И в сумерках придёт рассвет

Размер шрифта: - +

39 Утро нового мира

5).Утро нового мира.

Дерево моего детства ликует вокруг меня.

Травинка меня приветствует, голову наклоняя.

И я склоняюсь к травинке среди тишины лесной.

Все прошлое остается навек за моей спиной.

Моими друзьями отныне под сенью родных небес

Опять становятся озеро, берег его и лес.

Я мудрость беру у елей, чей синий шатер высок.

Мне истину мира дарит березы сладчайший сок.

Из стебля лесной травинки душа моя силу пьёт.

Великий защитник жизни мне руку свою даёт.

Э. Сёдергран

После тяжелого сражения воинам требовался отдых. Ибо хоть основное зло и было повержено, ещё оставались неопасные, но многочисленные его очаги во всех землях. Ещё предстояло выбить врага из Ласны, и Остенграда, и многих городов и селений Лейндейла. Чуть западнее, в стороне от места сечи, где земля не была пропитана кровью, разбили походный лагерь, где войско могло отдохнуть, поесть, выспаться и заняться ранениями. Солнце уже склонилось к горизонту, и захоронение павших решили отложить до утра. Но, несмотря на это, многие из тех, кто не был ранен серьёзно и мог ещё стоять на ногах, вместо того, чтобы отдыхать, бродили по полю в вечерних сумерках, и даже ночью с факелами, разыскивая близких, родных, друзей, или даже просто неизвестных чужих воинов Светлого края, снося их к тому месту, где собирались устроить братскую могилу. Не пришлось спать в эту ночь и эльфам, ибо многим в лагере требовалась незамедлительная помощь. Магия Элдинэ исцеляла лучше всяких лекарств, отваров и трав, но требовала немало сил. В числе целителей были и Лиарин, и Эктавиан, и Мара, Орен, и его отец Фангир, и многие другие. К тому времени, когда был излечен последний раненый, Мара Джалина едва стояла на ногах.

***

У Эктавиана разрывалось сердце при виде Лаяны. Великая княгиня сидела у костра, съежившись и сжав в руке камень Элирана, и глядела невидящим взглядом в рыжее пламя, танцующее в ночи. Эктавиан хотел утешить её, но не знал как! Он просто сел рядом, накинув ей на плечи свой плащ.

- Я не плачу… Я просто вспоминаю, - тихо сказал Лаяна. – Этот камень до свадьбы был моим, но теперь он хранит его воспоминания, наши воспоминания… Всё возвращается ко мне, если я того желаю… наша юность, свадьба, рождение дочерей, и даже сегодняшнее утро. Он со мной - мой господин Элиран, пока я помню, пока помнит он! Нас связывает слишком много, чтобы эта связь могла прерваться! – Великая княгиня помолчала, глядя в глаза эльфу. - Не нужно утешать меня как малое дитя! Ступай спать, Великий князь Эктавиан, сын Лароса! Завтра будет нелёгкий день…

- Отчего ты называешь меня так, госпожа? – отозвался Эктавиан. – У меня нет права носить титул твоего мужа! Я не могу стать правителем Элдинэ, особенно теперь, когда владыка Элиран только что ушёл! Ты – госпожа Элтлантиса, Мать Звёздного Народа, и так и должно быть!

- А разве я могу заботиться сейчас о нашем народе?! – воскликнула Лаяна. – Подумай, каково мне! Ты станешь Великим князем, ибо так и должно быть! Ты – зять Элирана, муж старшей из его дочерей, благородный потомок князя Лаудуса и один из героев этой войны, и ещё, именно, ты… вывез с поля боя моего раненого господина! Именно ты будешь править эльфами, князь Эктавиан!

- Почему ни Киралейн? – не унимался эльф. - Кровь его не менее благородна, и он поверг Катараса!

- Потому что Киралейн из рода Ринай, он – будущий король Лейндейла! Ему хватит забот и обо всем Светлом крае! Он должен позаботиться о людях, восстановить могущество Королевского Дома Ринай! Впрочем, разберётесь с этим сами! А пока эльфы подчинятся тебе, мне теперь уже нет дела до этого мира! В сердце моём печаль! О, мой бедный мальчик, придёт тёмный час, и ты поймёшь меня! О, как бы я хотела уберечь тебя от этого, но… В тебе тоже живет дар пророка, и тебе не миновать моего отчаяния! Я слышу Море и крики чаек… Скоро, очень скоро я уйду вслед за моим господином! И тогда мы уже навеки будем вместе: я и мой Элиран!

- А как же твои дочери?! – воскликнул Эктавиан. Его пугали слова Великой княгини.

- Зачем им я? - улыбнулась Лаяна. – Теперь, когда у них есть столь доблестные защитники?! Но не страшись так! Я сказала «скоро», но что значит время для Элдинэ? Это случится не сегодня, и не завтра, и даже не в ближайшие несколько человеческих лет… Но я умею ждать! И мой господин тоже будет ждать меня. И мне ещё предстоит многое сделать, многому научить тебя и мою дочь Элинэль, прежде чем вы станете настоящими эльфийскими правителями! Моя дочь сделала верный выбор, став тебе женою! Даже среди эльфов, Эктавиан, ты всегда выделялся благородством, преданностью и мудростью. В роду твоём было немало пророков, ты потомок славного Лаудуса, но многому ещё нужно учиться тебе! И всё-таки однажды ты станешь величайшим из эльфийских владык, я говорю тебе это, как пророчица! С тобой Элдинэ познают новый рассвет, прежде чем наступит закат нашей расы, и её позовёт Море… А теперь ступай! Ложись спать, а я буду слушать память моего мужа…

Задумчив стал Эктавиан после слов Лаяны. С поклоном ушёл он прочь, оставив скорбящую княгиню.



Надежда Черпинская

Отредактировано: 20.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться