И рассеется туман...

Глава 1

Кто под звездой счастливою рождён —
Гордится славой, титулом и властью.
А я судьбой скромнее награждён,
И для меня любовь — источник счастья.

У. Шекспир.

 

Глава первая,

из которой ясно, что не стоит ходить по Ист-энду поздним вечером

 

Над Лондоном собирался желтый туман.

Я шла по темной улице, на которой не горел ни один фонарь. Слезы текли по щекам, щекотали подбородок и шею, которую стягивал воротник серого приютского платья. Мне было страшно, руки тряслись, в замерзших пальцах я сжимала влажный носовой платок. Сердце в груди ныло и разрывалось, мучимое тоской.

А вокруг… Тьма, сырость, ужасная вонь и беспроглядный лондонский туман. Такой же беспроглядный, как и моя жизнь, которая закончилась для меня в восемнадцать лет.

До этого я воспитывалась в приюте для девочек Эдинбурга. Мне нравилось там: работы было всегда много, и хотя воспитатели были строги с нами, мы чувствовали, что нас любят, хотя и весьма странной, суровой любовью.

А потом я встретила Дина. Он был улыбчив и обаятелен, и умел красиво говорить, и  обещал, что в Лондоне обязательно станет приказчиком в крупном универсальном магазине и сможет снять уютную квартирку, где мы будем воспитывать деток. Он говорил мне, что я хорошенькая, и я верила, хотя ничего примечательного во мне не имелось: волосы не столь рыжие, как могли бы быть, курносый нос и синие глаза. Обыкновенная шотландская девчонка, мечтающая когда-нибудь стать актрисой…

О, как я была глупа! Я поверила словам и улыбкам, отдала Дину все свои сбережения, собранные с таким трудом. Мы поехали в Лондон. И первое время все было как в грезах: пансион мадам Уолш на Уайтчепл, и жаркие объятия и поцелуи, и вечера, в которые я чувствовала себя безгранично счастливой.

Что было потом - догадается всякий, кто хотя бы раз заглядывал в бульварные романчики. Дин исчез, а потом я из газет узнала, что он с друзьями ограбил ювелирную лавку и полиция поймала его. Я плакала три дня, а после… меня выгнали из пансиона, потому что Дин задолжал за три месяца, и вот я бреду по Уайтчепл роуд по направлению к докам, стараясь смотреть под ноги, чтобы не наступить в помои или на крысу. Подметки моих башмаков уже заметно промокли, под шаль полз сырой холод. Был вечер, из раскрытых форточек тянуло поздним ужином рабочих с колокольной мануфактуры. Я провела ладонью по щекам, стирая слезы, шмыгнула носом. Очень хотелось есть, но ужина сегодня не будет, потому что ни одного фартинга даже на кофе из цикория и кусок хлеба у меня не имелось.

Впрочем, скоро мне не понадобится ни ужин, ни завтрак… Воды Темзы грязны, но они примут в себя еще одну несчастную… А что до моей души - ей все равно не бывать в раю, ибо в положенный срок я родила мертвого ребеночка, мою милую Мэгги… Я думала, что помешаюсь от горя, но Дин так нежно успокаивал меня… Я говорила, что это грех - жить вдвоем без венчания, а он отвечал, что церковь не дождется от него ни фартинга. Я смирилась...

Над церковью св. Анны несколько раз прозвонил колокол, и я вздрогнула. Что-то недоброе собиралось в воздухе. Из дома рядом со мной донеслись мрачные голоса. Колокол прозвонил вновь, дверь распахнулась, неожиданно толкнув меня, сбив меня с ног. Я взмахнула руками и, путаясь в юбках, полетела навстречу мостовой.

- Ходят тут! - сердитый шепот раздался от дверного проема.

Сидя на холодном камне, я подняла глаза и увидела, как из кривого обшарпанного дома выходят одетые в черное мужчины, на плечах они несли гроб.

Недоброе предзнаменование!

Сердце пропустило удар. А потом еще один. В горле встал комом первобытный страх. Видя, как угрюмые люди несут закрытого в глухой ящик мертвеца, я представила себя на месте несчастного, но на церковном кладбище мне не найдется места… Мысль эта ударила меня в висок, и я, погруженная в пучины сомнений и боли, отбросила всякие мысли о черных водах Темзы. Нет! Я сильнее! Я способна пережить это горе и встать на ноги.

Так, набравшись решимости, я поднялась с мостовой и, стараясь не глядеть на пугающую процессию, развернулась и было собиралась уже пересечь улицу, как вдруг в квартале от меня раздался истошный вопль. Кричала женщина. Но никто кроме меня, кажется, не собирался замечать этого. Для жителей Лондона крики Ист-энда - привычный звук. Мороз пробежал по коже. Я застыла как вкопанная посреди улицы и не видела, что сквозь ночную мглу на меня мчится экипаж.

Копыто огромного черного коня взметнулось надо мной, я закричала, дернулась в сторону, споткнулась, а потом… Все смешалось: крики, шум, свет фонарей, ужасная боль. Будучи напуганной, я совершенно не разбирала происходящего. Некто, одетый в темно-синий костюм-тройку, дернул меня за рукав, и гаркнул над ухом. Боже милосердный! Я думала, геенна разверзлась подо мной…

В глазах потемнело.

 

* * *

Сквозь полуобморочное состояние я слышала разговор.

Почему мы встали?

Девчонка, сэр, под копыта попала, сэр.



Мари Ив

Отредактировано: 01.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться