И горше боли будет радость

Font size: - +

4

  Несмотря на изрядную эмоциональную встряску и выпитый кофе, уснуть Леське удалось без труда. Сразу после возвращения домой она приняла душ и улеглась, безмятежно проспав до утра без всяких сновидений. Просыпалась она обычно поздно: работая над проектами, часто засиживалась допоздна, а потом могла позволить себе отоспаться, благо на проходную не опаздывала. Сегодня же она открыла глаза около 9 утра, что по меркам Леськи относилось к разряду «рань несусветная». Хотела было прикрыть глаза и поваляться ещё немного, но в голову полезли разные мысли, и Леська поняла, что придётся вставать.

 - Ну вот, начался отпуск, – ворча, она сунула ноги в тапки, побрела в ванную, потом на кухню.

  С большой чашкой ароматного кофе девушка перекочевала в комнату, устроилась на диване, лениво пощёлкала пультом от телевизора. Кроме всевозможных утренних шоу для домохозяек, смотреть было нечего. Леська вздохнула и выключила телевизор. Ей было просто необходимо с кем-то поговорить, разобраться, что случилось с ней на самом деле. Убедиться, что это были не галлюцинации и не плод её разбушевавшейся фантазии. Проблема была в том, что кроме Димки, ей и говорить-то по душам было не с кем. А Димыч, как стало понятно, вникать и воспринимать всерьёз подобные происшествия не собирался. Леська в задумчивости вертела в руках чашку с недопитым кофе, когда в дверь позвонили. Она даже вздрогнула от неожиданности. К ней уже очень давно никто не приходил без приглашения или предварительного звонка по телефону, поэтому утренний визитёр мог оказаться кем угодно. Но реальность превзошла все её ожидания.

 - Ты… – голос прошелестел едва слышно. Горло перехватило спазмом, едва Леська увидела того, кто стоял на пороге. – Герман…

  Он почти не изменился за прошедшие 9 лет. Нет, повзрослел, конечно – из пацанёнка в парня превратился. Неизменным осталось всё прочее: чёрные волосы, сзади коротко стриженые, разлохмаченная чёлка, то и дело падающая на глаза; пронзительный и чуть настороженный взгляд льдисто-голубых глаз, взирающих на собеседника исподлобья и сверлящих насквозь. Резко очерченные скулы и чуть запавшие щёки. Всё такой же худощавый и одетый в чёрное. Матерчатые и плетёные кожаные браслеты на запястье. Цепочек и амулетов на шее, кажется, прибавилось… И он по-прежнему умопомрачительно красив и притягателен.

 - Привет, Фоксик, – парень откинул волосы со лба и слегка улыбнулся, не зная, как Леська поведёт себя дальше. – Впустишь?

 - Конечно…да, проходи! – Леська будто вынырнула из-под воды – втянула воздух, задышала, а вместе с тем пришла в себя. Распахнула дверь пошире и ошарашено помотала головой, нервно хихикнув: – Подумать только! Герман!..

 - Только не Герыч, ладно? Достали уже эти наркоманские кликухи… А так – хоть Герасим!

  Он разулся в прихожей и робко замер, как будто пришёл сюда впервые. Конечно, квартира изменилась за 9 лет, и ремонт имел место быть, но нерешительность парня была совсем иного рода. В каком-то смысле можно было и впрямь сказать, что порог квартиры он переступил впервые. Герман, бывший парень Ани, после её смерти не был здесь ни разу.

  …Они были очень яркой парой, выделяясь из всей их разномастной компании. Яркой и контрастной. Как день и ночь, как чёрное и белое, в прямом и переносном смысле. Грустная эльфийская принцесса – и мрачный король вампиров или демонов… Юный Герман, представитель гОтов, и томная инопланетная платиновая блондинка Фейри-Энн, оба загадочные и нестандартные. Впрочем, заурядных и стандартных в компании не было, там каждый был с претензией на яркость, но эта парочка всех переплюнула. Они умудрялись общаться на каком-то неземном уровне, порой понимая друг друга вовсе без слов. А когда были слова – они тоже как-то все сводились к высшим материям, теряя смысл и интерес для окружающих. Леська вполне могла понять сестру: парень единогласно всеми девчонками был признан красавчиком, а уж если он ещё и в душу сумел запасть, то и вовсе не поспоришь… Герман увлекался оккультизмом, потусторонним миром и всякими магическими штучками; утверждал, что у него есть способности медиума, но их нужно активно развивать. Леська к подобным заявлениям тогда относилась скептически, но не могла не признать: ауру притягательности парня такие вещи только усиливали.

  После смерти сестры Леська не встречала Германа ни разу. Сам он не приходил и не звонил, в компании появляться перестал, и она даже стала думать, что парень уехал из города. Но несколько лет назад наткнулась на его страничку в соцсети и была немало удивлена тем, какую бурную деятельность он развернул. Судя по всему, от своих идей общения с духами парень так и не отказался, даже наоборот: предлагал свои услуги всем желающим заглянуть в мир усопших. За умеренную плату, естественно. Ну и сопутствующее: привороты, гадания, прочая чушь… По всей видимости, недостатка в клиентах Герман не испытывал, и наверняка в этом свою роль играла и его звучная фамилия – Грабовский. Разумеется, никакого отношения к гробам она не имела, но невежественный народ готов был преклониться уже перед одним лишь набором знакомых звуков. Вот так фамилия, ведущая своё начало от польских дворян, стала для Германа пропуском в потусторонний мир.

 - Чай будешь? – крикнула Леська с кухни. – Или кофе?

 - Давай кофе, – Герман присел на краешек табуретки за столом, всё ещё продолжая испытывать неловкость. – Ты как, временем располагаешь? Или лучше вечером зайти, после работы?

 - Я дома работаю, Гер. И сейчас в отпуске.

 - А мама?

 - Мамы нет. Уже 7 лет.

 - Прости, Фокс, я не знал…

 - Ничего. И, Гер, давай без Фоксов. Я Леся.

 - Да, извини, не подумал… Чёрт, я иногда забываю, сколько времени прошло… Как вчера всё...



Жанна Воскресенская

Edited: 23.12.2018

Add to Library


Complain