И только звезды знают...

Пролог

Пролог.

2 января 199. год

Лондон. Англия

 Ежегодная международная выставка «Идеи, инновации и изобретения».

- Как вы считаете, профессор, этот корабль сможет подняться в воздух? - спросил один из судей, разглядывая довольно внушительных размеров летательный аппарат.

- Ну, если выбросить из него весь ненужный хлам то, хоть и слабая, но надежда все же есть. -  ответил ему пожилой старичок, сгорбленный  под тяжестью своих лет, с очками и седой бородкой. – Живем словно в средневековье, - вздохнув, продолжил он, - люди зачем-то заново изобретают велосипед.

Все дружно рассмеялись, кроме самого изобретателя конечно. Он надулся и отошел в сторону, рассчитывать на финансирование своего проекта ему уже не приходилось. Комиссия состояла из пяти человек, в их обязанности входило выявить среди всех этих самых невероятных изобретений те, которые на самом деле заслуживают внимания.

Они неспешно подошли к очередному изобретению. Это был внушительного размера аппарат, сплошь усеянный кнопками, рычагами и лампочками. Огромная круглая спутниковая тарелка угрожающе нависала сверху этой конструкции. Рядом стоял его изобретатель: высокий мужчина с темными волосами, в которых уже кое-где проглядывала седина, зелеными глазами и плотно сжатыми губами. Он враждебно уставился на подошедшую к нему комиссию. Профессор внимательно взглянул на него поверх очков, и тяжело вздохнув, спросил:

- И что это за очередной плод гениальной мысли?

Его сопровождающие гаденько захихикали, переглядываясь.

- Это межгалактический передатчик, с помощью которого я могу послать сигнал на другие планеты. — с вызовом бросил изобретатель.

Жюри прыснуло со смеха. О, да! А до него люди еще ни разу в космос посланий не отправляли? Только вот отвечать никто не торопился. Посмешище всего ученого света! А ведь когда-то подавал такие надежды. 

- Глупая трата времени. - надменно заявил один из судей, бросив тщательно скрываемый заинтересованный взгляд на замысловатое переплетение проводов на задней панели.

- Человечество годами исследовало космос, и нам ни разу  не встретились  иноземные формы жизни, - кривя губы в презрительной усмешке, поддержал его другой, – кроме парочки занятных бактерий. Вы им привет передать хотите?

- Полностью с вами согласен, коллега. - вторил ему третий, отсмеявшись. – Пора перестать искать то, чего нет, там, где этого быть не может!

- Изобретите что-нибудь полезное. — посоветовал четвёртый.

Насмешливые замечания и издевательские восклицания, доносившиеся со всех сторон, разозлили Меркула Феовилактова. Закипев от гнева, он подскочил к своему изобретению, опустил все рычаги, нажал на несколько кнопок, и зал наполнил невыносимый гул, антенна с душераздирающим скрежетом развернулась вверх. Феовилактов, размахивая руками, бегал вокруг и кричал:

- Вот увидите, какая это глупая трата времени, когда на мой сигнал ответят пришельцы и прилетят сюда. Тогда вы меня ещё поблагодарите!

Сопротивляющегося и ругающегося Феовилактова, не церемонясь, вывели из зала два представителя охраны. Оказавшись на улице, он принялся яростно стучать  и пинать  закрытые двери, пока к нему не подбежала девочка очень похожая на него. Она что-то сказала ему, и Меркул, вмиг растеряв весь пыл, опустил голову и пошел с ней к припаркованной на стоянке машине, которая при их приближении сама открыла двери.

 После этой «вопиющей выходки», как было указанно в официальном письме, Совет ученых и изобретателей  лишил его членства в своей организации и права участвовать в каких бы то ни было собраниях или конкурсах. К тому же машины, созданные ранее этим изобретателем, не работали. Совет полагал, что и это изобретение повторит их судьбу.

- Чванливые снобы, - фыркнула девочка, отбросив письмо на стол и обнимая поникшего, неподвижно сидящего в кресле Меркула. – Не расстраивайся. Мы же с тобой знаем, что ты - гениальный изобретатель.

 

 

Император Сакзана Зок Ла-Дозакна отшвырнул отчет о провале военной операции на Сироке и воззрился с высоты своего роста на виновника. Любой другой на его месте уже валялся бы у него в ногах, моля о легкой смерти, но только не он. Сын, упрямо поджав губы и выпрямив спину, смотрел ему в глаза.

Зордрек был единственным сыном жестокого и безжалостного правителя. Но даже ему он никогда не открывал причину начала войны, которая шла в их Галактике Двадцати Девяти планет уже долгие двадцать лет. Принц же всеми силами старался помешать военным кампаниям своего отца, не понимая, что заставило его напасть на мирных соседей и выгодных торговых партнеров.

- Я очень не доволен тобой, Зордрек! - заявил император, расхаживая перед ним по тронному залу.

 Гулкое эхо поднималось вверх к белоснежному потолку, украшенному изысканной лепниной, отражалось от резных колон, поддерживающих свод, и рассыпалось по огромному залу, стены которого были отделаны синим с зелеными прожилками мрамором. В высокие арочные окна были видны только самые высокие шпили столицы, за которыми далеко внизу у самого горизонта в зыбком мареве шумел Великий Океан.

- Я снарядил военные корабли и послал тебя на эту жалкую планетку, чтобы ты подавил восстание, а ты вместо этого помогаешь им. Твои действия можно рассматривать как государственную измену. Если бы ты не был моим сыном, я бы казнил тебя самой ужасной казнью!



Виктория Власова

Отредактировано: 09.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться