И так бывает тоже

Размер шрифта: - +

Часть I. Мир Темных

 

 

1.

“…И с тех пор в Империи наступил мир, а Темный Властелин никогда больше не отпустил свою любовь…». Я закрыла книгу и вздохнула. Люблю я такие истории: волшебство, империи, любовь, все такое.…Вообще люблю всякие такие книжки, передачи, где соревнуются так называемые экстрасенсы…Так забавно. Особенно, когда ты – психолог. Особенно, когда ты.… Я Неинициированная. Принадлежу к расе Рассветных. Это когда папа Светлый, мама Темная. Плод запретной любви болонки и водолаза, так сказать.…Ну да ладно, опять меня заносит. А зовут меня Арахна. Да, вот такое красивейшее имя мне дала бабушка. В принципе, легко можно себе представить лицо советской работницы Загса, регистрирующей девчушку Арахну Юрьевну Синельникову. Стоит ли говорить, что, после знакомства класса с мифами Древней Греции, я превратилась в Паучиху и уже не выбралась из этого прозвища. Я умоляла родителей сменить мне имя, но мне говорили, что все глупые и ничего не понимают, а имя у меня очень красивое. Да, просто потрясающее. Я до последнего предпочитала не называть свое имя. Учителя пытались сократить меня в Ару. Особо добрый одноклассник Петька Кутахин сразу начинал изображать попугая, хлопать воображаемыми крыльями и кричать: «Ар-ра, Ар-ра!». В общем, моя благодарность за имя любимым родственникам была безгранична. Впрочем, бабушку, которая так радостно поглумилась над единственной внучкой, я видела крайне редко. Больше по фотографиям. Первый раз я ее увидела на свой седьмой день рождения. Эффектная, высокая женщина с очень прямой спиной. Это была мамина мама. Мне говорили, что она судья. Других родственников у нас почему-то не было. Но мне это тогда не казалось странным. Не было, значит - не было. Были любимые мама и папа, было счастливое детство, несмотря на странное имя. И была не менее странная бабушка, которая никогда не дарила мне подарков во время своих редких визитов, говоря, что все подарки ожидают меня впереди. И ведь не врала, что самое неприятное. У бабушки я также никогда не гостила. Более того я даже не знала, где она живет. На мои вопросы мама как-то туманно отвечала о закрытом городе и невозможности попасть туда посторонним. Бабушка рисовалась мне секретным агентом на службе государства. Надо сказать, я ее немного боялась. В те редкие дни, когда бабушка появлялась у нас, она подолгу сверлила меня взглядом и задавала маме один единственный вопрос – ЧТО в ней проявилось? Мама пожимала плечами. Я не понимала.

Школа закончилась. Начался институт, первые серьезные влюбленности. В школе как-то с поклонниками не задалось, думала: ну вот, в институте-то должен кто-то меня оценить! И оценивали, но почему-то проходили мимо. Безотказным женским чутьем я чувствовала интерес, но как только кто-то решался ко мне подойти заговорить, через пару шагов передумывал и подходил к моим подружкам. Было очень обидно. Но я же психолог! Пусть и будущий, но! Надо настраиваться на позитив и не позволять негативным течениям…ну и так далее. К концу института я влюбилась. По уши. Красавец, умница, семья занимает определенное положение. Ему я и подарила цветок своей невинности. Я уже видела себя в фате и маминых бриллиантах, но моя любовь неожиданно растворилась. В прямом смысле. Однажды утром у меня исчез его номер из телефона. Набирая по памяти, я слышала – неправильно набран номер. На месте дома, где он жил, был банк. Я подумала, что сошла с ума. Я неделю не выходила из своей комнаты и оплакивала то ли потерю возлюбленного, то ли потерю психического здоровья. И тут появилась бабушка. Меня всегда удивляло, что она выглядит чуть ли не ровесницей маме. Без лишних слов, она взяла меня за руки, чего раньше за ней не водилось, и попросила вспоминать моего возлюбленного, и как все было. Я не поняла смысла этой просьбы, но начала вспоминать. Вслух, естественно. Бабушка меня перебила и попросила делать это молча. Я удивилась еще больше, но возражать не стала. Минут через десять бабушка хмыкнула, отпустила мои руки и сказала: «Понятно». Через пару дней я получила письмо, написанное явно его рукой, в котором он просил простить, обещал любить всю жизнь, но будет делать это в разлуке, так как был завербован спецслужбами и отправлен на борьбу….Ну и далее такой же бред. Мое сознание, в целях самосохранения, предпочло поверить, и жизнь потекла дальше. Правда, как-то без мужчин. Так и текла до 23 лет. А потом не стало родителей. В один день. Пьяный водитель и два трупа на пешеходном переходе. И я одна. Одна во всем мире. Я даже не знала, куда позвонить бабушке. Я очень смутно представляла себе как организовать похороны. Я ничего не знала об этой жизни, так как была маминой принцессой и папиной букашкой. А теперь стала просто букашкой. Бабушка появилась сама. Как всегда без предупреждения. Она все сделала сама. Как всегда практически молча. Я думала, что на этот раз я точно сойду с ума и очень боялась проснуться на следующее утро после похорон. Выпив изрядную дозу успокоительных, я тогда все же уснула и мне приснились мама и папа. Мама обняла и попросила не плакать. Сказала, что они знали все наперед и подготовились – все мирские вопросы решены и не доставят мне никаких хлопот. Я тогда еще подумала, что действительно на видном месте в шкафу был повешен папин выходной костюм и мамино платье. И изрядная сумма денег на тумбочке. Мама говорила, что они так и не решились рассказать мне кто они – Светлый стражник и Темная дворянка. Их любви не могло быть, Темные и Светлые не являются друг для друга привлекательными, так определено. Но все же редко такие случаи происходили. Так и появились расы Рассветных и Закатных. Как и у людей, определялось по отцу: папа Светлый – ты Рассветный, папа Темный – ты Закатный. Практически детская считалочка. Такие пары представляли собой дисгармонию Мира и изгонялись в мир людей по решению Судей, одной из которых и была моя бабушка. Я еще во сне подумала – надо же, как совпало. Также они лишались магической крови и становились простыми смертными с недолгой жизнью. Но не их дети. Дети к своему 16-тому дню рождения достигали своего созревания и становились либо Светлыми, либо Темными, их призывали и инициировали. Однако их милая малютка Арахна так этого и не сделала. И родителям очень жаль, что они так и не узнают, кем я стала. Но бабушка проследит за моей инициацией. Поцеловав меня на прощание, они сказали, что больше мы не увидимся, так как их сущности будут уничтожены по приговору. Последние слова мамы были – «Любовь стоит даже смерти, дочка. Никогда не выходи замуж без любви. Мы любим тебя». И они начали растворяться, а я захлебнулась рыданиями и проснулась. В комнате было темно. Я была одна. Я плакала горько, навзрыд. Мне нужно было утешение, и бабушка первый раз проявила ко мне какие-то эмоции. Она гладила меня по волосам и приговаривала: «бедная моя девочка, ничего, все пройдет». На плечо упала бабушкина слеза. Единственная. Больше таких проявлений эмоций я от нее не увидела. На следующий день на ее голове я заметила несколько седых волос.



Анна Кубанцева

Отредактировано: 13.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться