И горше боли будет радость

Font size: - +

7

  Возвращаться утром в квартиру, пропахшую лилиями, Леське не хотелось. Она ещё вчера начала размышлять на эту тему, а сегодня идея оформилась окончательно. Пока Димка собирался на работу, Леська натянула его старую футболку и выползла на кухню.

 - Дим, есть предложение. Можно, я сегодня домой не пойду?

 - Начало мне уже нравится, – тот с улыбкой отхлебнул кофе, – а что, с твоей квартирой что-то не так?

 - Да, я там…флакон духов разбила. Старых, вонючих. Оставила окна открытыми – может, выветрится за выходные, – в этот момент Леська дико пожалела, что не сделала так на самом деле. – Сегодня пятница, и если выходные у тебя свободны, то мы вполне могли бы уехать на базу. Ведь твоё предложение насчёт базы всё ещё в силе?

 - Да, конечно, Лесёнок, только… Это ж заранее надо было всё бронировать, договариваться…

 - А вот это оставь мне. У меня до вечера куча свободного времени, вот и займусь. Посмотрю сайты, почитаю отзывы, обзвоню и всё закажу. А после работы сразу и рванём. Идёт?

 - Супер. Только неудобно как-то: предложил я, а возиться тебе.

 - Да я и тебе работу найду, – с энтузиазмом заявила Леська, – приедем туда – шашлык будешь жарить.

 - Это само собой. Так, вот тебе карта, если что надо будет купить или оплатить – действуй. Я побежал.

  Возражать Леська не стала, прекрасно помня, во что вылилось обсуждение финансовых вопросов в прошлый раз. Она постояла немного у окна, наблюдая, как Димыч возится со своей старенькой «десяткой». Машина видала виды, но бегала вполне бодро. Обычно он добирался до больницы пешком, благо снимал квартиру неподалёку. Но сегодня без машины не обойтись. И раз уж они собирались ехать сразу после работы – следовало убедиться в отсутствии сюрпризов типа спущенного колеса или чего ещё. Осмотром Димка остался доволен, хлопнул дверцей и уехал, а Леська сварила себе кофе и плотно засела в интернете.

  В это время года предложения от баз отдыха намного превышали спрос. Сезон шашлыков только начинался, а ночи стояли ещё довольно холодные, поэтому в основном весь отдых сводился к тому, что компании арендовали площадку для барбекю с беседкой. Леське без проблем удалось снять комфортабельный домик по вполне приемлемой цене, а за пребывание там в течение всех выходных ещё и скидку сделали. Кроме того, приятным бонусом стал сервис, который база предоставляла отдыхающим: имелись мангалы, угли и даже мясо для шашлыка, в буфете продавались продукты первой необходимости, а ещё желающим выдавались спальные мешки. Леське не терпелось попасть туда как можно скорее, чтобы весь мир с его проблемами остался снаружи, а они с Димкой хотя бы ненадолго заперлись внутри волшебного кокона, куда не проникает повседневная чушь. Они оба заслужили отдых в стране Безмятежности…

  Потом она отправилась в магазин, чтобы купить вина и всякие нужные мелочи. Внезапно вспомнив, что за городом связь может барахлить, Леська достала телефон.

 - Привет, Гер. Звоню, чтобы предупредить: я уезжаю. Нет, ненадолго, на выходные. В городе меня не будет, да. Говорю для того, чтоб ты не обрывал телефон и не выбивал мне двери. Да ладно, не извиняйся, я ж понимаю… Ну, в общем, развеюсь и вернусь. Ага, пока.

  «Ну вот, опять отчитываюсь, чтобы пойти на свидание, – усмехнулась про себя Леська и покачала головой: – И даже не перед мамой… Только вдуматься: перед парнем умершей сестры!.. Боже, какой абсурд…»

  База отдыха «Лесная усадьба» оказалась живьём ещё привлекательнее, чем на фотографиях. Затерянная среди соснового леса, вдали от кордона, на берегу тихой речушки, она была живописным островком спокойствия среди океана жизненных неурядиц. Здесь забывались неприятности, любой абсурд попросту переставал существовать, даже само время, казалось, замедляло свой ход. Пока жарилось мясо, Леська сидела на брёвнышке у костра, наблюдая, как Димка колдует у мангала. Ей нравилось смотреть, как его руки ловко управляются с костром, мангалом и мясом: движения были точными, уверенными и красивыми. Сказывалась многолетняя практика: день за днём выполняя различные манипуляции, руки привыкли импровизировать. Леське казалось, что если Димке предложить после операции нарезать хлеб и подвязать помидоры на огороде, то у него всё выйдет одинаково красиво и виртуозно.

  Потом они поужинали в беседке, и Леська, разомлевшая от выпитого вина, пожелала посмотреть на звёзды в ясном апрельском небе. Димка притащил из административного корпуса тёплый спальный мешок, разложил возле домика на траве, и Леська заползла внутрь, ойкая и хихикая. Они долго-долго лежали в обнимку, целовались, молчали, наслаждаясь тишиной и обществом друг друга. Леська чувствовала себя под надёжной защитой, прижимаясь к тёплому боку своего мужчины. В какой-то момент она довольно промурлыкала:

 - Кажется, я могу здесь всю жизнь провести…

 - Ага, – отозвался Димка, – так расслабимся, что забуду, как работать надо.

 - Не-не-не, – Леська активно замотала головой, – тебе нельзя забывать, ты за жизни отвечаешь!

 - Ну, говорят ведь, что у каждого врача есть своё кладбище, – уже после произнесённых слов Димка спохватился и быстро попытался исправиться: – Лесь, прости, это просто дурацкая шутка, я не хотел…

 - Да ладно, – ей было настолько хорошо сейчас, что не было никакого желания портить всё нелепыми пререканиями. – Дим, а бывает ведь так, что от врача уже ничего не зависит?

 - Конечно, бывает. Сплошь и рядом. И наоборот тоже бывает. Привезут какого-нибудь, думаешь – ну всё, приехали, из патанатомии теперь не вылезешь… А он наутро уже бодренько скачет на койке в реанимации. Буквально на днях случай был: поступил пацан с запущенным аппендицитом, мать три дня ждала, пока само рассосётся…



Жанна Воскресенская

Edited: 23.12.2018

Add to Library


Complain