И горше боли будет радость

Font size: - +

10

  Оба альбома Леська забрала с собой домой. Пока добиралась, в голову пришла свежая мысль. Проанализировав все фото, увиденные в альбоме, девушка уловила закономерность: начиная с далёкого 19 века, по материнской линии первой всегда рождалась дочь. Она же была и единственной. Может, это ещё и раньше началось, но так далеко заглянуть не получилось. Они с Аней были первыми, кто нарушил эту закономерность. И всё равно в итоге осталась она одна. Означает ли это, что для Ани всё было предопределено заранее, намечено судьбой столетие назад?.. Леське не хотелось так думать. Но мысли вертелись, не отпуская. Сама она была старшей в их двойне, что лишь подтверждало подозрения. Больше всего Леське сейчас хотелось иметь возможность заглянуть не в прошлое, а в будущее. И ещё больше – увидеть там не свою дочь, а сына. Сломать эту чёртову традицию.

  Димка полистал альбом в один из своих визитов к Леське. Скорее, больше из вежливости, чем из сильного интереса.

 - Вот смотри, – Леська указала на фото Марии Петровны, – это та самая женщина, которую я видела тогда…ну, когда решила, что у меня глюки. Думай что хочешь, но это так и есть.

 - Я не буду с тобой спорить, Лесь, или вступать в жаркие дискуссии. И сомневаться в твоих словах не буду. Если ты говоришь, что так было – что ж, отлично, я это принял. Но я закоренелый материалист, поэтому рассуждать тут о мистике тоже не буду. В этом мире существует столько всего непознанного и неисследованного, что было бы глупо это отрицать. Но пойми, делать это центром своей жизни мне бы не хотелось.

 - Да я и не настаиваю, Дим. Просто поделилась.

  Фотографии мамы и свои вместе с сестрой Леська вклеила в альбом на следующий же день, когда привезла его из бабкиной квартиры. В отличие от Димыча, Герман живо заинтересовался семейными фотоисториями и вместе с Леськой долго их разглядывал за беседой.

 - Гер, я тут спросить хотела. Как думаешь, кто мог создать портал?

 - Хотел бы я знать, – он вздохнул с досадой, – кто-то, обладающий большими знаниями и силой.

 - Но ведь не бабка Наташа же там колдовала?!

 - Не факт, что это вообще было сделано при ней. Часы старинные, как попали к вам в дом – неизвестно. Может, это был подарок семье. Может, про эту их особенность вообще до тебя никто не знал.

 - Это как?

 - Возможно, портал открылся именно тебе, потому что это было важно. Может, таким образом тебе хотят показать и сказать что-то, что имеет значение только для тебя.

 - Интересно. Пока что я только более-менее разобралась со своими предками. Что они хотят мне сказать, я пока не уловила.

 - А мне интересно другое. Только не ругайся. Что увидела бы там Аня? И получилось бы у неё вообще?

 - Что толку гадать, Гер? Мы ведь всё равно этого никогда не узнаем.

  Он промолчал, склонившись над альбомом. Но глаза, полускрытые чёлкой, смотрели на Леську с изрядной долей скепсиса.

* * *

  «Сердечныя сочинения» были обычным девичьим альбомом, традиционным для девочек той эпохи. Тетрадь, обтянутая голубым бархатом, хранила на своих страницах стихи и различные изречения, записанные красивым почерком. Были здесь и стихи известных поэтов, включая Пушкина, но и стихов собственного сочинения хватало. Страницы украшали вклеенные ленточки, засушенные цветы и рисунки цветными чернилами. Со временем всё стало куда проще, и подобные альбомы превратились в «песенники», которые Леська любила разглядывать у мамы. В тетради тоже переписывались популярные песни и стихи, а украшали страницы актрисы и красотки, вырезанные из модных журналов. Нашёлся в альбоме и тот самый стих, то и дело всплывающий в видениях. Оказалось, что он довольно длинный, а те строки, услышанные Леськой от Марьи Петровны, звучали уже в завершение:

  «И горше боли будет радость,

   Когда тебя не станет вновь.

   И покаянье, и любовь,

   И слёз твоих немая сладость

   Ко мне придут из тихих снов».

  Наверное, юная Маша написала стихотворение, вдохновлённая образом какого-нибудь вихрастого гимназиста, подумала Леська. Кто знает, было ли её чувство взаимным, или она тихо страдала, мечтая придушить объект обожания… Какие-то загадки разрешились, конечно, но им на смену пришли новые. Для чего Леське нужно было узнать всё это, что она должна вынести из путешествий во времени? Ответов по-прежнему не было.

  Она честно пыталась их найти. Каждый визит её в бабкину квартиру теперь обязательно сопровождался заводом часов. И если поначалу между экскурсами в прошлое были значительные временные промежутки, достигающие десятков лет, то сейчас они стали гораздо короче. Леська увидела картинку, как Наталья Филипповна убирает альбомы в тот самый чемодан и прячет под кровать. Если бы она сама не нашла их раньше, то это стало бы отличной подсказкой. Потом стала свидетельницей той самой некрасивой сцены, когда бабка убеждала Людочку избавиться от беременности, что в итоге развело их до конца дней. После уже увидела, как мать выходит из женской консультации, встречает на улице кого-то из подруг и рассказывает, светясь от радости: «Представляешь, Оль, у меня, оказывается, двойня будет! Хоть бы девочки! Это так здорово – бантики, косички…» Леська скептически хмыкнула: недолго пришлось их матери наслаждаться этими девчачьими атрибутами. Она сама их терпеть не могла и частенько стаскивала при случае, чтобы побегать растрёпанной. А Аня, хоть и позволяла заплетать себе разнообразные косы, но выражение лица при этом делала такое, что великомученик прослезился бы. С замиранием сердца Леська ожидала моментов, когда в видениях появятся они с сестрой. Первая встреча с девочками из прошлого состоялась, когда им было около двух лет. Леська с умилением улыбалась, глядя на малышек в сарафанчиках одинакового покроя, но разной расцветки: с крупными красными маками у маленькой Алеси, с голубыми васильками – у Ани. Девочки гуляли с мамой на площадке. В какой-то момент мяч покатился на дорожку перед подъездами, Аня побежала за ним. Леська заметила, что по дорожке движется машина, но сильного беспокойства это не вызвало: она точно знала, что под колёса никто из них не попадал ни разу. И правда, мама успела вовремя поймать Анечку и долго потом выговаривала ей, присев рядом на корточки: «Анюта, это очень опасно – выбегать на дорогу. Ты ведь помнишь, я говорила: так делать нельзя? Ты понимаешь, собьёт машина – и всё, не будет у нас Анечки! Совсем не будет! Как же мы без Анечки?..» Вернулась Леська с тяжестью на сердце. Не прониклась Анечка… Решила всё же проверить – а как же они без неё?.. Потом были ещё несколько эпизодов, так или иначе связанных с Аней и её пространными рассуждениями о смерти и смысле жизни. И однажды вернувшись с боем часов, Леська поняла, что это путешествие было последним. Что она боится того, что могут ей показать в следующий раз…



Жанна Воскресенская

Edited: 23.12.2018

Add to Library


Complain