И где я могла его раньше видеть?

Размер шрифта: - +

Глава 14. Миру Мир! (часть 2)

      Большую часть дороги я проспала у Никиты на плече. Бедный парень, наверное, у него вся рука ныла, поскольку он старался лишний раз не шевелиться и не двигать плечом, чтобы не разбудить «спящую красавицу».

       Восстановив силы, я сначала нагло отобрала у парня один наушник и вставила его себе в ухо, услышанная музыка была незнакомой, но тем не менее она мне понравилась. Однако меломанствовали мы недолго, поскольку у Киоссе села аккумулятор на телефоне.

       Остаток пути развлекали себя детской игрой слова на одну букву, в нашем случае это была буква «И», поэтому приходилось изрядно поднапрячь свой словарный запас, дабы припомнить не столь многочисленные существительные, начинающиеся на эту букву. При этом вели мы себя совершенно неспортивно, щекоча и иными способами отвлекая соперника, когда он пытался сосредоточиться и вспомнить хотя бы ещё одно слово на букву «и».

       — Ничего себе! — вдруг застыл Никита, уставившись в окно у меня за спиной. — Это он, да?

       Я повернулась к окну. Мы въезжали в Мир и красавец-замок, находящийся на возвышенности и видимый практически из любой точки посёлка, предстал перед нами во всей красе. Величественные башни, достигающие около 25 метров в высоту, украшенные белым орнаментом, соединённые между собой толстенными стенами производили впечатление даже издалека.

       — Ага, — с довольным видом кивнула я, будто сама строила это произведение архитектуры, — нравится?

       — Не то слово, — выдохнул парень, не отрывая взгляда от замка, когда тот остался позади, Киоссе даже вытянул шею, не желая расставаться с прекрасным видом.

       — Налюбуешься ещё, — буркнула я, подталкивая парня к выходу из автобуса.

       Вечерняя погода в Мире не радовала, накрапывал мелкий противный дождь, грозящий с минуты на минуту перейти в проливной.

       — Пойдём, подойдём ближе? — Никита, вопросительно глядя, взял меня за руку.

       — Никит, мы тут на несколько дней, успеем ещё, — заверила его я, — а сейчас давай-ка в быстром темпе двигать к Ефросинье Францевне, а то вымокнем до нитки!

       Мой спутник пригорюнился, но тут его взгляд наткнулся на Николаевский костёл, который располагался практически впритык к Привокзальной площади, на которой мы находились.

       — А это… — парень на секунду задумался, но тут же продолжил, — костёл?

       — Угу, — кивнула я, ненавязчиво тяня юношу за собой в нужную сторону, а то он тут, как минимум ещё полгода стоять будет, восхищаясь местными достопримечательностями.

       Ничего не хочу сказать, в Мире есть на что посмотреть и сам замок, и костёл, который Киоссе только что обнаружил и два православных храма, и прочие достопримечательности. Я сама, увлекаясь историей этого местечка, как одержимая, будучи у Катерины в гостях, облазила его вдоль и поперёк, не переставая восхищаться талантом средневековых (и не только) архитекторов. Но, не под дождём же из себя юного сталкера строить!

       — Странно, — снова подал голос Никита, — а тут церковь, прямо напротив костёла, так близко… Они в одно время были построены?

       — Да, приблизительно в XVI–XVII веке.

       — Тогда точно странно, эти конфесии в то время не очень хорошо относились друг к другу…

       — Мир всегда отличался веротерпимостью, тут когда-то и мечеть ещё была и синагога, — просветила парня я, — а то что церковь и костёл рядом, так это из-за одного из владельцев замка, по его приказу их так построили, друг напротив друга, чтобы показать равенство и православных и католиков.

       — Откуда у тебя такие познания? — Никита остановился и вопросительно смотрел на меня.

       — Я тут почти каждое лето провожу, вот и наслушалась от местных жителей, — отмахнулась я, ускоряя шаг, так как капля холодной воды попала мне за шиворот.

       Парень снова зашевелил ногами, однако буквально через минуту остановился.

       — Какая красота!

       Я обернулась, Никита опять любовался замком, который вдалеке в сочетании с подсветкой и вечерними сумерками выглядел ещё более таинственным. Никита потянулся в карман за телефоном, чтобы запечатлеть восхитительный вид, однако вовремя вспомнил, что от его телефона сейчас толку, не больше чем от простого куска пластмассы. Пришлось давать ему свой мобильник, потому как, он не мог не запечатлеть увиденное, а потом не залить это в Инстаграм, чтоб, цитирую, «все подписчики от зависти просто изошлись, что их здесь нет и они этого не видят своими глазами!».

       Грянувший гром заставил парня вернуться на землю и отложить созерцание прекрасного до наступления более соответствующих погодных условий.

       Катина бабушка встретила нас радушно, мы подарили ей заранее купленный ещё в Минске набор зефира, очень уж Ефросинья Францевна любила это лакомство. Кстати, несмотря на такую слабость, женщина сохранила до своих лет стройную, подтянутую фигуру.

       Разложив вещи в выделенных нам комнатах, мне досталась комната подруги на втором этаже, Никиту разместили в зале, находящемся внизу, мы вернулись на кухню, где Катина бабушка уже накрыла стол. Сразу видно, что к нашему приезду она подготовилась, на столе дымились в большой тарелке румяные драники, рядом стояла крынка с деревенской сметаной, румяная поджарка, маринованные грибочки — радовали глаз и желудки.

       — Я в раю, — прошептал Никита, плюхнувшись на ближайший стул и не в силах оторвать глаз от продовольственного изобилия.

       За ужином, когда мы утолили голод, и, запыхавшись, лениво разглядывали полупустые тарелки, с сожалением понимая, что больше в нас уже не влезет, Ефросинья Францевная подробно расспрашивала нас о новостях. Причём не только меня, но и Киоссе, которого знала от силы часа два, однако к концу наших посиделок она уже была заочно знакома с его мамой, сестрой, остальными участниками его группы, его планами на будущее. Признаться, даже я всего им сказанного за столом до сегодняшнего дня не знала, хотя была знакома-то с ним подольше, чем Катина бабушка.

       Дождь за окном усилился, что окончательно перечеркнуло наши планы, совершить вечерний променад к замку. Поэтому, убрав со стола и перемыв всю посуду (ну как, я мыла, а Никита сидел рядом и рассказывал мне всякие байки, периодически исполняя отрывки из разных известных песен, в общем отрабатывал в качестве радио), мы переместились в Катину комнату.

       По дороге Никита заскочил к себе, чтобы захватить свой макбук. Он узнал, что я до сих пор не посмотрела ни одной серии «Игры престолов», решил заняться исправлением этого вопиющего недоразумения лично. Кстати, сам он успел посмотреть несколько серий моего любимого «Агентства НЛС» и остался довольный увиденным, сказал, что обязательно досмотрит и первый сезон, а затем и второй.

       Удобно устроившись на Катиной кровати, укутавшись в один плед на двоих, и, пристроив макбук, мы углубились в экранизацию произведения Джорджа Р.Р. Мартина. Как заявил Никита, мы должны сегодня получше вдохновиться атмосферой эпохи Средневековья, чтобы наша завтрашняя вылазка прошла как можно более насыщеннее.

       Кажется, это уже был второй сезон «Игры престолов», когда я постепенно начала терять нить событий, а картинка становилась всё смазаннее и смазаннее из-за самопроизвольно закрывающихся глаз. Сил поднять руку, чтобы нажать на паузу или хотя бы сказать Никите, чей тёплый бок рядом служил отличной грелкой, чтобы он остановил воспроизведение, уже не было.

Никита 

       Сколько бы парень не смотрел этот сериал, всегда им восхищался и тот не терял своей  привлекательности для него даже при третьем повторном просмотре. Признаться, он даже не сразу обратил внимание на размеренное сопение рядом.

       Покосившись на девушку и поняв, что та уже спит беспробудным сном и относительно давно, он только усмехнулся. Нажал на паузу, осторожно, не делая резких движений, он поднялся, убрал ноутбук. На секунду-другую залюбовался спящей девушкой.

      Улыбка вновь тронула его губы. Никому он её не отдаст. Он добьётся того, что она поймёт, что с ним ей будет лучше, чем с кем бы-то ни было другим.

       Да, он знал, что Тёма поехал в Киев со своей давней подругой, с которой их связывали исключительно дружеские отношения. Но не сказал ей. Специально. Эгоист? Возможно. Но если бы он видел, что этих двоих (Тёму и Марину) что-то связывает, может он и не стал так поступать. А так, Артём чётко объяснил, что Марина его как девушка не интересует. Поэтому, лучше было привязанность Марины к рэперу не как к простому знакомому уничтожить сейчас, пока она не влюбилась в того по уши. Ведь её чувства будут безответны, а страдать он (Никита) ей не позволит!

       Заботливо укрыв девушку пледом, он было двинулся к выходу. Но затем остановился, усмехнулся, в голове пронеслось что-то типа: «Да щас!». Мгновение, он уже оказывается под пледом, бережно прижимая к себе хрупкое тело девушки.

Марина 

       Сквозь сон я почувствовала как кто-то нежно ласкает мою грудь сквозь ткань майки, мурлыкнув от удовольствия, инстинктивно выгнулась навстречу тёплой мужской ладони.

       Но тут окончательно проснувшийся мозг забил тревогу и я распахнула глаза, неимоверной силой воли заставив себя не заорать во всё горло, поскольку поняла, что приятное действо происходит наяву. Подорвавшись, я вскочила с кровати и уставилась на спящего на кровати Никиту, который как раз и был обладателем шаловливой ручонки.

       Парень как ни в чём не бывало посапывал, пребывая в царстве Морфея, а его рука, угомонившись, теперь лежала на пледе.

       — Киоссе, — прошипела я, мимолётно глянув на будильник, стоящий на Катином столе, который показывал 8 утра. Катина бабушка уже давно на ногах, так что можно не стесняться:

       — КИОССЕ! ТЫ СОВСЕМ ОХРЕНЕЛ?!

       Парень практически подпрыгнул на месте от моего молодецкого вопля, сразу же сел и начал недоумённо оглядываться. Взлохмаченные волосы, бровки домиком, затуманенный взгляд — сама невинность! Но, не стоит расслабляться — одёрнула себя я, сохраняя суровый вид.

       — Марин, что случилось? — обеспокоенно спросил парень хриплым с спросонья голосом, наконец сфокусировав свой взгляд на моей грозной персоне.

       — Скажи-ка, радость моя, что тебе снилось? — елейным голосом, не предвещающим ничего хорошего, поинтересовалась я, уперев руки в бока.

       Парень сначала нахмурился, недоумённо глядя на меня, затем задумался, видимо, силясь вспомнить и, судя по постепенно заливающемуся краской лицу, вспомнил. Его взгляд устремился куда-то в сторону, лишь бы не встречаться с моим.

       — Так вот, котик, это, тебе не снилось! — безжалостно припечатала я.

       — Ээээ, то есть это я… наяву…. вот… тебя… м-м-м…. трогал? — неуверенно уточнил Киоссе, продолжая блуждать взглядом по комнате.

       — Угу, — хмуро подтвердила я.

       Казалось, щёки парня уже накалились до предела и на них запросто можно разогреть вчерашние драники.

       — Марин, прости! — выпалил парень, найдя всё же смелость, посмотреть на меня, — я не хотел! Ой то есть нет, хотел! А-а-а-а! Нет, подожди, не слушай меня! Я дурак! Сон просто дурацкий, вот…я спал, честное слово и вот приснилось! Прости пожалуйста, а? — мультипликаторы, нарисовавшие глазки кота из «Шрека», наверное бы сейчас дружно уволились, признав собственную некомпетентность, стоило бы им взглянуть на полные раскаяния коньячные глаза парня, сидящего передо мной.

       — Почему ты тут вообще спал? — сердито осведомилась я.

       — Я заснул, как и ты, — пожал плечами Никита, а глазки такие честные-честные, как у наших депутатов, когда они рассказывают о расходовании бюджетных средств.

       — Угу, а он, — красноречивый взгляд на макбук, — сам выключился, закрылся, ножки отрастил и на них утопал на стол?

       Никита закусил губу, поняв, что спалился.

       — Честно говоря, мне лениво было топать вниз, тем более в темноте по этой лестнице, я бы точно навернулся! И перебудил бы весь дом! — это версия мне показалась более искренней. — Ты меня простила? Я честно ничего такого не хотел. То есть, ты не подумай, ты очень красивая девушка, но я бы никогда. Ой! Блин! Идиот! То есть я хотел сказать… — поняв, что окончательно запутался, Никита, снова покраснев, затих, опустив голову и гипнотизируя взглядом плед.

       Однако, я решила, что так просто ему моё прощение не дастся, поэтому молча с суровым видом проследовала вон из комнаты. Оставив парня мучиться угрызениями в одиночестве.

       О своём решении я позже, конечно, пожалела, так как Никита буквально не давал мне прохода, чуть ли не вымаливая прощения. Ах, сколько я о себе узнала нового (в хорошем смысле), комплиментов наверное на год вперёд наслушалась.

       — А кто хоть снился? — поинтересовалась я, когда мы завтракали, решив таки смилостивиться.

       Лицо парня вновь залилось краской и он пришибленно посмотрел на меня. Решив уже не доводить парня совсем, я не стала настаивать на ответе.

       За завтраком составили план действий на ближайшие дни. Никита всё рвался в замок, однако я его уговорила (а он, видимо, поддался из чувства вины за утреннее происшествие) сначала обследовать окрестности, еврейский квартал, храмы, костёл, а замок оставить «на десерт».

       Погода наладилась и сегодня нам благоволила. Выбравшись из дома, мы направились к первой из всего двух церквей, находившихся в Мире.

       — А где она находится? — сверяясь со старым туристическом буклетом местечка, который мы обнаружили у Кати на книжной полке, уточнил Никита.

       — На кладбище, — бодро заявила я.

       — Кхм, где? — переспросил мой спутник, но убедившись по моей довольной физиономии, что не ослышался, снова опустил взгляд в буклет, однако, через мгновение, он снова смотрел на меня, на его губах мелькнула улыбка, — а что, мне нравится, оптимистичненькое начало нашего отдыха!



Викторка Россонери

Отредактировано: 23.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться