Ибридо - 2

Размер шрифта: - +

Там, где мое сердце

Мы сидели за столиком в кафе аэропорта Окленда. Я пила кофе с круассаном, а Демиан крутил крышку на горлышке минералки. Слушал музыку в наушниках и совсем не поднимал глаз.

Через двадцать минут нас ждал рейс на Хьюстон — еще одна пересадка. А потом мы приземлимся в Бирмингеме. В БИРМИНГЕМЕ! Там, где Уильям! Там, где моя любовь! Там, где почти четыре месяца назад я оставила свое сердце.

— Неужели ты не проголодался? — жуя круассан, спросила я у Демиана.

— Нет.

— А кофе для бодрости?

— Не хочу, спасибо.

— Когда Мартин вернется из Швейцарии, не говори ему, что это ты меня отпустил. Соври, что я сбежала. Я не хочу, чтобы у тебя были проблемы из-за меня.

— Говоришь так, как будто ты уже всё решила, — печально усмехнулся Демиан.

— Та-а-к, ладно… — вздохнула я и отложила круассан.

— Вот ответь мне честно: если бы Лориан была жива, но вас с ней разлучили так же, как нас с Уильямом, ты бы перестал бороться? Разлюбил ее? Не рвался бы обратно к ней? Не искал встречи?

— Не начинай, — поджав губы, он поднял на меня сердитый взгляд.

— А ты подумай, Демиан! Представь, что было бы, если…

— Поэтому я и везу тебя к нему! — крикнул он и откинул бутылку, которая покатилась по столу и упала на пол. — Я отлично понимаю, что ты чувствуешь. И я не хочу, чтобы ты страдала. Даже несмотря на то, что я влюблен в тебя, я готов тебя отпустить, чтобы ты была счастлива. И мне самому будет легче не видеть тебя, чем видеть каждый день вот так, рядом, совсем близко, и понимать, что ты не моя и никогда не будешь моей! Твое сердце принадлежит другому, и с этим уже ничего не поделаешь, — Демиан поднял бутылку, сделал несколько глотков воды и с грохотом поставил ее на стол. — И если тебе так интересно, то да, я бы никогда не перестал бороться за то, чтобы быть с Лориан, если бы она осталась жива…

Его рука перекатывала по столу бутылку. Туда и обратно, туда и обратно. Я остановила ее, когда она в очередной раз подкатилась ко мне. И положила ладонь на его руку. Мое молчание заставило его взглянуть в мои глаза.

— Спасибо, что ты дал мне эту возможность быть счастливой. Я никогда этого не забуду. И тебя… тебя я тоже никогда не забуду, Демиан. Буду помнить все мои жизни.

Он смотрел так пристально, в самую душу. Молчал. Но его глаза кричали о том, как ему больно. Его пальцы скользнули к моим, и они сомкнулись в замок. Мы не могли отвести взгляд друг от друга. Немой разговор его черного неба и моего прозрачно голубого льда. Его душевный крик о том, чего ему стоило отпустить меня, и мое молчаливое «прости, что я выбрала не тебя»…

 

 

***

 

После следующей пересадки в Хьюстоне, Демиан отключился. А я продумывала план: сначала расскажу Уильяму и остальным Бакерам о том, почему исчезла и не выходила на связь несколько месяцев. Потом придется воспользоваться браслетом — без него я не смогу увезти Бритни из Хомвуда. А дальше мы вместе покинем Америку. Неважно, куда мы отправимся, главное — я буду с ним. Главное — я буду с Уильямом. Мы найдем способ быть счастливыми. В Китае, в Японии, в России, в Германии, в Африке — неважно, где и в какую погоду: влюбленных это всегда волнует меньше всего.

Шасси коснулось посадочной полосы в Бирмингеме. В Бирмингеме! Я до сих пор не могла поверить, что остались считанные минуты до нашей встречи.

В аэропорту мы сели в такси и отправились в дом к Бакерам — он был по пути. Если Уильяма там не окажется, значит, он в нашем доме. Вряд ли мой волк в колледже… Вряд ли вообще возвращался туда после моего исчезновения. Он ведь и пошел туда только из-за меня.

Мы проехали под вывеской «Хомвуд», и сердце едва не выпрыгнуло из груди от волнения, а ладошки стали мокрыми. Я вернулась! Я вернулась домой! Я была готова открыть окно и закричать что есть мочи: «Я вернулась к тебе, Уильям Бакер!»

Но рядом сидел Демиан. Только он и сдерживал меня от этого. Ему пришло сообщение. Он что-то ответил и убрал телефон в карман.

— Кому ты писал?

— Рикки.

— Зачем?

— Они с Айлой тебя потеряли.

— Господи… Я совсем забыла, что они с Айлой единственные, кто не уехал в Швейцарию. И даже не подумала соврать им что-нибудь, чтобы они не забили тревогу.

— Ничего. Я написал ему, что ты со мной.

— Спасибо…

— Не за что.

Я снова взяла его руку. А он снова крепко сжал ее и перебирал мои пальцы всю дорогу до дома Бакеров. Возможно, это наша последняя с ним встреча, и я больше никогда его не увижу. Мне хотелось его держать за руку, мне хотелось сказать ему очень много слов благодарности за его поступок, тысячу раз извиниться за то, что у нас так ничего и не вышло. За то, что я вообще появилась в его жизни. За Жизель, о которой он обещал заботиться, за немца, от которого меня спас, за тех парней, которым только стоило взглянуть на меня на заправке, и он сразу дал понять, что этого не стоило делать. За всё. За всё время, проведенное вместе. И я обязательно скажу всё это, когда буду с ним прощаться.



Елена Попова (ХЕЛЕН)

Отредактировано: 11.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться