И снова в дорогу

Часть I. Глава VI

Глава VI

 

Все последующие дни Юрена жила в жуткой суете. Эльха-Сюли взялась лично проследить, чтобы новая участница хорошо подготовилась к экспедиции, а заодно, как казалось девушке, сделать так, чтобы у ее подопечной не осталось времени, чтобы передумать. Для начала она вручила Юрене целый ворох свитков с описаниями и картами Ярфы, сделанными побывавшими на этой земле путешественниками, и велела вызубрить все, что там написано, наизусть. И уже на следующий день выяснилось, что это задание не было шуткой – Эльха устроила Юрене самый настоящий экзамен и была очень недовольна, обнаружив, что та и не думала ничего учить.

- Все это вовсе не трудно запомнить, - произнесла она строгим учительским тоном. – Уж если даже такой разгильдяй, как Сотко, смог…

Мнение Юрены о молодом аристократе было еще менее высоким, чем у ее наставницы, поэтому сравнение с ним заставило ее каждый вечер как следует штудировать полученные записи. А днем, как только Юрена заканчивала работу в своей лавке, Эльха утаскивала ее делать покупки в других магазинчиках, заставляя тратить выплаченный ей Одоном задаток на приобретение всевозможных необходимых в походе вещей. Вскоре от весьма щедрой суммы осталось всего несколько монет, и Эльха с удовлетворением заявила, что теперь девушку можно смело выпускать в Ярфские джунгли – даже если она там потеряется, то, по крайней мере, сумеет дожить до того момента, когда ее найдут.

Лишь изредка у Юрены все-таки выдавалась свободная минутка, и тогда будущая путешественница спешила провести это время в заповеднике. Днем она забиралась в какие-нибудь особенно густые заросли и ждала, когда с дерева к ней на руки спрыгнет ее любимая черная белка, которой она дала имя Крисса. Миниатюрный пушистый зверек запомнил Юрену по ее первому визиту в заповедник, и всегда сопровождал ее, когда она являлась туда снова. После захода солнца девушка заглядывала в пещеру к индрикам и порой с трудом успевала увернуться от их острых рогов и торчащих из пасти зубов, когда эти громоздкие звери бросались к ней, чтобы приласкаться. А еще Юрена очень полюбила подниматься на самый верх маяка, на его смотровую площадку, расположенную над «комнаткой для собраний», и оттуда любоваться всем заповедником сразу, а заодно и морем, на берегу которого он находился. Особенно нравилось ей подниматься туда незадолго до заката и, не отрываясь, смотреть на садящееся в воду солнце.

А вот самый последний день перед отъездом оказался у Юрены практически свободным. С работы она к тому времени уже ушла (с удивлением узнав от хозяина, что была самой лучшей из его работниц и что с ее стороны было просто свинством бросать его в такое тяжелое время), все ее вещи уже были погружены на корабль, а сам корабль – изучен вдоль и поперек (при этом Юрена, как и следовало ожидать, умудрилась заблудиться, перепутав трюм с нижней палубой), так что делать ей было решительно нечего. Провести время с другими участниками экспедиции тоже не представлялось возможным, потому что они, в отличие от нее, еще не успели подготовиться к дальнему пути и теперь торопливо заканчивали какие-то свои дела.

Ближе к вечеру Юрена пришла в заповедник, но нормальной прогулки по любимым местам у нее в этот раз не получилось. Возле маяка ей встретился Одон-Фиф, размахивающий каким-то запечатанным свитком, и Эльха, которая вежливо, но решительно попросила Юрену «исчезнуть куда-нибудь на полчасика». Отправившись в центральные заросли, чтобы попрощаться с Криссой, девушка в очередной раз наткнулась на Лютла-Фиолориса обнимающегося со своей светленькой подругой Миллой-Ленорой: в последнее время эти двое влюбленных попадались ей на глаза постоянно и, наверное, уже начали подозревать, что Юрена специально их преследует. Поспешив уйти от места их свидания, девушка вышла на одну из широких, окруженных деревьями аллей, но впереди, на одной из скамеек обнаружила Сирена-Сотко, который с покорным видом выслушивал наставления пожилого богато одетого человека, при ближайшем рассмотрении оказавшегося «тем самым» лордом Мюэлем, советником князя и вообще одной из самых важных персон города. Пришлось Юрене в спешном порядке ретироваться обратно в чащу и смириться с мыслью, что пройтись по заповеднику в одиночестве ей сегодня не удастся.

Все же она предприняла еще одну попытку и направилась к морю, надеясь, что там ей не встретятся буйные сыновья хранительницы заповедника или ее же старшая дочь, любившая приставать к взрослым с разными каверзными вопросами. Но поскольку ориентироваться в заповеднике Юрена так и не научилась, путь к морскому берегу занял у нее довольно много времени. Небо уже начало темнеть, когда она услышала впереди шум волн, перекрываемый возмущенным басом капитана Криффа-Роуса.

- И слушать ничего не хочу! – разорялся капитан. – Эти бестии – настоящие ходячие катастрофы, и везти на своем корабле эту бешеную тварь, я не собираюсь. В крайнем случае, согласен на маленького, он спокойнее. А большой пусть остается здесь.

- Крифф, он вовсе не бешенный, и если что, мы всегда сможем его успокоить, - раздался голос Эльхи, и Юрена поняла, что она случайно вышла прямо к пещере с индриками, а ее коллеги по экспедиции стоят перед входом в нее. – Ярфское правительство хочет купить для подземных работ именно большого. Да детеныш с ними и не справится, так что это уже решено!

- Ничего, подрастет немного и очень даже прекрасно будет работать, - не сдавался моряк. – Его, кстати, и приручить будет легче. А большой, наоборот, переломает им там все, до чего дотянется.



Татьяна Минасян

Отредактировано: 29.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться