Идеал-1. Истоки

Размер шрифта: - +

XVIII. C днем рождения, Ева!

В этом месте оказалось холодно и темно. Словно время за какой-то час проскочило весну и лето, и застыло в поздней осени. С жутким гулом дул ветер. Ева открыла глаза и обнаружила, что лежит на холодной, твердой поверхности. Руки и ноги кто-то заковал в железные кандалы.

Ева в ужасе огляделась, насколько это возможно. Вокруг не увидела ничего, кроме тьмы и размытых силуэтов деревьев. Судя по всему, она находилась в лесу. Но как она сюда попала? Вокруг нее горело несколько свечей. Язычки пламени вздрагивали от порывов ветра, но не гасли.

Вдруг Ева услышала приближающиеся шаги. К ней направлялись люди. Судя по звукам, их больше двух. Все еще не понимая, как оказалась здесь, Ева замерла, и теперь могла услышать стук собственного сердца. Тонкое белое платье до колен, также непонятным образом оказавшееся на ней, дрожало от холодных прикосновений ветра.

Спустя несколько секунд Еву обступили четыре человека. На каждом из них был длинный балахон, лица незнакомцев утопали в тени огромных капюшонов. От вида этих людей по телу Евы побежали мурашки. Прибывшие замерли, словно истуканы, не предпринимая никаких действий. Вдруг один из них покорным голосом проговорил:

— Да, мой господин. Мы начинаем.

Этот голос испугал Еву сильнее, чем его обладатель. В нем прозвучало что-то зловещее, потустороннее. Во всей окружающей обстановке присутствовало нечто, способное вселить ужас в душу любого человека. Ева не знала, что это, но понимала, что здесь замешана мистика.

Ева не раз слышала о сектах. Она боялась даже одного этого слова — секта. Судя по тому, что рассказывают люди, поклонники Сатаны создают сообщества, внутри которых происходят ужасные вещи. Они не просто поклоняются Дьяволу, но еще проводят всевозможные, леденящие душу ритуалы, самым страшным из которых является жертвоприношение. Полными страха глазами Ева смотрела на мрачных людей в балахонах, и сознание все отчетливее твердило: она попала в секту. В качестве жертвы.

Но как? Когда? Ева не помнила, чтобы связывалась с подобными людьми. Тем более, в Иваново никто не увлекался сатанизмом или черной магией. Она ясно помнила, как совсем недавно легла спать в своей комнате, убаюкивая Петю. Как так получилось, что она вдруг оказалась среди сектантов?

Последние сомнения улетучились, когда один из них — тот, кто обращался к какому-то невидимому господину, — достал из-под полы балахона длинный, острый кинжал. В том, что это кинжал, Ева не сомневалась: тусклого света свечей хватило, чтобы рассмотреть изящное, острое лезвие.

Ева хотела закричать, но, к своему ужасу, заметила, что не может произнести ни слова. Ее голос пропал. Может, от страха, а может, это действие какой-то темной магии.

— С днем рождения, Ева, — зловеще прошептал незнакомец, и она вдруг ясно увидела пару красных глаз, глядящих на нее из черной глубины под капюшоном. Мужчина занес руку с кинжалом над ее грудью...

Это стало последним, что видела Ева, находясь в том месте. Внезапно поверхность, на которой она лежала, исчезла, а вместе с ней и оковы. Ева почувствовала, как сорвалась и стремительно полетела вниз, в черную бездну. Откуда-то сверху до нее донесся разъяренный крик:

— Ты!

А затем все исчезло, и Ева широко раскрыла глаза.

Она лежала в постели. Перепуганный взгляд упирался в белый потолок. Тело покрыл холодный пот.

— Евка! Ты там что, издохла? — прозвучал за дверью голос пьяной матери. Девушка не думала, что когда-то ему обрадуется.

Реальность постепенно начала обретать краски. Нет больше того жуткого места, жертвенника, людей в балахонах, красноглазого незнакомца. Есть ее комната: светлая, маленькая, с двумя железными кроватями и одним окном. Рядом с сестрой сидел Петя и пристально смотрел на нее. В тот миг Ева выглядела не лучше покойника: мертвенно-бледная кожа, стеклянный взгляд, застывшее в одной позе тело.

— Ох... — Ева облегченно вздохнула. — Сон... Просто сон.

Этот сон не такой, как другие. Ева помнила каждую деталь; казалось, все происходило на самом деле. Тяжелый осадок остался у нее в душе. Встав с кровати, Ева уложила брата под одеяло, и, не обращая внимания на крики Марии, вышла из комнаты. Не притронувшись к еде, она отправилась на работу.

 

Весь день Еве не давал покоя ее сон. Тяжелым грузом его события повисли на сердце. Она понимала, что присниться может все, что угодно, но с таким кошмаром столкнулась впервые.

На следующий день она почувствовала себя лучше. Попытки отогнать от себя мрачные мысли увенчались успехом. Это был просто страшный сон. Всем людям снятся кошмары. В конце концов, Ева заставила себя не думать об этом.

В тот день она не работала на заводе, а значит, пришло время пасти коз. Ранним утром Ева отправилась с ними к березовой роще. Там у нее имелось излюбленное место, где она могла читать книги.

Мария категорически запрещала дочери брать в руки любовные романы. Она объясняла это тем, что Ева еще мала для подобной литературы. Мать не волновал тот факт, что в возрасте ее дочери многие девушки уже не понаслышке знали, что такое секс.

Соседка Митрофановых — баба Люда — была единственным человеком во всей деревне кроме Пети, кто любил Еву и относился к ней, как к родной. В детстве Ева обожала ходить к ней в гости. Старушка всегда угощала ее чаем со сдобными булочками и рассказывала сказки или интересные истории. Когда ее любимица повзрослела, баба Люда стала давать ей книги о любви. Ева обожала их и тайком от матери взахлеб «проглатывала» одну за другой.



Aili Kraft

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться