Ибворк. Школа выживания. Книга 2

Размер шрифта: - +

Часть 2 Глава 23

По окончанию трапезы все заспешили в Зал Торжеств. В Приемном Зале было полно народа, когда девушки вошли туда. Вдоль стен на мягких диванах чинно восседали колдуны и ведьмы. В воздухе парили привидения. Атмосфера была пропитана ожиданием и беспокойством. Девушки встали поближе к дверям в Тронный Зал. Ждать  оставалось недолго. Обитатели Норемэта уже заполонили собой Зал Ожиданий и нетерпеливо перешептывались, делясь предположениями относительно приглашения в Тронный Зал.

Вскоре призрак распахнул двери в Зал Торжеств и все ринулись вперед. Тронный Зал быстро заполнялся колдунами и ведьмами. Каждый спешил занять место поближе к тронному месту. Девушки тоже проследовали за толпой и встали у колонн слева от трона. Они были почти в центре Зала, и с их места было хорошо видно все, что происходит вокруг. Зал продолжал наполняться. Под сводами Зала стоял гул голосов присутствующих. Все ждали Повелителя. Однако он не спешил появляться. Все уже истомились в ожидании, а трон все еще оставался пуст.

Наконец, дверь позади трона открылась, и под звук фанфар появился Грэкхэм. Он стоял в бархатном темно-зеленом камзоле с высоким воротником, черных рейтузах с черными панталонами, черные ботфорты были начищены до блеска, а на спине мягкими складками свисал темно зеленый бархатный плащ, подбитый черным мехом. Его голову венчала корона. Более величественным и прекрасным он, на взгляд Элизабет, не был никогда. Глаза его сверкали, и кого-то искали в толпе. На интуитивном уровне девушка почувствовала, что искал он именно её. Она поспешно спряталась за спиной высокого колдуна.

Грэкхэм кивком головы поприветствовал поданных, и величественно прошел к трону. Вслед за ним шел Джек. Одет он был не менее изыскано и шикарно, чем его отец. Бордовые с золотом тона его одежды выгодно подчеркивали величавую осанку и прекрасную фигуру парня. Он прошел к трону, стоящему по левую сторону от трона родителя и, приветствуя поданных кивком головы, сел, положив руки на подлокотники. Его взгляд безошибочно проследовал к тому месту, где стояла Элизабет, и нашел её в толпе. Их взгляды встретились. В обоих читалась тревога, волнение и любовь. От этого Джеку стало еще больнее. Глаза Элизабет говорили красноречивее всяких слов. Они просто кричали о её любви к нему. Слова, что она говорила Джеку раннее, были такими жестокими, и противоречили голосу сердца. Молодой человек впился руками в подлокотники до побеления костяшек. В какой-то момент Элизабет показалось, что он сейчас подскочит с места и подбежит к ней. Но голос разума беспристрастно удерживал его в троне. 

По правую руку от Грэкхэма сели Дайнер и Тамрэта. Дайнер был одет в синий бархатный камзол. Золотая вышивка извивалась змейкой по мягкой ткани. Тамрэта была прекрасна в своем сером с голубым платье. Высокий лиф, подшитый серебряной нитью, идеально облегал девичий стан. Голубые вставки на сером фоне подчеркивали глубину её выразительных голубых глаз. Элизабет помнила, как в этих глазах сверкали искры озорства, веселья и добра. Теперь же взгляд был холоден и полон высокомерия. Неужели в ней не осталось ничего Доброго? Ведь так не должно было быть! Она должна была разделить Доброту своей души с Дайнером, но сама должна была остаться человечной и душевной. Но нет. Видимо, злоба Дайнера была сильнее доброты Тамрэты, и эта злоба победила самые прекрасные качества девушки. Теперь она сидела надменная, гордая и холодная, как стальной отлив её серого платья, свободно свисающего мягкими складками до самого пола.

Сзади трона встал Зузу. Весь в черном, как ворон, он суровым взглядом обводил присутствующих и его взор заставлял вздрагивать каждого, на ком он останавливался.

Торжественность момента буквально наэлектризовала воздух. Все затихли в ожидании чего-то. Внезапно стало так тихо, что Элизабет услышала биение собственного сердца.

Эту хрупкую тишину нарушил голос Повелителя:

- Приветствую вас, мои поданные! Я собрал вас всех для того, чтобы объявить мою волю. Я принял некоторые решения, которые хотел бы огласить. В нашем государстве в последнее время, были замечены вспышки эпидемии Добра. Я был вынужден безжалостно подавлять их. На фоне этого были выявлены недовольства по поводу того, что власть Ибворка, в моем лице, чрезмерно жестока к населению. Поборы и запреты стали тревожить моих поданных. Конечно, стоит мне только произвести пленение недовольных, и пыл бунтарства в рядах населения сразу бы поутих. Да только на смену одних недовольных придут другие. В Ибворке пахнет революцией. В стране должны наступить перемены. И они  должны свершиться лишь благодаря переменам, которые должны произойти со мной.

Грэкхэм прервался. Казалось, что эти слова даются ему с огромным трудом. Ропот и приглушенные возгласы наполнили Зал. Никто не догадывался, к чему все это было сказано. Обитатели Норемэта терялись в догадках. Растерянные взгляды устремились на Повелителя в ожидании объяснений.

- Мне зачастую приходилось слышать фразы, что во времена, когда была жива моя прекрасная супруга, такого беспредела, как сейчас, не было.

Грэкхэм вновь замолчал. На сей раз Зузу наклонился к Повелителю и о чем-то осведомился.

- Я вполне здоров и не нуждаюсь в твоей заботе, - резко ответил ему Грэкхэм. Видимо, Зузу подумал, что его Господин не в себе, коль делает такие непонятные заявления. Он властитель Зла, а тут, вдруг, начал беспокоиться о народе. Подчиненные не верили своим ушам.

Грэкхэм невольно улыбнулся. Да, что не говори, а шокировать подданных ему удалось. Но не это было его целью, и он неторопливо продолжал:

- Итак, я принял ряд решений, благодаря которым произойдут глобальные изменения в моей стране. Всем вам известно, как тяжело и долго я переживал гибель моей незабвенной супруги. Она являла собой баланс Добра в моей черной душе. Благодаря ей я правил Ибворком разумно и справедливо. Многие с тоской вспоминают об этих временах. Я неоднократно подумывал о том, что мне следует вновь жениться на Доброй девушке из Кровби, дабы восстановить хрупкий баланс Добра и Зла. Однако не всё так просто, как хотелось бы. Вся беда в том, что если все жители Ибворка, включая моих сыновей, могут вступать в брак по каким-либо причинам, будь то любовь, расчет, или же мой приказ, то я могу жениться только по любви. Этот закон утвердили мои далекие предки, и все действующие Правители Ибворка могли жениться лишь по любви. Силы Зла благосклонны к моему древнему роду, так как чувство любви не обходило ни одного из моих благороднейших предков, иначе род мог прерваться. Глядя на моих замечательных сыновей, я счастлив, что их мать была моей супругой, и подарила мне их. Но её уже нет, а в моем сердце живет печаль, тоска и безысходность. Я долго думал над переменами в себе, но не мог повлиять на них.



Яна Гущина

Отредактировано: 20.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться