И снова в дорогу

Размер шрифта: - +

Часть I. Глава ХII

Глава ХII

 

Утро восемь охотников встретили сидящими вокруг потухшего костра и медленно, но неуклонно замерзающими. Ливень длился всю ночь, с небольшими перерывами, и хотя во время каждого «затишья» Эльха пыталась сушить одежду и одеяла при помощи магии, а Сотко удавалось поджечь мокрые ветки от шалашей и развести новый костер, полностью просушить все вещи никто не успевал – дождь начинал лить с новой силой, сводя на нет все старания путешественников. Мурлык, поначалу пытавшийся отряхиваться, теперь сидел, нахохлившись и взъерошив за загривке мокрую шерсть. В его взгляде, обращенном на хозяина, читалось обиженное недоумение: «Ну и куда ты меня привез?!» Люди, которые в отличие от ласкуна, хорошо знали, куда их привезли и сколько еще времени им придется провести в этом «гостеприимном» месте, выглядели еще более несчастными. Юрене казалось, что дождливая ночь не закончится никогда: проходили часы, а небо даже не думало светлеть. Хотелось прислониться к кому-нибудь из сидящих рядом людей – лучше всего, конечно, к Лютлу! – и хотя бы немного вздремнуть, но все вокруг были слишком мокрыми и старались, наоборот, сидеть неподвижно и не до чего не дотрагиваться, чтобы не замерзнуть еще сильнее.

Ливень прекратился ближе к рассвету – так же внезапно, как и начался. Путешественники вдруг почувствовали, что сверху на них больше ничего не льется, и, не веря своему счастью, взглянули на небо, восточный край которого оказался теперь не черным, а слегка-сероватым.

- Ура! – прошептал Сотко и, бросившись к одному из бывших шалашей, подхватил с земли огромную охапку веток и потащил ее к потухшему костру. – Разойдись, сейчас будем греться!

Мокрые насквозь ветки не сразу взяла даже магия, но в конце концов, они все же загорелись – сперва не очень сильно, но потом все жарче и жарче, так что замерзшим охотникам вскоре пришлось отодвинуться от пышущего искрами костра подальше. Сотко подкидывал в него все новые ветки, языки пламени жадно «заглатывали» их, и путешественники, согреваясь, постепенно приходили к мысли, что Ярфа – не такое уж неприятное место, что приехали они сюда не напрасно и вообще, что жизнь, несмотря ни на что, по-прежнему продолжается. И хотя перед рассветом на поляне стало еще холоднее, разведенный костер не дал им замерзнуть окончательно и даже их промокшая одежда начала потихоньку подсыхать.

- Ну вот что бы вы без меня делали? – с довольным видом вопрошал Сотко. – Вот сколько бы часов вы бы без меня огонь разводили?

К тому времени, как над лесом, наконец, поднялось солнце, к путешественникам уже окончательно вернулось хорошее настроение. От одежды и расстеленных на траве одеял в воздух поднимался пар. Возле костра сушились вымокшие сухари и прочая еда, охранять которую от Мурлыка и пегасов посадили Юрену. Пегасы, впрочем, покушались на продукты не очень активно, больше занятые сушкой собственных крыльев, а вот ласкун, все еще напоминавший облезлую мокрую хохлатку, то и дело норовил утащить у девушки из-под носа какой-нибудь лакомый кусочек, несмотря на то, что ему и так досталось много безнадежно промокшей еды.

Предложение Сотко «быстренько отстроить новые шалаши и в них поспать» было встречено решительным отказом всех старших путешественников. Было ясно, что ни одна сплетенная из веток крыша не выдержит такого потока воды, какой обрушился на лагерь этой ночью, а значит, для защиты от дождя следовало выстроить что-то более «основательное». Загоревшись этой новой идеей, юный маг уже собрался бежать в джунгли за бревнами, но оказавшийся у него на пути Одон придержал Сотко за рукав:

- Погоди, в первый раз сходим все вместе. Юрена, давайте с нами, вам это тоже надо знать!

Девушка с радостью вскочила, передав свои обязанности «сторожа» Эльхе, и помчалась догонять Сотко, Одона и троих ордонских охотников уже приближавшихся к краю леса. Ей показалось, что среди деревьев мелькнула яркая птица вроде той, что прилетала к ним на поляну вчера, и Одону снова пришлось ловить за руку «легкомысленную молодежь» - теперь в лице Юрены, вознамерившейся догнать крылатую красавицу.

- Идите за мной и не лезьте, пожалуйста, вперед! – прикрикнул он на всех своих спутников и осторожно раздвинул большие ажурные листья, загораживающие ему дорогу.

Несмотря на высоко стоящее солнце, в лесу было довольно темно. Верхушки деревьев с переплетенными между собой широкими листьями, которые, к тому же, почти везде были опутаны чем-то вроде ползучего плюща с огромными яркими цветами, почти не пропускали солнечные лучи, и лишь кое-где на земле светились яркие блики. С кончика каждого листа свисало по крупной блестящей капле воды, и стоило кому-нибудь случайно задеть оказавшуюся на пути ветку, как всю группу охотников окатывал холодный душ. «Для чего мы, спрашивается, сушились?!» - ворчал Сотко, отряхиваясь после каждого такого «обливания».

Под ногами тоже было довольно сыро, и порой Юрене казалось, что они идут по болоту, которое вот-вот начнет их засасывать. Но Одон-Фиф с уверенным видом двигался вперед, и то, что и он, и его спутники слегка проваливались в мягкую почву, его ничуть не смущало, а значит, решила девушка, беспокоиться пока не стоит: начальник наверняка знает, что делает. И действительно – они смогли без особых проблем зайти достаточно далеко в глубину леса. Даже когда под ногами совсем уж явно захлюпала вода, старый путешественник словно бы не обратил на это никакого внимания. Зато когда земля перед охотниками покрылась нежно-зеленым ковром из мелких коротеньких травинок, он замер на месте и властным жестом велел всем остальным тоже остановиться.



Татьяна Минасян

Отредактировано: 29.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться