И горше боли будет радость

Font size: - +

9

  И побежали день за днём – совершенно обычные, но в то же время будто бы наполняющие жизнь смыслом. Леське казалось, что всё вернулось к тому моменту, когда она ещё не стала наследницей. Ничто не тревожило, глобальных проблем не намечалось, на душе снова установился покой. Она потихоньку разбирала вещи, что-то уже успела продать антиквару, а вырученные деньги отложить на ремонт. Бабкина квартира больше не вызывала у Леськи ни неприязни, ни панического ужаса: теперь там была тайна, её личная тайна, к которой она могла прикоснуться в любой момент. Присутствие Германа тоже не досаждало: он не то чтобы снова исчез, но названивать и появляться в неурочный час перестал. Возникал периодически, просто не давая забыть о себе. Удивительное дело, но именно тогда, когда его стало чуть меньше в её жизни, Леська вновь начала воспринимать его как красивого парня, как раньше. Она помнила, что в компании он всегда считался красавчиком, и мысли навязчиво возвращались к этим воспоминаниям. И если раньше ей не казалось интересным слушать то, что Герман мог бы рассказать, то теперь он вполне устраивал её как собеседник. Что было тому причиной – то ли он изменился с годами, то ли она сама повзрослела, но сейчас Леська могла понять сестру, питавшую к нему нежные чувства. Понять именно с точки зрения взаимного притяжения интересов, а не банального подросткового влечения, когда каждая смазливая мордашка кажется подарком судьбы… В то же время Леська отдавала себе отчёт, что Герман всегда был и останется для неё парнем сестры; что даже если бы она сильно захотела, то не смогла бы переступить это табу – ни тогда, ни сейчас. А желания, слава богу, и не было. Мысли мелькали, но желание не возникало. Взрослые суждения и здравый смысл преобладали над всей этой неустойчивой гормональной романтикой, так часто свойственной подросткам.

  …Леська занималась приготовлением ужина, когда позвонила Ритка. Придерживая телефон возле уха плечом, девушка продолжила виртуозно разделывать курицу.

 - Привет, Ритуль! – бодро прощебетала Леська в трубку. – Скучаете там без меня?

 - Да есть немножко. Как тебе отдыхается?

 - О, грандиозно! Покоряю горные пики бабкиных антресолей, загораю среди старых диванов и плещусь в океанах грязной воды и пены! Какое из этих занятий тебя заводит больше всего?

 - Сразу видно, Лисовец, что отпуск пошёл тебе на пользу! – засмеялась Ритка. – Узнаю наконец-то жизнерадостную рыжую плутовку! Когда планируешь вернуться?

 - Ну погоди, я только во вкус вошла! А что, у вас там совсем завал?

 - Ну, не совсем пока… Но некоторые клиенты хотят работу именно от ЛисЛес. Кто-то и подождать готов. Так что ты имей в виду, что заказы будут сразу. Если хочешь, хоть сейчас бери.

 - Кто ещё из нас лиса, Ритусик, – усмехнулась Леська. – Так и скажи, что желаешь меня выдернуть из отпуска…

 - Нет, ну ты имеешь право на отдых, я тебя не тороплю. Просто держи в уме, ладно?

 - Хорошо, как заскучаю среди тряпок – сразу сяду за ноут.

  Пока Леська болтала с подругой, руки автоматически продолжали привычные действия: что-то резали, солили, смешивали, зажигали газ, доставали нужную посуду… Результат удивил Леську, когда она нажала «отбой»: оказывается, сегодня у неё на ужин куриные грудки с пряностями и овощной салат. Всё было приготовлено именно так, как нравилось Ане… Она совсем не ела мяса, только рыбу и куриные грудки, и это не было данью какой-то модной диете – просто у Ани был такой своеобразный вкус. А вот готовить она не любила вовсе. Леська прекрасно помнила, как прибегала из художки и старалась быстренько приготовить что-то простое к приходу мамы с работы. И как частенько злилась на Аню, которая появлялась из их комнаты, словно привидение, с неизменной фразой: «М-м-м, Лесик, как вкусно пахнет… Я такая голодная». Так возьми и приготовь еду, раз голодная!.. Леська могла негодовать и выговаривать Ане сколько угодно – её непрошибаемому спокойствию и холодности позавидовал бы даже Далай-лама.

  От неожиданного звонка в дверь она едва не подпрыгнула. Переступив порог, Герман сразу потянул носом:

 - Обалдеть, как вкусно пахнет!

  Леська лишь усилием воли сдержалась, чтобы тут же не отвесить ему подзатыльник. Он что, мысли её читает?!

 - Ты на запах шёл, что ли, как тот мышь в мультике? Ужинать будешь?

 - Пригласишь – буду, когда я от вкусной еды отказывался?

  За столом они уселись друг напротив друга, и Герман вдруг принялся молча разглядывать то, что лежало на тарелке.

 - Лесь…

 - Что? Ты резко стал вегетарианцем, Гер?

 - Ты приготовила то, что любила Аня. Я помню это.

 - Ну и что? Я тоже люблю курицу и салат, знаешь ли. Давай не будем смаковать нелепые совпадения и возводить их в ранг высшей милости.

 - Это просто такой ненавязчивый знак, что связь между вами всё-таки существует.

 - Гера, я вот сейчас тебе тарелку на голову надену – это тоже будет знак! Жирный такой, означающий конец моего терпения! Ешь давай!

  Он благоразумно умолк и занялся ужином. Но всё равно скоро заговорил:

 - Мне так нравилось, когда ваша мама задерживалась, и Анечка звала меня поужинать с ней вместе…

 - Ну ещё бы! – фыркнула Леська. – Мне бы понравилось ещё больше, если бы она и сама научилась что-то готовить, хоть изредка! А то я тут кашеварила, а вы вечно где-то шлялись. Или в темноте на кровати валялись…

 - Ну хочешь, в качестве благодарности можем и с тобой тоже поваляться.

 - Да ну тебя, Гер! – Леська швырнула в него скомканной салфеткой. – Ты сам-то понял, что сказал?!



Жанна Воскресенская

Edited: 23.12.2018

Add to Library


Complain