И к чему всё пришло

Размер шрифта: - +

Глава 4. Новое состояние

Плаваю в темноте, подсвеченной огненными вспышками. Очень часто темнота становится неимоверно жаркой, меня жжет огнем и в такие минуты я пытаюсь хоть как избежать этого жара, но все мои движения беспощадно прерываются тяжестью, одновременно с жаром, наваливающейся на меня. Жарко, жарко. Я вся горю. Выпустите меня – на воздух, на холод – мне жарко. Но тяжесть крепко прижимает меня к одному месту, не давая двигаться. Затем, жар сменяется леденящим холодом и я сжимаюсь в комочек, пытаясь удержать хоть крохи тепла. Но холод такой, что вымораживает все мысли и чувства.  Измученная чередованием жара и холода я не сразу замечаю, что их сила становится все меньше, а на смену ощущению плавания приходят другие ощущения – теперь я чувствую, что лежу на чем-то достаточно твердом, но застеленным несколькими слоями ткани – для мягкости, сверху меня укрывает толстое одеяло, под головой – подушка. Ненавижу подушки. Моргаю. Но ничего не меняется – перед глазами темнота

«Ты очнулась!» - восклицает знакомый голос. Шевр. А затем, что-то со всхлипом осторожно опускается рядом и меня обнимают две тоненькие руки. Я обнимаю худенькое вздрагивающее тельце и чувствую, как на грудь капают слезы. Осторожно провожу рукой по вихрастой голове.

«Прости, прости меня, я не хотел, чтобы тебя ранили, я так боялся, что ты умрешь. Прости меня, пожалуйста, ты первый человек за несколько лет, кроме дяди Савра, кто отнесся ко мне с добротой и мне очень стыдно. Ты простишь меня?»

Я облизываю губы и спрашиваю:

«Шевр, скажи, пожалуйста, у меня открыты глаза или закрыты?»

Он молчит некоторое время, а потом тихо испуганно произносит – «Открыты»

Все ясно – зрение ко мне так и не вернулось.

«Ты не видишь?» - испуганно переспрашивает он. Отрицательно мотаю головой. Он снова приживается ко мне и с удвоенной силой всхлипывает.

«Помоги мне, пожалуйста, сесть» - прошу я. Поддерживаемая его руками, я приподнимаюсь на локтях и мне тут же под спину подкладывают несколько подушек – «Спасибо».

Он снова обхватывает меня руками и утыкается лицом в грудь. Я глажу его по волосам, пока он не затихает. Судя по всему, заснул. Сижу в тишине и темноте, думаю. На грудь давит тяжесть, но снять ее сил нет. Слышу скрип двери. Поворачиваю голову на звук. Глаза по привычке что-то пытаются разглядеть.

«А-а-а, очнулась» - раздается добродушный глухой голос – «уж думали не выплывешь. Он от тебя ни на минуту не отходил, выхаживал. Видно, чем-то ты ему здорово понравилась. Как чувствуешь себя?» - все это время он перемещался по комнате, и я автоматически поворачивала голову на звук, по привычке пытаясь рассмотреть его источник.

«Спасибо, вроде нормально, только слабость большая»

«Неудивительно» - хохотнул он – «потерять столько крови и выжить – это редко кому удается»

«Ну, значит, я счастливая» - улыбаюсь я

Послышался скрип дерева, прогибающегося под тяжестью. Шаги смолкли – значит, он сел

«Это точно» - снова добродушный смешок – «есть хочешь?»

«Я бы лучше попила. Пить очень хочется»

Послышался звук наливающейся воды – «Держи»

Осторожно протягиваю вперед руку, пытаясь нащупать кружку

«Ты что, не видишь?» - отрицательно мотаю головой. Молчание

«Тогда понятно, почему мне показались странными движения твоих глаз. Ты до этого видела?»

«Да»

«Видно, это от потери крови» - продолжает он

«Я знаю» - вздыхаю я – «я обучалась медицине»

«Тогда мне не нужно тебе ничего объяснять?» - уточняет он

«Не нужно» - утвердительно киваю я.

В руки мне тыкается кружка. Осторожно обхватываю ее руками и медленно, с наслаждением, пью. Чувствую взгляд. Вот буквально всем существом чувствую.

«Ты смотришь на меня?» - уточняю.

«Смотрю» - соглашается он – «А ты что, чувствуешь это?» – киваю – «На такое только маги способны. Ты, часом, не маг?»

«Смеешься? Я что, похожа на мага?» - улыбаюсь я

«А кто вас, магов, поймет – на кого вы похожи» - бурчит он

Тихо смеюсь – «Нет, я не маг».

Я еще не успела им стать, но тебе не обязательно об этом знать. Мало ли как ты к этому относишься, а я сейчас очень беззащитна. Напившись, протягиваю кружку обратно. Организм, удовлетворённый, что к его голосу прислушались, успокаивается, и я засыпаю почти мгновенно.

 Просыпаюсь в следующий раз от того, что хочу в туалет. Не понятно, открыты глаза или нет – перед глазами по-прежнему темнота. Хотя вроде бы открыла. Поморгала для уверенности – точно, открыла. Складываю одеяло, привстаю. Живот весь перебинтован. Двигаться больно. Похожие ощущения были сразу после операции по вырезанию аппендицита – пока не двигаешься, вроде ничего не болит, стоит двинуться – плюхаешься обратно от резкой режущей боли. Попробуем иначе – аккуратно спускаю ноги, чтобы они перевесили тело, и не пришлось при поднятии использовать мышцы живота. Техника отработана еще во время то самой приснопамятной операции. Встать удается, но сам процесс мучителен для ослабевшего тела. Стою, покачиваясь, и решая, куда идти. Слышится скрип двери и обдает сквозняком.

«Ты зачем встала?» - раздается встревоженный мальчишеский голос и меня подхватывают слабые ручонки

«Шевр» - произношу я – «мне неловко тебя просить, но, помоги мне, пожалуйста, дойти до туалета. Я не знаю, где он находится»



Юлия Абрамова

Отредактировано: 26.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться