И горше боли будет радость

Font size: - +

12

  …Майское солнышко уже как следует пригревало, и Леська начала замечать, что в джинсах ей становится жарковато. Но мысль, пришедшая в голову почти сразу вслед за этим, удивила её как чуждая и непонятно откуда прилетевшая. Мысль та утверждала: нужно купить платье. Леська недоумевала: почему платье? Какое ещё платье? С приходом тепла она обычно перелезала в бриджи, шорты – что угодно, но только не юбки и платья! В её гардеробе таких вещей точно не было, поэтому Леська не могла сейчас даже примерить что-то подобное, чтобы решить, на самом ли деле ей это нужно. Пришлось включить в свой график шопинг, потому что мысль о платье покидать её не торопилась. В итоге она вернулась из магазина, купив простенький удобный сарафанчик длиной чуть выше колена и элегантное летнее платье, лёгкое и романтичное, с линией декольте на резинке, позволяющей спустить её на плечи. Платье было длиною до самого пола, струящийся летящий подол красиво развевался при ходьбе, и Леська подумала, что лучше всего это смотрелось бы на морском побережье. А ещё – чтобы ветер трепал длинные волосы, она убирала их от лица, откидывала за спину… Леська словно очнулась, когда увидела, что стоит перед зеркалом, проводя рукой по своим волосам. Недостаточно длинным, но уже и не таким коротким, как всегда… «Что со мной? – Леська обхватила себя за плечи, будто замёрзла. – Откуда это всё? Что вообще происходит?» В душу заползал какой-то холод и непонятный страх. Собственные поступки и желания казались чужими, неестественными, она не могла их принять, но и отторгнуть не получалось. И это пугало больше всего.

  Когда Герман впервые увидел Леську в платье, реакция его оказалась вполне предсказуемой.

 - Тебе очень идёт, Фоксик! Не думала отрастить волосы? – вопрос прозвучал на автомате, и Герман был уже готов выслушать недовольство затронутой темой. Но Леськин ответ его весьма удивил.

 - Думала, – Леська вздохнула, собираясь с мыслями. – Сказать по-честному, я уже боюсь думать… Какая-то нездоровая тенденция намечается: подумала – и пошла купила платье. Подумала – и пришла идея увидеть себя с длинными волосами. Если так пойдёт, то в следующий раз я увижу себя в парикмахерской, дающей мастеру указания покрасить меня в блондинку…

  Они смотрели друг на друга не отрываясь. Леська словно бросала некий вызов, предлагая называть вещи своими именами, не обходя скользких тем. Но Герман принимать его не спешил, продолжая молчать.

 - Гер, не подумай, что я идиотка, страдающая паранойей, но мне кажется…

 - …что тебя преследует Аня.

 - Это её образ. Её идеи, её интересы, понимаешь?! Я никогда не мечтала быть похожей на неё, мне своего всегда хватало, а тут вдруг такое!.. Я не знаю, откуда это берётся, и почему не встречает протеста в душе, и мне страшно!

 - Да успокойся. Ну, подумаешь – платье купила. Что тут страшного? Ты ведь взрослеешь, ценности и интересы поменяться могут, разве нет? Кто виноват, если они совпадут с Аниными?

 - Но не так внезапно, правда?

 - Скорее всего, ты давно думала об этом, держала где-то в подсознании, но хорошо контролировала. А тут жизнь вошла в спокойное русло, ты расслабилась, почувствовала, что можно быть собой… Тебе это наверняка нравилось…

  То ли голос Германа обладал каким-то особым магнетизмом, то ли он владел техникой внушения, то ли был умелым психологом, но Леська и впрямь стала успокаиваться. Всё, что он говорил, казалось вполне разумным и логичным, слова – участливыми, весь его вид выражал поддержку, и она позволила себе поверить. Но глаза Германа оставались холодными, внимательно наблюдающими за реакцией девушки и оценивающими, удалось ли её убедить. Если бы Леська увлекалась мистическими книгами и фильмами, такая тактика наверняка напомнила бы ей поведение вампиров, старающихся очаровать свою жертву перед тем, как вонзить клыки…

  В своих суждениях относительно платьев Димка был куда более прямолинеен и не так дипломатичен.

 - Лесик, ты имидж решила поменять? – поинтересовался он, когда Леська прибежала на назначенную встречу в парк в сарафане.

 - Ну, есть немного. Тебе нравится?

 - Если честно – только как эксперимент, ненадолго. Озорной сорванец мне нравится куда больше, чем томная жеманная фейри.

 - Как ты сказал?! – Леська застыла на месте, ошеломлённо глядя на своего спутника. – Фейри?!

 - Ну, эльфы там, как их… Я не разбираюсь особо, Лесь.

 - Нет, ты сказал именно фейри! – настаивала она. – Почему, Дим?

 - Да откуда я знаю?! – он начал раздражаться. – Сказал первое, что пришло в голову! Это так важно?

 - Ты даже не представляешь, насколько…

  «Томная жеманная фейри», значит… Возможно, даже со взглядом дохлого эльфа… Леська почувствовала холодок, пробежавший по спине. Пришлось накинуть кофточку. «Я всегда буду здесь жить». И если раньше с этим можно было бы поспорить, то сейчас Леську уже одолевали сомнения.

* * *

  Странности на этом не закончились. Однажды Леська с утра выронила линзу, и та упала не куда-нибудь – ускакала под ванну. Девушка расстроилась чуть не до слёз. «Ну вот, теперь ещё внеплановый визит в оптику…» По дороге туда Леську поразил необъяснимый факт: она заметила, что сейчас, будучи без линз, стала видеть немного лучше, чем раньше. Поначалу она решила, что ей просто показалось, что она отвыкла смотреть на этот мир без подручных средств. И лишь в кабинете при проверке зрения подозрения подтвердились: да, имелись небольшие улучшения. Линзы Леська всё-таки купила, но потом надолго застряла на лавочке в сквере, обдумывая столь неожиданные перемены. Меньше всего ей хотелось бы объяснять их сверхъестественными причинами, а ещё меньше – вспоминать при этом сестру, но мысли гуляли по кругу: в последнее время Ани вновь стало слишком много в её жизни, а ещё у неё всегда было замечательное зрение… Леська ругала себя, называла параноидальной паникёршей, но легче от этого не становилось. В конце концов она решила подключить тяжёлую артиллерию: если потусторонние вещи не дают покоя – самое время привлечь заядлого скептика.



Жанна Воскресенская

Edited: 23.12.2018

Add to Library


Complain