И в сумерках придёт рассвет

Размер шрифта: - +

18 Элькит 2

Когда Мара Джалина шла по открытой равнине, она уже видела на востоке вздымавшиеся в облака бастионы гор Остенграда. Но теперь, когда она ступила под сень лесов, скалистые громады с белыми шапками снегов исчезли из вида, и всякий ориентир был утерян. Тягостные беспокойные мысли одолевали бывшую принцессу. Больше всего мучила разлука с Киралейном. Образ сына стоял перед глазами, и ей всё казалось, что он плачет там, в Арине, без неё, и волшебница никак не может его успокоить. Чудилось, что слуги Катараса подкрадываются к нему всё ближе. И больше всего на свете ей хотелось, чтоб её дитя было сейчас с ней!
 Впрочем, приходилось думать и  о том, как бы не угодить в ловушку Каран Гелана или не попасть к разбойникам, о том, как выбрать путь так, чтобы случайно не забрести в Дриман. К тому же сердце стучало всё сильнее по мере приближения к Остенграду – её беспокоила предстоящая встреча с родней. Вскоре Восточный путь раздваивался. На перекрёстке Мара постояла, глядя на запад – там лежали руины Джалисона, её дома, её владений, её Королевского сада, но девушка свернула на тот путь, что вёл на восток.
Дорога на Остенград была заброшенной. Огромные деревья, вывороченные с корнями, не раз преграждали путь Мары. И ей приходилось обходить завалы, небольшие, но глубокие ручьи и зловонные болотца. Мара начала понимать, что лес неумолимо затягивает её в глубину, всё дальше и дальше на восток. К своему ужасу, девушка поняла, что заблудилась. Теперь она брела наугад, стараясь ориентироваться по солнцу. Но лес, словно издевался над ней - крона вековых деревьев стала такой плотной, что ни один луч дневного светила не пробивался сюда. В лесу царил сумрак, и странные звуки, наполнявшие сердце страхом и отчаянием. Затем Мара увидела просвет вдали и поспешила к нему. 
Она вышла на небольшую открытую лужайку, вновь увидев солнечный свет. Здесь возвышалась скала из серого камня, зиявшая тёмным проломом пещеры. Мара Джалина решила взобраться на неё,  и, таким образом, определить, куда идти. Но не успела она преодолеть и половину пути, как остановилась на месте, словно вкопанная.
На склоне холма, на огромном валуне лежала, лениво щурясь, крупная чёрная кошка. Это напугало Мару. Но в следующий миг она и вовсе опешила, потому что, возникнув как бы из ничего, на спине зверя появились два больших темных крыла, лапы вытянулись и превратились в руки, а морда кошки стала златокудрой женской головой. Точно туман  витал вокруг  этого странного создания, менявшегося каждую секунду. Она приняла образ девы в чёрном платье, затем вновь накрылась крылом, обращаясь в кошку. Кувыркнулась, потянувшись, расправила спину, встала на задние лапы, выросла в размерах. Крылья обернулись вокруг неё, спали вниз как шёлковая ткань. И взору Мары предстала  женщина с медно-рыжими волосами в ярком бронзово-золотом платье из парчи, укрывавшем её как дорогой доспех. Много дивных вещей уже видела Мара Джалина, но это магическая иллюзия потрясла её.
- Долго же ты шла ко мне, Мара Джалина Вильсения! Признаться, я уже заждалась, - тихо молвила красавица с огненными волосами, впрочем, они в тот же миг стали золотистыми, почти льняными.
- Госпожа Элькит, моё почтение тебе! – Мара склонила голову, помня предостережение Аринэли и, думая, как ей теперь выскользнуть из кошачьих лап. 
- Мне сказали, ты придёшь с младенцем на руках, но ты одна… - продолжала чародейка, и голос ей походил на мурлыканье кошки. – Где же он?
- Младенец?! – удивилась Мара, но внутренне содрогнулась. – Боюсь, я не знаю, о чём речь. Кто-то принёс тебе неверные слухи.
- Лжешь!!! – зашипела разгневанная Элькит. В одно мгновение она превратилась в чёрную кошку, спрыгнула ниже по камням, и хищно изогнутые когти оставили царапины на сером валуне. Пред Марой вновь возникла рыжая красавица, запахнувшаяся в плащ крыльев. Изумрудно-зелёные глаза сверкали яростью. – Я ненавижу, когда мне лгут! И я привыкла получать ответы на свои вопросы! Ты в моей власти, в моём лесу, ты нарушила мой покой, и потому не смей лгать мне!!!
Эрсель понимала, что сейчас она полностью зависит от эльфийской кошки, и та может убить её без особого труда. Но тут из  пещеры долетел громкий голос:
- Довольно, Элькит! Не надо гнева!
Увидев мужчину, спускавшегося с вершины скалы, Мара забыла в миг и об Элькит, и об опасности, угрожавшей её жизни. Она хотела сказать что-то, но голос пресёкся… 
В голове осталась одна мысль: «Нет! Нет! Это не может быть правдой! Верно, это очередной обман Элькит, чары коварной кошки!»
Остановившись в трёх шагах от принцессы, странное видение протянуло к ней руки и спросило:
- Ну, что же ты, Мара Джалина Вильсения Ринай, прекраснейшая из принцесс и красивейшая из дев Светлого края, даже не обнимешь меня?
 По щекам Мары струились слёзы, она перевела взгляд на Элькит, а та теперь предстала в образе златовласой девы в чёрном бархате, и с трудом вымолвила:
- Меня предупреждали о твоём коварстве, госпожа! Но я и не предполагала, как далеко оно может зайти! Если этот образ лишь очередная твоя уловка, то это слишком жестоко! Зачем ты делаешь мне так больно?! Зачем?!
Элькит печально улыбнулась.
- Скорее, это я лишь уловка для него, чтобы заманить тебя в Дриман, - и она, обернувшись, пошла прочь с безразличным видом. 
- Это я упросил её не дать тебе пройти мимо, госпожа! – сказал мужчина.
 И Мара, всё еще сомневаясь, ни обман ли всё увиденное ею, в слезах воскликнула: «Джастин!» – и бросилась на шею воину. 
Тот сжал её в объятиях и закружил, сам чуть не плача. А обернувшаяся вновь чёрной кошкой Элькит недовольно заурчала. Наконец, рыцарь слегка отстранился, не выпуская рук Мары из своих широких ладоней.
- Дай я хоть погляжу на тебя, госпожа моя! Как ты выросла! Какой красавицей стала! Сердце моё не нарадуется, глядя на тебя! – торопливо говорил Джастин.
Девушка, заплаканная и счастливая одновременно, разглядывала его – казалось, её друг совсем не изменился за это время, лишь на правой щеке пролегал, как трещина, новый шрам, и в глазах появилось что-то такое, чего не было раньше – мудрость, а может, горечь…
- Не могу поверить! Просто не в силах! – всхлипывала бывшая принцесса. – Как же так?! Как ты попал сюда?! Ты жив, Джастин! Ты жив! И ты здесь!
- Я и сам иногда не понимаю, как попал сюда и как выжил… - рассмеялся Джастин. – Но об этом не сейчас… Госпожа моя, как же я рад видеть тебя живой и здоровой!  - и воин снова обнял её. 
Элькит недовольно зашипела, меняя сразу три образа: бронзовой девы, кошки и огромной чёрной птицы с кошачьими лапами.
- Госпожа Элькит, перестань! – одёрнул её Джастин. – Что за выходки! Или ты не разделяешь моей радости? Ты ведь знаешь, я не люблю твоих масок и игр.
- Но я не открываю своей истинной сути чужим! – недовольно напомнила Элькит.
- Но госпожа Мара Джалина – не чужая! Она - моя королева, и твоя гостья в Дримане. Так что будь любезна с ней!  И, как полагается гостеприимной хозяйке, тебе бы следовало отправиться домой и подумать об угощении, пока я провожу гостью к нашему жилищу…
- Вот ещё! – проворчала золотая красавица.
- Элькит, ну, что за капризы! – мягко промолвил Джастин. – Ревность твоя, напрасна, котёнок мой! Ступай и жди нас дома!.. И я хотел бы увидеть твой истинный облик, когда вернусь…
- Этого не обещаю! – мурлыкнула кошка и, обратившись чёрным соколом, исчезла в лесу.
- Иногда она любит покапризничать, как и всякая женщина, и очень ревнует к тебе, к тому же! – как бы извиняясь, промолвил Джастин.
Изумление Мары нарастало с каждой минутой.
- Ты живешь с этой… с этой странной… коварной…э… Элькит? - закончила принцесса, так и не найдя подходящего слова.
- Что тут странного?! – не понял Джастин. – Когда ты узнаешь её получше, поймешь, что для меня это честь! А вот что моя госпожа Элькит нашла во мне – до сих пор загадка для меня! Однако не будем терять время! Ты, наверное, устала и голодна? Пойдём в мой дом, а по пути поговорим! Я всё хочу знать! Я так давно не видел тебя! Я ведь искал тебя, но ты  будто  канула в бездну! Я хотел узнать у Кали, но он погиб…
- О, духи! Кали убили?! – воскликнула Мара Джалина.
- Да, Кали увез тебя из Джалисона, а после вернулся на пепелище. Наверное, хотел разузнать, что там происходит, и его схватили слуги Катараса. Он был воином короля, и они, конечно же, убили его.
Мара помрачнела, и не только потому, что была обязана жизнью и Кали.
- Однако о прошлом поговорим за ужином! Сейчас надо думать о настоящем, - вспомнил Джастин. -  Каргиона сказала, что ты придёшь с младенцем на руках, но ты одна. Что это за странная сплетня о ребёнке? 
- Каргиона?! – испугалась Мара. – Она была здесь?
- Не бойся, здесь тебе ничего не грозит! Катарас считает Элькит своей союзницей, и никто не вторгнется в эти владения! – успокоил её Джастин, подавая Маре руку, когда та спрыгнула с большого замшелого валуна.
- А можно ли доверять той, которую наш главный враг считает союзницей? 
- Без сомнения! – просто сказал Джастин, и это прозвучало слишком убедительно, чтобы начать с ним спор.
- Ребенок, в самом деле, есть, - тихо сказала Джалина. – У меня родился сын, Киралейн.
Джастин с удивлением поглядел на свою принцессу. И Мара понимала его недоумение: он нянчился с ней с детства и видел последний раз в пятнадцать – ему было непросто понять, что она уже не ребёнок, которого он опекал. Мара улыбнулась несколько виновато, но взгляда не отвела.
- И кто же счастливый отец? – спросил Джастин, слегка смущаясь.
- Эльфийский князь Лиарин, сын Наярана,  из рода самого Огина, - ответила Мара, глядя прямо в серые глаза своего рыцаря. 
- Да-а-а! – протянул Джастин, отводя взгляд. – Пожалуй, надо было в детстве рассказывать тебе поменьше эльфийских преданий… Так и где же ребёнок?
 Мара Джалина медлила с ответом: Джастину она верила всегда, но возвращение его было столь невероятным, что принцессе всё еще казалось, будто она видит всё это во сне или околдована чарами Дримана. Что если Джастин лишь иллюзия, происки злых сил???
- В безопасном месте, - ответила она.
- Мудрый ответ, - улыбнулся рыцарь, - но тебе не нужно бояться меня!
- Я не тебя боюсь, а Элькит и Катараса! – виновато пояснила Джалина.
- И Элькит не надо бояться, она не причинит тебе зла! Это может показаться странным, но ради меня она готова на всё! Впрочем, как  и я ради неё! Единственное, что я никогда не сделаю, даже для Элькит – это не предам тебя!
- Мой сын остался у Аринэль, пока я не найду безопасное убежище для него!
- Я так и думал, - кивнул Джастин. – Ты поступила верно. Я всегда знал, что из такой умной девочки вырастет очень умная женщина. Но госпожа Аринэль теряет своё могущество, нельзя оставлять там ребёнка надолго! 
- Потому я иду в Остенград! - объяснила Мара.
- Ещё одно мудрое решение! Однако король Дарген Дри может не принять бастарда, рождённого от эльфа!
- И об этом я тоже подумала, потому и оставила его в Арине, и решила прежде разведать, что ждёт меня на Востоке! – сказала принцесса.
- А что если укрыть твоего сына пока здесь, в Дримане??? Катарас не будет искать вас здесь!
- Знаешь, Джастин, госпожа Аринэль предупреждала меня о коварстве Элькит и том, как опасен Дриман… Не думаю, что это хорошая мысль! – возразила Джалина.
Рыцарь рассмеялся.
- Аринэль предупреждала тебя?! Н-да, забавно! Но поверь мне, госпожа моя, если бы прежде ты встретила Элькит, она непременно поведала бы тебе об опасности и коварстве  Аринэли. Таковы все чародейки! Они не переносят соперничества! Две прекрасные одинаково могущественные женщины – их вражду можно объяснить!
 Мара тотчас вспомнила о том, как Гарина Ролл предупреждала ее держаться подальше от Арина, а ведь там она нашла приют и заботу. 
Джастин продолжал:
- Я думал, ты уже научилась разбираться в таких вещах, госпожа моя! Ты права, Элькит опасна…. как и Аринэль! Ведь они - создания, рождённые магией, наделённые магией, порождающие магию, а магия – это огромная СИЛА!  А сила, как ты понимаешь, всегда опасна! Существа, обладающие магией и мудростью, конечно же, опасны для людей. И есть смысл в советах держаться подальше от волшебных мест и их Хозяев. Далеко ни всегда простой смертный может понять и принять то, что несут такие встречи, не повредившись рассудком! Но тут всё зависит от того, на чьей они стороне! Если могуществом обладает дружественная сторона, то это не опасность, а надёжная защита. Ты уже получила помощь от госпожи Волшебного леса, если ты завоюешь и сердце Элькит – ты получишь поддержку двух самых могущественных чародеек Лейндейла в борьбе с Катарасом. А вот мы и пришли… - добавил Джастин, указывая на сияющий на солнце водопад, низвергающийся с вершины белой скалы. Хрустальные воды стекали по склону, приплясывая на порогах  и разбиваясь о камни. Мара не очень-то поняла, куда они пришли – место было удивительно красивым, но поблизости не наблюдалось ничего, хоть отдаленно напоминающего жильё. 
Но тут до неё долетел сладкий голос Элькит и раздался он прямо из глубины серебряных струй.
- Добро пожаловать в дом Элькит! Воды Дримана пропустите вернувшегося хозяина и его гостью!
 И водопад, раскрылся как занавес, обнажая вход в пещеру, полную света и таинственных огней. Джастин и Мара вошли внутрь, и воды вновь сомкнулись за их спинами. Пещера была изумительно прекрасна. Рельеф её был украшен самой природой. Тысячи самоцветом сияли на стенах, освещенных мерцанием семи изящных белых кристаллов, излучавших рассеянный свет. В центре - круглый стол из тёмного дерева, накрытый кружевной и тонкой, как паутина, скатертью. Его уже украшали какие-то аппетитные на вид блюда. У стен каменные выступы, устеленные шкурами животных, использовались как сиденья. Вход сиял серебром водопада и солнечных лучей. И шум воды дарил  особое неясное чувство нереальности.
Но всё это Мара рассмотрела позже, а первое, что ей бросилось в глаза – это сама хозяйка жилища.
- Ну вот, такой ты мне больше по нраву! – Джастин улыбнулся и нежно поцеловал руку Элькит. 
- Отчего же??? Разве мои другие наряды хуже этого?! – кокетливо усмехнулась чародейка.
- Они прекрасны, моя госпожа, но они – ложь, иллюзия! А это твоё истинное обличие, оттого я и люблю его! – отвечал Джастин.
 А Мара в удивлении смотрела на красавицу, представшую её глазам – она не была такой яркой, как та златокудрая и бронзовая дева в солнечном одеянии, но… 
Новый облик Элькит делал её загадочнее и мудрее. Мистика сияла в её бездонных очах, и магия, как облако, окружала прекрасную хозяйку Дримана. На ней было тёмное изумрудного цвета бархатное платье, и при каждом грациозном шаге женщины-кошки ткань мерцала игрой света и тени, в сиянии кристаллов золотом горела богатая вышивка на манжетах и лифе. На шеи Элькит блистало ожерелье  из изумрудов и чёрного опала. Светлая кожа казалась мраморной, лишенной всякого изъяна. Описать красоту ясного лица и вовсе было невозможно. И ярко сияли зелёные, как изумруды на шеи Элькит, глаза чародейки с кошачьими зрачками, окаймлённые густыми кисточками ресниц. И настоящим богатством можно было назвать чёрные, как смоль, волнистые густые волосы Элькит, струящиеся свободно до колен дивной красавицы. Они были переплетены тонкими косами и украшены речным жемчугом. 
Мара Джалина застыла пораженно - она видела уже немало прекрасных созданий в Лейндейле: сиятельных дочерей Элирана (Элинэль, подобную летней ночи и Лиадран, сияющую, как серебряная звезда), Лаяну, мягкую и таинственную, как лунный свет, и, наконец, Аринэль, тёплую и светлую, как солнечные лучи. Но теперь она увидела красоту, способную потягаться с прекраснейшими из эльфиек! Сейчас Мара понимала, о чём говорил Джастин, уверяя, что честь для него быть с Элькит. Она с детства души не чаяла в своём рыцаре, но для такой удивительной красавицы, и он казался неподходящей парой. Впрочем, за прошедшие годы Джастин вовсе не постарел, напротив,  даже похорошел. 
Угощение Элькит оказалось очень вкусным, и Мара тут же искренне похвалила гостеприимство и мастерство хозяйки пещеры. Но, поглощая все эти вкусности, Джастин и Джалина успевали еще, и говорить, ибо им не терпелось узнать всё друг о друге.
- Ну, расскажи же мне, наконец, как тебе удалось спастись! Я видела тебя мёртвым, Джастин! – сказала Мара.
 



Надежда Черпинская

Отредактировано: 20.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться