И никаких столбов!

Размер шрифта: - +

Похищение

Две небольшие тени крались по каменному лабиринту, изредка перекидываясь между собой таинственными знаками. Одна из теней подняла правую руку и двумя пальцами указала на запад, а затем – на восток, а затем помотала головой и высунула язык. Вторая тень посмотрела на запад, на восток, на язык, потом уселась прямо на серую гальку, устилающую берег узенького ручья, и обреченно вздохнула:

- Я не понимаю, что ты показываешь. Никогда не был особенно силен в человеческих обычаях, а уж с тобой я постоянно попадаю впросак.

- А зачем ты в него попадаешь? И вообще, по-моему, все понятно: давай иди за бандюганами, я пойду за тобой, мы вместе зададим им жару, и фиг они получат яйца нагов, - весело ответил Кута.

      Луой еще раз вздохнул:

- У тебя есть какие-нибудь мысли, как мы будет их останавливать? Тридцать взрослых мужиков с дубинами и топорами и мы, два ребенка без оружия.

- За себя говори. И, конечно, у меня есть мысли: мы пойдем и поколотим их.

      И мальчики побежали по уже неплохо проторенной дорожке, которую проложила ватага рыжих разбойников.

- Ну вот мы их и догнали. Что дальше? – спросил Луой.

- Какой же ты все-таки зануда! Брось в них булыжником для начала.

      Луой послушно поднял увесистый валун и швырнул прямо в спины налетчиков. Последний из банды резко обернулся и отбил летящий камень своей дубиной так, что и дубина, и камень разлетелись на куски, и маленький осколок оцарапал ему ухо. Мужчина потрогал царапину, увидел на руке капли крови и вдруг упал на землю с громким ревом:

- А-а-а, кровь. У меня кровь! Я умираю! А-а-а!

      Его товарищи обступили раненого плотным кругом и всячески принялись утешать:

- Не бойся, я как-то тоже получил тяжелую рану – уколол палец, и ничего, жив до сих пор.

- Скоро заживет. Ты приложи какую-нибудь травку к уху.

- Держись! Может, тебе лучше остаться здесь? Мы сами возьмем яйца нагов.

      Кута расширившимися от удивления глазами смотрел на это представление:

- Луой, да их даже бить стыдно.

      Хрбуль согласно кивнул:

- Но что нам тогда делать? Не можем же мы им позволить забрать у нагов их детишек?

- Не можем. Но если они вернутся с пустыми руками, то их, скорее всего, тот дядя в шляпе с тарелкой побьет или даже поцарапает.

- И что делать?

      Кута просиял от новой мысли, пришедшей ему в голову, и зашептал что-то Луою на ухо.


      Когда обед был окончен, милорд откинулся в легком плетеном кресле и закурил сигару. Девушка в плиссированной юбке стояла рядом с ним, скромно переплетя пальцы рук на подоле.

- Что-то эти идиоты задерживаются. Неужели у нагов нашлись еще защитники?

- Сомневаюсь, ваша милость, - тихо, но уверенно сказала служанка, - в прошлый раз мы забрали всех мужчин.

- Надеюсь, что это так, иначе они там застрянут до вечера, рыдая над своими царапинами, - усмехнулся милорд. – До чего же легко управлять этими здоровяками! Достаточно было только слегка проткнуть одного из них шпагой.

- Ваша милость очень умно придумали насчет использования этих вакхов.

- А как же иначе! 

      Девушка оглянулась в сторону ущелья и, увидев вздымающиеся клубы пыли, доложила своему хозяину:

- Ваша милость, они возвращаются.

      Мужчина потянулся, медленно встал с кресла, снял свою шляпу и, посмотрев на свое отражение в начищенном до блеска диске, поправил свои усики:

- Надеюсь, что они не с пустыми руками.

      Орда вакхов с пылью и шумом приблизилась к господину. Каждый из рыжих разбойников в руках держал голубоватый с крапинками шар. Милорд радостно потер руки:

- Отлично! Надеюсь, вы ни одно яйцо не потеряли?

      Вакхи дружно замотали головами.

- Сопротивление было? 

      Они снова замотали головами.

- Теперь быстро отнесите яйца на корабль и уложите их в приготовленные коробки. Лейла, проследи!

- Слушаюсь, ваша милость.

      Девушка сделала знак следовать за ней бойцам, самый мелкий из которых был выше нее в полтора раза, и направилась к летающему кораблю, слегка покачивающемуся на ветру. 

      После того, как вся команда оказалась на борту, милорд поднялся последним на палубу в той же корзине, в которой его и спускали. Оглядев свое рыжее воинство, он приказал Лейле поднять паруса и лететь обратно, а сам устало ушел к себе в каюту.

      Лейла встала на капитанский мостик и принялась резким голосом командовать:

- Все выстроились в очередь. Первый идет и кладет яйцо в коробку. Теперь следующий! В другую коробку! Следующий! В другую коробку! Не в эту, в другую!

- Поднять якорь! Уложить в пазы! Спустить паруса! Не все сразу! Ты, ты и ты – поднимают якорь. А все остальные – опускают паруса.

      Рыжая команда беспорядочно металась по палубе, пытаясь сообразить, где что и как тут делать. Лейла на мгновение закрыла лицо рукой, словно не в силах видеть этих идиотов, но сразу же выпрямилась и продолжила раздавать указания, только уже очень детализировано, чтобы даже полный дурак понял, что ему делать.

      Когда наконец якорь был поднят и закреплен в пазах снаружи, паруса затрепетали на ветру, и корабль начал подниматься выше, скользя по воздуху в обратном направлении, к командующей подошел маленький угрюмый старичок с длинной седой бороденкой, развевающейся на ветру и все время пытающейся попасть к нему в глаза и рот:

- Госпожа, нам бы нужно пополнить запасы воды, тьфу-тьфу, - старичок выплюнул кусок бороды, залетевшей в рот, - а то мы можем и не опуститься вовремя.

- Сколько у нас еще бочек?

- Нуу, бочек пять-шесть. Только на одно экстренное приземление или два плавных, - с этим словами старичок поймал еще прядь своей бороды, которая собиралась ткнуться ему прямо в правый глаз.

- Для начала хватит. У нас нет времени на сбор воды. 

- Да, госпожа, - старичок вытащил изо рта еще одну прядь, которая неизвестно когда успела туда залезть, поклонился и направился к люку, не прекращая ворчать:

- Шесть бочек воды, куда это годится. А если мы приземлимся там, где нет воды, что тогда будем делать? Ждать дождя? 

      Вдогонку девушка крикнула:

- Прикажем вакхам наполнить твои бочки. Если понадобиться, то и кровью.

      Старичок сердито замотал головой, отчего его борода растрепалась еще больше, и, спускаясь по узенькой лесенке, продолжал бормотать:

- Кровь, как же, с ней быстро корабль не опустишь, тьфу-тьфу, - выплюнул он очередную порцию волос, - а потом еще и не поднимешь. Кровь медленно высыхает, да и до конца ее уже и не выскребешь из досок, и корабль станет тяжелее.

      Он пробирался по темному коридору в трюме, ворча и ругаясь, и тут из-за пустой бочки на него напрыгнули две тени ростом чуть пониже его самого, схватили за руки и за ноги и уволокли обратно за бочку.

- Тсс, только не кричи, - прошептала одна из теней. – Скажи, что это за корабль? Как он летает? А без парусов сможет лететь? А как быстро? А я смогу порулить?

      Старик только испуганно хлопал глазами, не успевая даже подумать над ответами, не то чтобы и сказать их.

- Стой, Кута, не о том спрашиваешь! – прошептала вторая тень, заживая рот первой. – Куда вы летите?

- Дак я не знаю. Куда прикажут.

- Кто такой этот мужик в шляпе с тарелкой? – убрав чужую руку, спросила первая тень.

- Его милость Белльвезор.

- Зачем ему яйца? Куда он отвез мужчин-нагов? – это вторая тень.

- А я почем знаю. Я тут мастер взлет-посадки. Могу поднимать и опускать корабль. До всего остального мне и дела нет.

- А как тут рулить?

- Дак на мостике есть штурвал, но тут главное – направление ветра и паруса, а не руль. Эй, куда?

      Но мальчишки уже сорвались с места и помчались к выходу на палубу. Белобрысый мгновенно взлетел по лесенке и, покрутив головой, крикнул второму:

- Луой, ты знаешь, что такое штурвал?

- Конечно, - спокойно сказал хрбуль, вылезая из люка, - это такая круглая штуковина, на которой...

- Тогда иди, рули, а я займусь командой.

      Луой в два прыжка запрыгнул на мостик, схватился за штурвал и замер. Он не знал, куда рулить, а главное – зачем. В мире Луоя для действия всегда должна быть причина и цель, и поступки Куты его постоянно ставили в тупик, так как сам Кута чаще всего не понимал, зачем нужно делать именно так и к чему это должно привести. Но Кута всегда был так уверен в своих словах, что хрбулю было сложно отказать ему. Ведь всякая уверенность на чем-то основана. Бедный наивный Луой… И он резко крутанул штурвал.

      Сам Кута рванул в сторону вакхов и заорал:

- А ну-ка все быстро пошли в трюм, а не то я вас всех буду бить! И у вас будет то же, что и у меня! – и ткнул пальцем в свои разодранные колени, отчетливо виднеющиеся через дыры в штанах.

      Вся тридцатка воинов ахнула от ужаса, увидев клочки кожи и запекшуюся кровь. Таких кошмаров им не показывал даже милорд Белльвезер, поэтому они, старательно избегая взглядом страшных ран, быстренько просочились через люк вниз. И Куте только и оставалось, что закрыть за ними крышку.

      Затем он довольно посмотрел на Луоя:

- Видишь, проще простого. Интересно, а где сам милорд и его служанка?



Fox-kid

Отредактировано: 11.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться