до конца Никита не успел, поскольку Толя, который был в номере один и до этого видимо преспокойно кемарил на кровати под идущий телевизор (при чём там шла какая-то передача на белорусском языке), неожиданно буквально подпрыгнул на месте, приземлившись уже сразу на ногах на полу и метнулся к санузлу, заслонив дверь туда спиной.

       — А Тёма в туалете! — невнятно произнёс кореец, осоловело глядя на застывшего на пороге Киоссе. Затем, видимо, проснувшись, наведя резкость и осознав кто перед ним стоит, он заорал. — Киса, шайтан тебя забери!!!

       — Ага, это я! — с довольным видом подтвердил Никита, наконец полностью зайдя в номер и прикрыв за собой дверь. — Приятно познакомиться! А с каких пор ты на меня так реагируешь? Кабаева бы позавидовала твоим прыжкам и пируэтам! Ты бы подумал, может подай заявку в олимпийскую сборную Казахстана! — сияя улыбкой, издевался над другом Киоссе.

       — Я думал это Денис, Артёма ищет, — пояснил Толя, успокоившись и возвращаясь на свою кровать.

       — А где он? — не понял Никита. — Артём в смысле. Разве он не с вами тут в баккару резался? — взгляд юноши упал на исписанный листок со счётом, лежащий на журнальном столике: там было только две колонки с именами «Рамм» и «Толя».

       — Нет, он заскочил наверное часа полтора назад, мы как раз только играть садились, сказал, что-то типа, если Денис зайдёт, то я у вас в туалете, а так режусь с вами тут в карты и слинял куда-то, — рассказал Толя. — В самоволке пацан в общем!

       Никита ничего не ответил, задумавшись. Точнее раздумывая над вероятностью своей догадки, которая возникла в его голове сразу после слов Цоя, о том что Тёма скрылся в неизвестном направлении ещё полтора часа назад, как раз практически после того, как ушла Марина. Неожиданно парень почувствовал непонятное раздражение.

       — А Раммзес где?

       — Покурить вышел, — пробормотал Толя, глянув на свои часы, — уже минут 20 как, небось опять на респшн какую-нибудь барышню очаровывает!

       Слова Цоя о Рамме Никита пропустил мимо ушей, он не мог отвлечься от мысли, что Артём ушёл с Мариной, даже скорее побежал за ней, сразу после того как она ушла. Обронив что-то незначащее, Киоссе вернулся обратно к себе.

       — И чё припирался? — проворчал Толик, пытаясь поудобнее улечься. — Ходют тут всякие, нормальным людям телевизор не дают посмотреть! — с этими словами он закрыл глаза, не смутившись, что «смотрит» белорусскоязычную передачу.

       Раздражение не хотело исчезать, но Никита, будучи рассудительным молодым человеком, сразу определил что собственно говоря, непонятное раздражение есть следствие его неосознанной ревности Марины к Тёме. Придя к такому выводу парень прыснул со смеху, ну вот к кому, а к Тёме ревновать было как минимум глупо! Ведь он ему как старший брат, который терпит все его косяки, наставляет на путь истинный, помогает исправлять ошибки. Вот и в этот раз Никита совершил глупость отпустив девушку одну вечером, Тёмыч молодец сориентировался и в очередной раз попытался исправить косяк «младшего братишки». Тем более если бы Пиндюра что-то чувствовал к Марине, то Никита был бы уже давно в курсе, так как у них сложились доверительные отношения и о девушках Артёма Никита знал практически всё, как и рэпер о пассиях Киоссе. Сколько он (Артём) спасал его от отношений с барышнями, которым сам Никита Киоссе был нужен постольку поскольку, в отличии от Никиты Киоссе солиста «Mband», Тёма всегда видел таких девиц будто насквозь и делился своими впечатлениями с младшим другом, но никогда не давил. Окончательное решение оставалось за самим Никитой, который всегда прислушивался к своему другу и ещё ни разу об этом не пожалел!

       Поразмыслив таким образом, Киоссе наехал сам на себя за нехорошие мысли о друге и глупую ревность! Взглянув на часы, он всё же решился набрать Марине, чтобы извиниться за своё неджентльменское поведение и узнать как она добралась, но девушка не отвечала. Никита насторожился и набрал номер Пиндюры, всё же уже было достаточно поздно и ни от того, ни другого ни слуху, ни духу. Рэпер долго не поднимал, затем всё же на том конце раздалось раздражённое: «Да!».

       — Тёмыч, привет! Ты где пропал? Это Никита! Ты с Мариной ушёл? — задал больше всего интересующий его вопрос юноша и, получив утвердительный ответ, уточнил. — Ты её проводил? А с ней всё нормально, а то она трубку не поднимает? — услышав о неприемлемости беспокоить девушек по ночам звонками, Киоссе только фыркнул, — не занудничай! А ты сам где? Скоро будешь?

       Поговорив с другом, Никита ещё больше убедился, что его ревность была необоснованной и в очередной раз укорил себя за некрасивые мысли в отношении друга. Снова устраиваясь перед макбуком, Никита решил дождаться Артёма и поэтому сразу включил очередную серию «Игры престолов»:

       — Интересно, чья жизненная линия по воле сценаристов неожиданно оборвётся в этой серии?

       Никита уже практически досмотрел серию, когда вернулся Артём.

       — О какие люди! — воскликнул Никита. — Без охраны!

       — Угу, именно без охраны, — усмехнулся Артём, вспомнив о сегодняшнем происшествии и о том, что охрана бывает иногда весьма полезной.

       Подскочив к другу, Киоссе растерянно остановился:

       — Что с тобой? — он открыто смотрел на увеличившуюся в размерах нижнюю губу друга.

       — Целовался, взасос, — попытался пошутить Пиндюра, но заметив побледневшее лицо Никиты, пояснил, — шучу. Не смогли разойтись с местной шпаной!

       — И? — давил Никита. — Как это произошло?

       — Ну, доколебались по пьяни, я пытался с ними нормально, спокойно поговорить. Не проканало, они откровенно с самого начала нарывались на конфликт.

       — Сколько их было? Марина с тобой была в это время?

       — Трое. Да, мы с ней уже почти дошли до её дома.

       — Как она? С ней всё в порядке? — обеспокоенно спросил Никита, переминаясь с ноги на ногу от нетерпения.

       — О да! Ты бы лучше тем хулиганам посочувствовал, — усмехнулся Артём и поведал другу всю историю их встречи с гопотой.

       — Ну она даёт! — восхитился Никита, — Молодчинка какая! Боевая! — гордо произнёс он, как будто в буйном нраве Марины была и его заслуга.

       — Я надеюсь ты не собираешься ей сейчас звонить? — подозрительно уточнил Артём, заметив айфон, который Никита нервно крутил в руках. В очередной раз Пиндюра с лёгкостью предугадал действия «младшего братишки», что он понял по тому как тот смутился и спрятал телефон в карман. — Кстати, вот, тебе тут передали, — с этими словами рэпер передал парню пакет с его пиджаком, который тот незамедлительно вытащил на свет.

       Никита отошёл от друга и плюхнулся на кровать, разглядывая собственную вещь словно видел её впервые.

       — Я идиот, да? — отстранённо спросил он.

       — В смысле? — не понял Артём, даже остановившись и уставившись на друга.

       — Я должен был её проводить, но испугался Дениса и выставил буквально за порог! Некрасиво! — парень поджал губы, затем подняв голову и посмотрев на своего собеседника. — Вот ты бы никогда так не поступил! А ты так и не поступил! Исправив очередной мой косяк! — с этими словами Киоссе поднялся с кровати и протянул Артёму руку. — Спасибо! — искренне поблагодарил он друга, по-братски обняв его.

       — Не за что! — добродушно улыбнулся рэпер в ответ, хотя на душе скребли кошки.

       Пока они обнимались, он дал себе слово прекратить общение с Мариной, он не хотел терять своего «младшего братишку». Но… и не хотел терять девушку, чей невесомый поцелуй он казалось до сих пор помнит на своих губах и щеке. Однако, последнюю мысль Артём мужественно постарался засунуть поглубже и больше оттуда не вытаскивать.

       — Но обещаю, я исправлюсь! — вдруг задорно произнёс Никита и в его глазах возник хитрый блеск, с которым обычно этот стройный юноша решительно совершал поступки, на которые иногда у самых зрелых мужей не всегда хватало смелости.



Викторка Россонери

Отредактировано: 23.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться