И она проснулась...

Размер шрифта: - +

И она проснулась...

Об этом месте Диме рассказал Гришка. Особняк Герлановых. Девятнадцатый век. Заброшен. Для Дмитрия, вот уже несколько лет охотящегося за фотографиями подобных мест, это была настоящая находка.

Электричка, в которой ехал Дима, была почти пустая. Еще бы: осень. Не дачный сезон. Даже не золотая пора. С деревьев облетели почти все листья. Воздух уже холодный. Зато какой звенящий! Дима обожал подобную тишину. Ему нравился туман над речками, и запах гниющих листьев. Нравилось, как постепенно замирает перед зимним сном природа. Видимо, он и сам неспроста родился тридцать первого октября. И сегодня, в свой тридцать первый день рождение, Дмитрий собирался заняться самым любимым своим хобби: фотографией.

Вот уже пять лет, как Дмитрий буквально заболел идеей составить фото реестр заброшенных особняков области. Эти величественные, мертвые здания восхищали его, и чем-то манили. Былое великолепие, сочетающиеся с полной разрухой. Скрипучие ступени. Обвалы. Тяжелые деревянные двери, за которыми могли скрываться как сокровища архитектуры, так и полный разброс.

-Герлановка, - объявил скрипящий механический голос.

Электричка остановилась, и Дима вышел на пустой пригородной платформе. Небо над ним было серое. Изредка пролетали косяки уток. Под пироном, тяжелым сном спал старый бездомный пес. Услышал одинокие шаги Дмитрия, собака проснулась и выбежала из своего убежища, рыча и показывая желтые зубы.

Дима достал из рюкзака пару бутербродов и протянул один из них псу. Тот недоверчиво принюхался, все еще не переставая показывать зубов.

-Ну, бедолага, - ласково сказал Дима, - Не бойся. Зла не причиню.

Последние слова «Зла не причиню» подействовали на пса словно волшебство, и он, вмиг перестав рычать, подбежал к Димке уже виляя хвостом.

-Правильно бабушка говорила, - подумал молодой человек, - Любая животина доброе слово любит.

Скормив новому другу три бутерброда, Дмитрий двинулся прочь со станции. Пес, все еще виляя хвостом, весело побежал за ним.

По словам Гришки заброшенное поместье Герлановых было расположено довольно далеко. Километр-два от железной дороги. Если идти вдоль реки. Но Дмитрия это вовсе не смущало. Даже наоборот. Если железнодорожные пути далеко, и шоссе не близко – меньше мародёров посетит объект. И это радовало.

Дмитрий поднял с земли тяжелую палку и присвистнув, бросил ее псу. Тот радостно принес ее обратно.

-Хороший мальчик, - потрепал Дима пса за ухом, - Составишь мне компанию в дороге?

Пес не возражал.

Дима тоже был рад подобному повороту событий.

Очень скоро они спустились к реке: узкой ленточке, делящей поселок на две части. Дмитрий шел не спеша. Фотографировал то одно, то другое. Вот фундамент старой общественной бани: такие было модно строить на берегах реки в шестидесятых годах, но после проекты признали плохими для экологи. Вот и стояли теперь на речках краснокерпричные дома-призраки. Правда этому повезло: в одной его части, кажется, сделали сарай. Остальное же: почти под фундамент растащили по кирпичику. Дмитрий сделал несколько фотографий и пошел дальше.

Наконец пейзаж начал меняться: шум воды возвестил о скором появлении ГЭС. И вправду, за поворотом реки стояла она: Гидро Электро Станция.

Дмитрий уже посмотрел данные о ней в интернете.

Построенная через шесть лет после войны, она давала поселку мощность в 250кВТ. Теперь же сооружение было заброшено, но все еще сдерживало мощный натиск реки.

Издали старенькая ГЭС производила более чем унылое впечатление. Облупленная кирпичная коробка, с темными окнами, закрытыми решеткой. За «генераторной» располагалась плотина, а из нее, по стоку, мощными струями вырывалась вода.

Разруха и непоколебимая сила стихии.

Дмитрий улыбнулся и сделал несколько снимков.

На счастье его, сама генераторная так же была открыта. Внутри: наполовину разломанное, частью утараканенное, напрочь проржавевшее имущество станции. Стены: покрыты граффити. Стойкий запах тины и мочи.

Невольно, Дима вспомнил о Катьке.

Нет, виною тому конечно не были разруха и запах. Или же были? А вернее: Катя все это просто ненавидела.

Расстались они с Дмитрием где-то год назад, ровно на его тридцатый день рождения, когда Дима решил поехать под Старую Ладогу, а Катя… Она не выдержала. И сколько крику тогда было!

-«Три года на тебя потратила! А ты – как был эгоист, так и остался!»

Катя кричала и кричала, а Дима…Он искал флешку в камеру, так как его рейсовый автобус должен был вот-вот отъехать.

Да, не выдержали их отношения того, что люди бывают разными. Дмитрий видел отдых именно таким: пригород, фотоаппарат в руках, тишина и …. И нечто таинственное, непостижимое, открывающееся не с первого раза и не для всех. Доступное ему, Диме, лишь в подобных этим местах.

А Катя… Она видела лишь неудобство электрички. Лишь необходимость долго ковылять пешком. Только граффити на стенах и запах мочи.

В тот день Дима уехал под старую Ладогу. Катя – уехала из его жизни.



Ирина Муравьева

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: