И снова в дорогу

Часть I. Глава V

Глава V

 

До вершины маяка девушка добралась, с трудом переводя дыхание – изнутри он показался ей еще более высоким, чем снаружи. Однако, заглянув в небольшую, но очень уютную комнатку под смотровой площадкой, Юрена тут же забыла об усталости и в изумлении замерла на пороге. Перед ней, склонившись над маленькой тумбочкой, сидел ее вчерашний знакомый, зверолов Одон-Фиф, сосредоточенно уставившийся на парящее перед ним в воздухе перо. В тот момент, когда в комнату вошла девушка, перо приблизилось к развернутому на тумбочке свитку, в верхней части которого уже было написано несколько строчек, и принялось резво что-то писать дальше. У Юрены невольно вырвался восхищенный вздох – видеть в действии такую тонкую магию ей еще не приходилось.

- А, вы пришли? – Одон поднял на нее глаза, и перо, оторвавшись от свитка, мягко опустилось рядом с ним на тумбочку. – Проходите, присаживайтесь.

Его гостья села на мягкий диван в углу комнаты, продолжая поглядывать на перо, и Одон, проследив за ее взглядом, чуть заметно усмехнулся:

- Видите ли, все дело в том, что когда это случилось, - он кивнул на свой пустой рукав, - у меня был выбор – учиться писать левой рукой или осваивать магическое перемещение предметов. Первый вариант оказался слишком сложным и неудобным для такого ленивого человека, как я. Пришлось взять несколько уроков в академии…

Юрена неуверенно кивнула, сомневаясь, что научиться писать левой рукой было бы труднее. Однако в следующий момент она увидела нечто еще более удивительное, чем самостоятельно пишущее перо: из-под стула, на котором сидел Одон-Фиф, высунулась красивая усатая морда крупного ласкуна, которую пожилой хозяин тут же небрежно потрепал за круглые бархатные ушки и мягко, но настойчиво затолкал обратно.

- Сиди тихо, не мешай, - сказал он ласкуну, и тот, раскатисто мурлыкнув, снова спрятался под стул, свернувшись там огромным клубком.

Юрена не удержалась и, привстав с дивана, заглянула под стул. Ласкун действительно был очень большим, а его длинный хвост, который он обернул вокруг себя, был почти таким же толстым, как и его мощные бархатные лапы. Шкура у него была просто невероятно красивой: темно-коричневая с еще более темными, почти черными пятнами и изогнутыми полосами, складывающимися в замысловатый узор.

- Это ведь дикий ласкун? Лесной? – восхищенно спросила Юрена у Фифа. – И вы сумели его полностью приручить?

- Да, хотя мне это стоило немалых трудов и нескольких шрамов от его когтей, - усмехнулся пожилой зверолов. – Только вы, пожалуйста, пока не подходите к нему слишком близко. Он вас еще не знает и поэтому может цапнуть.

Девушка послушно уселась обратно на диван, не спуская, впрочем, восторженного взгляда с этого сильного хищного зверя, а также с его удивительно волевого хозяина. Даже самые смирные домашние ласкуны, родившиеся и выросшие среди людей, все равно отличались тем же независимым и гордым нравом, что и их дикие сородичи. Обычно они не кусались и не царапались, а иногда даже позволяли хозяевам себя гладить, но ни за что не дали бы им запихнуть себя под стул – за такое небрежное обращение любой ласкун обязательно выпустил бы когти. И только очень упорный и терпеливый хозяин, по-настоящему любящий своего питомца и, одновременно, умеющий держать его в строгости, мог приручить этого зверя полностью. Таких хозяев ласкуны слушались беспрекословно и даже умели выполнять поданные ими команды – например, приказ лечь, сесть или понести в зубах какую-нибудь вещь. Кроме того, они переставали «гулять сами по себе» и всюду следовали за хозяином, а в случае чего, могли броситься на его защиту, пустив в ход свои острейшие когти и зубы. Однако такие случаи были редкостью, а уж о том, чтобы человеку удалось приручить дикого ласкуна, Юрена и вовсе ни разу не слышала.

- А теперь, если можно, я хотел бы кое-что у вас спросить, - прервал ее поток восхищений Одон. – Прежде всего, догадываетесь ли вы, зачем вас сюда позвали?

- Чтобы узнать, не захочу ли я у вас работать? – выпалила Юрена и тут же испуганно прикусила себе кончик языка, сообразив, что ее ответ может показаться Одону чересчур нахальным. Однако пожилой волшебник продолжал смотреть на нее добродушным и чуть насмешливым взглядом:

- А вы представляете себе, в чем эта работа будет заключаться?

- Ну… Наверное, в присмотре за индриками… и другими зверями? Господин Лютл вчера сказал, что вы собираетесь поселить в заповеднике кого-то еще…

- Верно. Но для этого нам нужно будет привезти сюда этих зверей их других стран. Возможно, из очень далеких…

- И вы хотите взять меня туда? – Юрена подскочила на месте, сама не понимая, почему эта мысль так ее обрадовала. – Правда, хотите?!

- Было бы просто замечательно, если бы вы на это согласились, - теперь Одон-Фиф без всякой улыбки смотрел ей прямо в глаза. – Разумеется, мы уезжаем не завтра, и у вас пока есть время подумать…

- Я не буду думать! – перебила его девушка. – Я уже согласна. Только скажите, куда мы едем? И когда отправляемся?

- Ну, допустим, в Ярфу, - прищурился Одон. – Причем путешествие туда и обратно займет как минимум год.

- И… что мне там надо будет делать? – Юрена все еще не могла поверить своей удаче. Ярфа, самый таинственный континент, до которого сумели добраться всего несколько путешественников и о котором рассказывалось огромное количество всевозможных небылиц! Неужели ей посчастливится там побывать?!



Татьяна Минасян

Отредактировано: 29.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться