И никаких столбов!

Размер шрифта: - +

И снова здравствуй!

Луой развернулся и красиво, прямо с места, прыгнул в ручей, разметав за собой фонтан брызг. А потом поднялся из воды, взъерошенный, как воробей в луже, и растерянно посмотрел на Куту.

- Я не могу вернуться домой…

- К-к-как это - не можешь?

- Не получается. Я просто плюхнулся и все. 

- С-с-стой, а как ты оттуда пришел?

Луой присел на корточки, глядя на успокаивающуюся гладь, осторожно потрогал ее пальцем:

- Не знаю. Когда я был в своем мире, я заглянул в поверхность воды, только с внутренней стороны, увидел тебя, как ты протягиваешь мне руку, и, пройдя через пленку, оказался тут. Я и не думал, что будут какие-то сложности с обратным перемещением.

- А как ты там умещался, в ручье? Тут же и вороне по колено, - не понял Кута.

- А я не был буквально в ручье. Я плавал в огромном океане, безмерном и бесконечном. Там у нас есть особые протоки, которые, как я теперь начинаю понимать, своей внешней стороной совпадают с поверхностью ваших водоемов. Эти протоки могут быть маленькими, как лужицы, или огромными, как ваши моря. Говорила же мне мама, не подплывать близко к ним, - уже совсем расстроившись, прохныкал Луой.

- Я все равно ничего не понимаю, - помотал головой земной мальчик. Ну хорошо, земной мальчик шестнадцати лет.

- Ты слышал когда-нибудь о таких людях, которые пошли купаться и не вернулись, и чтобы тела их тоже не были найдены?

Кута обрадовался, наконец услышав хоть какие-то слова на понятном ему уровне:

- А-а-а, это типа тетки Зинко из соседней деревни? Она ушла стирать на речку и пропала.

- Наверное, - кивнул Луой.

- Или это ее нашли, объеденную раками, через месяц? – продолжал задумчиво вспоминать Кута. Луой позеленел лицом, но сдержался и сказал:

- Не важно. Я хотел сказать, что иногда эти люди не умирают, - хрбуль судорожно сглотнул, видимо, представляя пиршество раков, - а попадают в наш мир. Наши иногда любят перетягивать к себе людей. Для этого достаточно протянуть руку к человеку, и если он захочет, то может шагнуть сквозь протоку к нам, - тут Луой уже побелел. – Это что, мне теперь ждать, пока кто-нибудь из хрбулей не увидит меня и не позовет к себе?

Кута уже успел соскучиться за время этого объяснения и смог только ответить:

- Слушай, да ты просто хамелеон какой-то! Голубой, зеленый, белый! А как ты еще умеешь?

Луой покраснел от злости, приобретя фееричный фиолетовый оттенок, схватил Куту за воротник и закричал:

- Ты что, не понимаешь? Я теперь не могу вернуться домой!!!

Кута вырвался, поправил футболку и насуплено сказал:

- Все я понял. Нечего орать. Не можешь, значит, и не надо. Останешься тут. У нас, между прочим, тоже неплохо. Только жрать нечего.

И мальчики решили отправиться в путь вместе. 
Вместе, я сказал. Решили отправиться! В путь! Вместе! Э-эй, вы меня слышите?!

- Слышу-слышу, - отмахнулся Кута, - ну ты как, Луой, идешь? Не будешь же ты теперь торчать год около этого ручья? А я тебе обещаю, что буду заглядывать в каждую лужу, которая попадется мне на пути, и если увижу какого-нибудь косоглазика, типа тебя, сразу скажу. Как тебе?

Луой понурился, его шорты, футболка и ботинки размазались по телу и обвисли в виде туники. 

- Угу, идем.

Кута, не дожидаясь, пока тот придет в себя, вприпрыжку, насколько позволяли дорожные условия, поскакал по берегу ручья.

- Слушай, - весело проговорил он, - скажи честно, ты все именно так и задумывал? Ну что вот он вылезет из воды, а потом не сможет влезть обратно? И что я обязательно протяну ему руку, и что он сильно огорчится?

Боюсь, что нет, Кута. По сути, целиком и полностью моей идеей оказался только столб на дороге. А дальше существенно в детали стал влезать ты, а потом и этот хрбуль стал вмешиваться. Откуда ж я знал, что он не сможет влезть обратно в воду? 

- Тогда что это получается? Каждый новый человек, ну или там хрбуль, или еще какая зверушка, появляясь тут, будет подстраивать сюжет под себя?

И не только. Каждое новое условие, высказанное вслух, влечет за собой некие последствия, создавая законы этого мира. Как, например, получилось с Луоем: только протянутая рука из его мира сможет перетащить его обратно – теперь это уже правило. Наверное, потом могут появиться и исключения из этого правила, но сейчас дела обстоят именно так.

- Хмм, значит, теперь весь феерический веер вероятностей…

Смотри-ка, запомнил такую сложную фразу.

- Не язви. Этот самый веер схлопнулся? 

Скорее, немного свернулся. Вариантов и путей развития еще очень и очень много, но не меньшее их количество теперь стерто с лица этой вселенной.

- Звучит как-то очень грустно. Но мне уже стало надоедать это ущелье. Давай в следующей части забабахаем что-нибудь этакое?

Эмм, может быть…

- Только условие! Никаких столбов!

Я не могу тебе ничего заранее обещать. Ведь столб уже появился на страницах этой книги, а значит, как и полагается по стандартам жанра, он может еще выстрелить в одной из частей.

- Выстрелить? Столб? А как же птичка, которая точит свои когти об него?

Не когти, а клювик. И выстрелить не в буквальном смысле, а в переносном, что означает...

- Да какая разница, что это означает. Ты мне лучше вот что скажи: у меня белая косичка – так тут все носят, или я какое-то исключение?

А как бы ты хотел? По идее, тут можно внести и некую драматическую нотку, например, что твои черные волосы побелели после того, как ты увидел жестокую и кровавую расправу над своей матерью, и ты поклялся, что не будешь стричься до того момента, как не отомстишь за нее…

- Фу-у-у, глупость. С моей мамой так просто не расправиться. Она сама хоть кого завалит.

Но у главного героя, особенно в жанре джен, обязательно должна быть какая-то трагедия, детская травма. Отец бросил, мать умерла или, на худой конец, выпивает, страдает сестра-близнец, ослепшая по твоей вине…

- Ну вот еще, нет у меня никаких сестер-близнецов! И вообще, по-моему, одного того, что я в шестнадцать лет выгляжу как семилетний пацан, уже достаточно.

ХМм, а ты прав, Кута. Так и запишем: комплекс неполноценности на основе замедленного развития.



Fox-kid

Отредактировано: 11.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться