Ибридо - 2

Размер шрифта: - +

Душа хотела праздника. Душа его получила.

Я вела двумя пальцами по светлой коже: от плеча до запястья. Медленно. Едва касаясь. Зная, что ему щекотно. Он улыбнулся. Что-то прошептал, но я не смогла разобрать слов. Наверное, что-то очень нежное, как это обычно бывает, когда мы просыпаемся. Мои пальцы переместились к его губам, а рука любимого скользнула под мою шелковистую сорочку. Он накрыл нас с головой одеялом. А дальше… дальше в космос, к звездам, к нашему седьмому небу, с которого возвращаешься нескоро, почти без сил, но с приятным расслаблением внизу живота.

Одеяло скользнуло до моих плеч. Уильям глубоко дышал, улыбался и накручивал на палец мои светлые волосы.

Рука… Не моя… Чужая… Трогает его щеку, губы… И хрустальный голос заполняет мою голову:

— Это было волшебно, Уилли!

— Это сон! Сон! Сон! Сон! — закричала я и подскочила на кровати.

— Это п-п-росто сон… — дрожащим голосом вымолвила я, оглядывая кровать.

А если они и правда уже вместе? Разве она упустит возможность держаться рядом с ним, утешить его, пригреть под своим крылом в момент, когда ему плохо… Сначала пригреть… Потом быть чем-то вроде жилетки, друга, которому можно излить душу… А потом остаться с ним навечно… Молли очень хитра и умна. Она так и поступит.

От этих мыслей сердце выпрыгивало из груди. Ревность душила, а слезы жгли глаза.

Она. Рядом. С. Уильямом. Я. Далеко. Далеко…

Далеко от него, черт возьми! А они в одном городе! Совсем близко!

— Я не хочу чтобы они были вместе… Не хочу… Не хочу… Я не вынесу этого!

Я мерила шагами комнату. Скидывала с постели белье. Разговаривала с темнотой. Окатывала лицо водой. Выходила на террасу, судорожно набирала в легкие воздух, пытаясь себя успокоить. Смотрела вдаль, где едва виднелись пенистые белые волны океана, закрывала глаза и слушала его, слушала, как он забирает с собой песок с ракушками, выкидывает их обратно на берег, снова забирает, снова выкидывает. Тело перестало дрожать. Я приходила в себя. А потом услышала страшный рев.

В ворота въехал черный мотоцикл. Я отошла к стеклянной стене, чтобы меня не заметили. За рулем сидел парень в черной футболке и черном шлеме и девушка, судя по длинным волосам, торчащим из-под шлема.

Парень и девушка слезли с мотоцикла. Девушка пошла в дом, по пути расстегивая шлем. Парень вдруг резко поднял голову, посмотрел на мое окно. Я прижалась еще плотнее. Кажется, он меня не заметил. И, не сняв при мне шлем, следом за своей подружкой отправился в дом.

Видимо, еще одна парочка кошек…

Я просидела на террасе до самого рассвета и пришла к какому-то невиданному спокойствию. Красное солнце поднималось над океаном, и белые облака окрасились в розовый цвет. Я завороженно смотрела на бескрайний искрящийся океан и вспоминала, как мы с Уильямом встречали рассветы на Боавиште. Как Бакеры ловили волну, как пыталась сделать это я, как потом все смеялись.

Горько вспоминала, но больше не плакала. Нечем.

На сосны, что росли прямо у моего окна, прилетели три птицы. Запели так красиво, так пронзительно! И немного грустно.

Кошки просыпались, судя по топоту в доме. Я ушла с террасы в комнату и легла в кровать, накрывшись одеялом с головой — бабочка встретила рассвет и вернулась в свой кокон. Взмахнуть пестрыми крылышками и взмыть к солнцу ей пока совсем не хотелось.

Не желаю никого видеть. Слышать. Ни с кем говорить. Я буду находиться в своем мире, в своих мыслях, мечтать об Уильяме… Раз у меня нет другой возможности быть с ним, то хотя бы в мечтах… Да, я буду с ним в своих мечтах. Этого у меня отнять никто не сможет.

 

 

***

 

Я не выходила из комнаты три дня. И всем было абсолютно на это наплевать. Ну и хорошо. Меня никто не трогал. Вот только моя кошка сходила с ума от голода. Ей срочно нужна была охота. Днями я слышала во дворе дома громкие смехи, веселье, разговоры почти до самой ночи. А когда в мою комнату тянулся запах жареного мяса, то мой желудок прирастал к позвоночнику, а кошка хотела выпрыгнуть прямо с террасы и съесть мясо вместе с мангалом. Но мы держались изо всех сил.

Кошки куда-то уезжали, потом возвращались. Парни играли в теннис, в футбол. Я прижимала ладони к ушам, натягивала на голову подушку, чтобы звуки мне не мешали странствовать в нашем с Уильямом мире.

А когда все уходили спать, я выходила на террасу и высушивала последние капли слез. Встречала рассвет с птицами, с которыми я уже успела подружиться и даже дала им имена: та, что с ярким окрасом, — Пёстрик, вторая — Каштанка. Сама темно-коричневая, а грудка у нее была каштановая. А третий, тот, что громче всех запевал по утрам, — Свирель.

Сегодня под утро, когда я легла в кровать, кто-то открыл дверь ключом и прокрался в комнату.



Елена Попова (ХЕЛЕН)

Отредактировано: 11.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться