И где я могла его раньше видеть?

Глава 13. Миру Мир! (часть 1)

         Мы синхронно повернулись и уставились на Катерину, обезоруживающе ей улыбаясь. Затем, когда подруга только покачала на это головой, мы лукаво переглянулись с Никитой.

       — Проходи, — опомнилась я, делая широкий приглашающий жест.

       Парень неуверенно зашёл квартиру, закрыв за собой дверь:

       — Я вообще-то не совсем поселиться пришёл, — нерешительно произнёс Никита, растерянно взъерошив волосы. — А, вот, это тебе! — юноша протянул мне связку шариков. — Просто, помнишь, я тебе говорил, что у нас отпуск на недельку будет, ну у всей группы…

       Я кивнула, не понимая пока к чему он клонит.

       Катя, пробормотав что-то про необходимость всем попить чая, тактично удалилась на кухню.

       — Ну вот, я сначала поехал домой, в Рязань, а потом подумал… эм, ну в общем мне захотелось приехать в Минск, гм … к тебе, ой то есть нет, просто в Минск! Да! И пробыть тут весь остаток своего отпуска! Вот! — выдохнул парень, глянув на меня. — Как-то так! И я был бы счастлив, если бы ты уделила мне время, ну по вечерам, я понимаю что у тебя работа, и мы бы ходили гулять…

       — С удовольствием! — улыбнулась я, перебив парня, видя как ему уже тяжело подбирать слова.

       Никита засиял и, схватив меня в охапку, сжал в объятиях. Артёма в этот раз, чтобы оторвать от меня друга и спасти мои рёбра рядом не оказалось. Ну вот, опять, вроде бы ничего связанного с Пиндюрой не произошло, а я снова его вспомнила!

       — Ты не думай, я тебя смущать не стану, — уже более воодушевлённо заговорил парень, сверкая довольными глазами, — я остановлюсь в какой-нибудь гостинице! Просто когда приехал, мне очень хотелось увидеть тебя!

       Снова против собственной воли заулыбавшись, теперь уже я повисла на шее парня.

       — Правильно сделал! Так, кидай свою сумку и проходи наконец! — воскликнула я. — Пойдём на кухню, чайку попьём!

       Естественно уборка была забыта и швабра оставлена в прихожей за ненадобностью.
Сначала я познакомила Катерину с Никитой. Они поначалу придерживаясь рамок приличия: вежливо и отстранённо обменивались репликами. Но это продолжалось недолго, пока они не обнаружили общий объект для шуток, которым естественно стала я, и общение сразу стало неформальным. Я порывалась несколько раз обидеться, ещё пару раз выйти из-за стола, но не смогла, так как глядя на довольные физиономии друзей сама начинала улыбаться и подкалывать их в ответ.

       Киоссе, проявляя себя как истинный джентльмен, засыпал Катерину комплиментами, а распробовав хворост, так вовсе озолотил всяческими эпитетами в превосходной форме.

       — Это не я пекла, а моя бабушка, — смущённо призналась подруга, старательно изучая взглядом дно своей кружки.

       Совсем мне эта поп-звезда подругу засмущала. Ну да, неподготовленной девичьей натуре трудно устоять перед таким обаятельным молодым человеком и его ослепительной улыбкой. Наблюдая за тем, как подруга заботливо пододвигает Киоссе полупустую тарелку с хворостом, я сначала мысленно возмутилась, вспомнив, как у меня она этот же хворост отбирала, а затем у меня в голове что-то щёлкнуло.

       — Никита, ты хочешь все эти дни именно в Минске провести? — спросила я.

       — Эм, ну нет, я не хочу тебе причинить неудобства, могу денёк потусоваться и свалить обратно, в Москву, — пробормотал Никита, сразу как-то сникнув.

       — Стой, я не о том, у меня просто появилась другая идея! Ты что-нибудь знаешь о Мирском замке?

      Парень нахмурился, недоумённо глядя на меня, видимо не понимая, куда я клоню.

       — Ну слышал, одна из достопримечательностей Беларуси. Памятник средневекового зодчества.

       — А поехали посмотрим? — с энтузиазмом предложила я, затем обратившись к Кате. — Ефросинья Францевна не будет против если мы к ней нагрянем?

       — Ты ведь знаешь, она всегда будет тебе рада! — заверила меня подруга.

       Я вновь перевела взгляд на Киоссе, втихаря доедающего хворост:

       — В общем есть предложение съездить в Мир, это городской посёлок в Гродненской области, там находится Мирский замок и ещё много чего интересного. За исключением одного, вряд ли там есть поклонники группы Mband, — коварно улыбаясь, я покосилась на юношу.

       — Отлично! Мне уже нравится это место! — Никита воодушевлённо хлопнул рукой по столу. — Едем!

       — Значит завтра на вокзал и в путь! — высказалась я. — Если меня с работы отпустят…

       Мы принялись обсуждать детали поездки. Когда наконец всё было окончательно решено, Никита глянул на свои часы и засобирался уходить. Пришлось буквально силой усаживать его обратно и твёрдо повторить несколько раз, что никуда он не пойдёт. После недолго сопротивления парень сдался и как-то очень грустно посмотрел на пустую тарелку из-под хвороста. Его взгляд поддержал мой желудок, напомнив хозяйке, что ужина как такового сегодня ещё не было.

       После позднего ужина Катя начала клевать носом, поэтому её мы с Никитой отправили спать, сами же не могли всё никак разойтись. Парень, когда мы остались вдвоём, в очередной раз попытался извиниться за тот инцидент, когда мы с Тёмой нарвались на гопников. Извинялся он за то, что чуть ли не бросил меня на произвол судьбы, на что я только отмахнулась, неожиданно спросив:

       — Как там Тёма отошёл? Загримировала его Даша?

       — Даша-то постаралась на славу, — усмехнулся Никита, — но его перед этим всё-таки Денис увидел и чуть не добил собственноручно! Он всё никак не мог понять, как в карточной игре можно получить такие повреждения.

       — В смысле? — не поняла я.

       — Ну Тёма же когда ломанул за тобой, Денису ничего не сказал, но забежал к парням и попросил их, сделать вид, что он с ними в карты режется! Ну вот наш концертный директор и пребывал в неведении, пока не увидел Артёма на следующее утро…

       — И?

       — И, сначала он предложил Константину, ну Меладзе, когда мы приехали в Москву, чипы нам под кожу внедрить, которые будут бить током, если мы отойдём от Дениса на гастролях больше чем на 100 метров. Но если серьёзно, теперь с нами будет ездить ещё и Костя, это наш PR-менеджер, между нами говоря, не очень приятный человек. Ну и Тёма получил выговор от самого Меладзе, но так и не сказал, что произошло!

       — А как он вообще? — наконец-то прямо спросила я

       — В порядке, домой поехал в Киев, с какой-то своей подругой, — сообщил Никита как ни в чём не бывало. А меня будто по голове ударили, где-то в груди неприятно зацарапало невидимыми когтями.

       — В смысле, с девушкой? — как можно более отстранённо уточнила я.

       — Ну не знаю, он мне не докладывал об их отношениях между собой, — неопределённо ответил Киоссе, с интересом покосившись на меня.

       Но я как ни в чём не бывало встала из-за стола и начала убирать посуду.

       Спальным местом для Никиты на сегодняшнюю ночь стала тахта, стоявшая в прихожей. Она досталась мне от хозяев моей съёмной квартиры и я первое время спала на ней сама, пока папа не привёз из дома мой собственный большой раскладывающийся диван. Таким образом, хозяйская тахта в сложенном виде перекочевала в прихожую и эксплуатировалась в случае если друзья засиживались в гостях.

       Устроив гостя, я сама направилась на боковую, не забыв завести будильник, всё-таки завтра на работу. Ох, чувствую тяжёлый денёк будет, надо же будет уговорить любимого начальника отпустить столь «ценного специалиста» как я на несколько дней за свой счёт.

       Однако утром меня разбудил не будильник, а приятный аромат чего-то жаренного, доносившийся из кухни и щекочущий нос. Почесав дыхательный орган, я приоткрыла глаз и сразу увидела сидящую рядом в пижаме Катерину с взлохмаченными волосами и сонными глазами.

       — А твой-то хозяйственный, — заметив, что я проснулась, негромко произнесла подруга, — что-то кашеварит с утра пораньше, — девушка кивнула головой в сторону кухни.

       — Он не мой, — буркнула я, садясь рядом. — Сколько времени-то? — я подняла взгляд на настенные часы. — О, мне через десять минут вставать. А ты чё не спишь? — спросила я, ползя к краю дивана.

       — Ну с такими ароматами поспишь тут, — буркнула девушка, впрочем вновь заваливаясь на подушку и накрываясь одеялом. — Он тут будет?

       — Ну да, — кивнула я, — я на работу, надеюсь, меня отпустят, а потом мы поедем в Мир. Он тебя несильно напряжёт?

       Для ответа на последний вопрос, подруга даже высунула голову из-под одеяла:

       — Марин, ничего, что это твоя квартира вообще-то? Тем более такая няшечка как твой, — последнее слово она выделила специально, — Никитушка вряд ли может кого-то напрячь, скорее наоборот… — нагло ухмыльнувшись, Катерина снова спряталась под одеялом.

       Приняв душ и приведя себя в порядок, я заглянула на кухню… А там «all inclusive»: аккуратно накрытый стол с тарелками, кружками, вилками-ложками, поджаренными тостами и свежезаваренным чаем. Рядом у плиты в наушниках, тихо что-то напевая и пританцовывая с лопаткой в руках, сам Никита Киоссе что-то помешивал на сковородке. Залюбовавшись его пластичными движениями, я даже не сразу окликнула этого доморощенного кулинара и он первый заметил меня:

       — О, Марин, доброе утро! — заулыбался парень. — Завтрак подан, мисс! — он картинно поклонился продолжая держать лопатку в одной руке, другой же он подхватил сковородку. — Налетай! — с этими словами он начал раскладывать собственноручно приготовленный омлет по тарелкам. — А Катя будет с нами завтракать? — вдруг замер парень, глядя на две тарелки, на которых дымился свежеприготовленный омлет.

       — Нет, она сова, будет позже, — заверила я, усаживаясь за стол и щурясь от удовольствия, ну да, чертовски приятно, когда тебе кто-то заботливо приготавливает завтрак.

       — Эм, это ничего что я тут похозяйничал, немного? — вдруг спросил Никита, смущённо глядя на меня.

       — Издеваешься? — скептически уточнила я. — Это самое приятное утро для меня за последнее время! И всё благодаря тебе! — я благодарно взглянула на парня, кажется засмущав его ещё больше.

       Позавтракав (надо отметить, что омлет у Никиты получился отменный), я начала собираться на работу, Киоссе вызвался меня проводить.

       Как ни странно переговоры с начальником прошли достаточно успешно, он даже отпустил меня на вторую половину дня. Поэтому приехав домой, я быстро собирала сумку, под шуточки Никиты и Кати. В этот же день мы с Киоссе отправились на автовокзал, не забыв предварительно позвонить Катиной бабушке и сообщить ей о неожиданном визите молодёжи в скромный городской посёлок. Женщина заверила, что будет ждать нас с нетерпением.

       Билеты мы купили тоже удачно, оставалось подождать всего каких-то двадцать минут и усаживаться в автобус, который должен был нас довезти до Мира.

       — Ну давай! — Никита вдруг неожиданно остановился посреди тротуара и кинул наши сумки (мою он забрал сразу, как только мы вышли из дома, и сам её таскал) себе под ноги.

       — Что давать? — удивлённо спросила я, тоже останавливаясь.

       — Пой, — коротко пояснил Киоссе, прищурившись, — или ты забыла? Наш спор! Кажется, мы с тобой уже давно друзья ВКонтакте…

       Я отчаянно строила из себя дурочку, с тревогой осознавая о чём говорит мой спутник и понимание того, что петь придётся по-любому, стоило только глянуть на самодовольный вид Киоссе в ожидании скрестившего руки на груди.

       — Что, прямо здесь?! — попыталась бунтовать я.

       — А что тебя не устраивает? — усмехнулся Киоссе, — вот тебе вокзал, — парень махнул рукой в сторону здания вокзала. — Вперёд!

       Я затравленно смотрела на эту чуть ли не светящуюся от радости мечту девчонок-тинейджеров и понимала отступать некуда.

       — Ну ладно, можешь не частушки, — смилостивился парень, — пой, что хочешь! Разрешаю!

       Выдохнув, я отошла к стене здания вокзала, чтобы уж если и позориться, то не прямо посреди людского потока. У стены я наткнулась взглядом на уличных музыкантов: два парня, один с гитарой, другой с саксофоном о чём-то разговаривали между собой, прервавшись от исполнения очередного музыкального произведения.

       Выпросив у гитариста его инструмент и заверив, что верну его в целости и сохранности буквально через пару минут, я отошла в сторону и на секунду закрыла глаза, выдохнув ещё раз, провела рукой по струнам, наигрывая первые аккорды, затем начав негромко петь:

       «Дай мне — паветра глыток,
       Шанец — лепшы квiток,
       Шклянку салодкай вады,
       Рушыць толькi на уздым!
       Як боль так не мiне,
       Уголас просiць мяне,
       Дай моц не стаць у журбе,
       Дай зноу прагнуць цябе!

       Ведай, што твой супакой
       Толькi разам са мной!

       Нa на на на на на,
       На на на на на,

       Гукам толькi дазволь,
       Вольны спеӯ табе дам.
       Спеӯ мой возьме твой боль,
       Воля — iстотны стан.

       Глянь, там, на увесь размах,
       Уецца агульны наш шлях.
       На на на на на на…» ©гурт «Крама» (песня «Дай мне шанец»)

       Полностью отдавшись словам песни и музыке, не сразу заметила Никиту, который пристроившись рядом со мной и уловив ритм, подпевал мне часть, где было только «На на на на на», отбивая в такт руками по своим бёдрам. Несколько человек остановились, слушая нас. Нам даже кидали какие-то деньги, которые после исполнения песни я отдала ребятам-музыкантам.

       — Ну ты красава!!! — воскликнул Никита, в порыве обняв меня за плечи. — Не думал, что ты всё-таки решишься! А как ты поёшь! А какую офигенную песню выбрала! Я, конечно, не всё понял, но мне очень понравилось! Ты же мне скинешь её?! — тормошил меня парень.

       — Да, конечно, — улыбалась в свою очередь я, испытывая какой-то невероятный прилив адреналина. Мои руки до сих дрожали, а голос так и не приобрёл пока твёрдости. — Теперь я понимаю твои слова о том, какой ты испытываешь кайф, выступая на сцене!

       Неожиданно Никита остановился и развернул меня за плечи к себе, так, что теперь он оказался прямо напротив меня.

       — Блин, ты такая… — видимо, он не смог подобрать подходящих слов, поэтому просто смотрел на меня и в его взгляде был заметен блеск и то, что-то непонятное, что я заметила ещё когда мы гуляли по набережной в парке больше недели назад.

       — Какая? — хитро прищурившись, уточнила я.

       — Особенная, удивительная, потрясающая, восхитительная, — начал было перечислять Киоссе, но потом остановился, — да мне слов не хватит, чтобы описать и выразить своё отношения к тебе! — неожиданно произнёс парень, глядя мне в глаза.

       Я заметила, как начали расширяться его зрачки, неожиданно парень опустил взгляд, кажется, остановив его в районе моих губ.

       «Похоже сейчас что-то будет!» — мелькнула паническая мысль в моей голове. «Надо что-то делать!» — взвыл внутренний голос. Из динамика над нашими головами раздался гнусавый женский голос, сообщивший о том, что с 8-й платформы через пять минут отправляется наш автобус.

       — Кажется мы опаздываем! — как можно более непринужденно воскликнула я и, не дав Никите опомниться, схватила его за руку и потащила за собой в сторону нужной платформы.

       Уже сидя в автобусе и глядя в окно, я пыталась осмыслить произошедшее несколько минут назад. Никита поняв, что собеседник из меня сейчас не очень, воткнул в уши наушники, откинув голову на спинку кресла и прикрыв глаза, отбивал пальцами по подлокотнику какой-то ритм. Искоса наблюдая за парнем, я пыталась понять его поведение и дать ему правильную оценку.

      В конце концов, убедила себя, что мне всё показалось и что Никиту обуревал такой же адреналин после нашего совместного выступления, как и меня, отсюда и расширившиеся зрачки, и восторженные слова в мой адрес. Успокоив себя этим, незаметно начала клевать носом и через несколько секунд уже не чувствовала как тяжелеет голова и в качестве опоры себе находит крепкое плечо парня, сидящего рядом и наблюдающего за мной с тёплой улыбкой на губах.



Викторка Россонери

Отредактировано: 23.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться