И. о. принцессы демонов в академии Самых Опасных Существ

Глава 2. Что делать с телом?

– Ладно, – Нольфтан прошёл к окну, под которое вела тайная дорожка между охранными заклинаниями, и закрыл его. – Давайте обсудим избавление от трупа. Чем это нам поможет? Как мы объясним исчезновение принцессы?

Помедлив, Нольфтан опёрся ладонями на подоконник, рывком на него сел и подвернул хвост на колени:

– Итак, я слушаю.

– Тоже мне профессор нашёлся, – Дианор выжал платок и стал аккуратно складывать вчетверо. – Хочешь учить кого-то – вперёд на кафедру.

– У меня слишком много административной работы, – Нольфтан посмотрел на Эрмэро, увлечённо считавшего свой пульс. – Но я подумаю об этом.

– Зачем? – пожала плечами Джиса. – Вы вряд ли успеете до того…

– Пессимистичные заявления прошу оставить на потом, – вскинул ладонь Нольфтан. – Еран, будь любезен, озвучь своё мнение по данному вопросу.

– Эхм, – Еран поскрёб рельефный пресс. – Эйдвалди часто обещала сбежать из академии.

– Взорвать её она тоже грозилась, – заметил Дианор и направился к деревянным скамьям вдоль стены. – Давайте представим всё так, будто она собиралась это сделать, а мы… – он покосился на пронзённую кинжалом воды грудь, – мы просто защищались.

Все уставились на миниатюрную принцессу. Она выглядела невинно.

– Плохое о мёртвых быстро забывается, – Еран снова поскрёб пресс. – Станут вспоминать хорошее…

– Пройдёт немного времени, и уверения, что иначе мы не могли её остановить, покажутся неправдоподобными, – Нольфтан покосился на луну, ярко блеснувшую в его прямоугольных золотых очках. – И родители её обожали, им не докажешь, что она неуправляемая. И даже если у нас был миллион причин расправиться с ней – Эйдвалди принцесса, её убийство – преступление государственного масштаба, а в наших жилах не течёт королевской крови, чтобы смягчить кару.

– Дознание… пытки, – Эрмэро прижал трясущиеся пальцы ко лбу. – Ах, я этого не выдержу… это оскорбление, меня, уважаемого… а академия? Что станет с СОС без меня?

– И без Нольфтана, – вставил Уюр.

В тени он казался незаметным, от неожиданности Дианор подскочил со скамьи, на его спине затопорщились крылья, которые он всё же не раскрыл. Снова достав платок, Дианор пересел подальше от Уюра.

– Благодарю, – польщено отозвался Нольфтан и кивнул застывшему голему. – Итак, думаю, все согласятся, что не может быть никакой причины для такого, – он указал на принцессу и сжал и разжал пальцы, будто сгребая её в охапку. – Несмотря ни на какие её выходки нам не спустят её убийство.

– Буквально три дня назад, – Джиса дёргано взмахнула рукой, – Дианор на крыльце академии при двух группах заявил, что поставил бы золотой памятник тому, кто убьёт Эйдвалди.

Дианор густо краснел, впивался оранжевыми длинными ногтями в платок:

– Она меня довела.

Он вздрогнул от ровного голоса Уюра:

– А вчера Еран кричал на весь коридор, что в следующий раз свернёт ей шею.

– Выпороть, – Еран тяжко вздохнул. – Я обещал её выпороть.

– А студенты обсуждали, – тоненько заметил Дианор, – будто ты грозился ей иголки под ногти загонять.

Нольфтан уставился на труп в луже крови:

– А наш дорогой ректор в приёмной при профессорах заявил, что Эйдвалди ещё отольются его кровавые вампирские слёзы, – он перевёл унылый взгляд на луну. – А я при инспектировании общежития обещал в следующий раз за бардак её покусать, – Нольфтан накрыл морду лапой. – Не удержался, простите.

Джиса потеребила пухлую алую губу:

– А я обещала подсыпать ей не оставляющего следов яда, если она снова сопрёт мою трав.. мои снадобья. Кажется, это слышали её сообщ… её друзья.

В кабинете стало тихо-тихо. Первым тишину нарушил Нольфтан:

– Есть среди нас кто-нибудь, кто ей не угрожал?

Уюр медленно поднял огромную четырёхпалую руку.

– Никогда-никогда? – округлил глаза Эрмэро.

– Нет, – величественно обронил Уюр.

Джиса тоже подняла ладонь:

– Но он обещал оторвать ноги всякому, кто будет топтаться по его огороду.

– Эйдвалди топталась? – без особой надежды уточнил Нольфтан.

Уюр поджал два пальца из четырёх, распахнул тонкогубый рот:

– Это исключительно формальная угроза, – он опустил ладонь.

Облако накрыло луну, стало темно.

– Я вижу в темноте, – напомнил Нольфтан.



Анна Замосковная

Отредактировано: 25.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться