Идеал-1. Истоки

Размер шрифта: - +

XIX. Дежа вю

Прошел месяц.

Середина мая порадовала теплыми, солнечными днями. Приближалось лето, и школьники в Иваново считали дни до долгожданных каникул. Петя готовился к контрольным работам, чтобы получить хорошие оценки за учебный год. В свободное от работы время Ева писала конспекты. Она была единственной, кто учился в школе заочно. Понимая ее положение, классная руководительница лично ходатайствовала перед директором, чтобы тот дал девочке разрешение на внеклассное обучение.

Мария по-прежнему не «просыхала» и периодически поколачивала детей, в особенности дочь. На работе дела у Евы шли хорошо. Ее там многие любили. Конечно, односельчане, работавшие в «Milky life», не жаждали общения с девушкой. Они по-прежнему считали ее ведьмой и пытались убедить в этом остальной персонал «завода». На благо, многие рабочие не отнеслись к их словам серьезно.

В тот день Ева опоздала на сорок минут. Обычно она не позволяла себе приходить с задержкой даже на минуту и всегда являлась раньше, чем положено. Но не в этот раз. В глубокой задумчивости она вошла в сарай с коровами. Навстречу ей вышла другая доярка — Наталья.

— Ева! — Лицо полной, низкой женщины выглядело взволнованным. — Ева, детка, где ты ходишь? Мы думали, что ты заболела.

Отвлекаясь от мыслей, Ева отстраненно взглянула на нее.

— Я в порядке, теть Наташ... — пробормотала она. — Проспала.

Слышать такое от Евы Митрофановой — кажется, самой ответственной и пунктуальной работницы «завода», — более чем странно. Наталью поразили ее слова. Определенно — с девочкой что-то случилось.

— Тебя ждет директор, — сообщила женщина, после чего развернулась и отправилась работать.

Войдя в главное здание, Ева прошла к административному корпусу и, остановившись перед дверью с табличкой «Фёдоров Н.А.», постучала три раза.

— Войдите! — раздался из-за двери глухой голос.

Ева несмело приоткрыла дверь и заглянула в кабинет.

— Можно? — негромко спросила она.

— Я же сказал, входи! — недовольно буркнул Николай Андреевич.

Переступив порог, Ева вошла в кабинет и закрыла за собой дверь. Перед ней, за большим письменным столом, не отрываясь от монитора устаревшего, громко гудящего компьютера, сидел солидный мужчина в сером костюме, с галстуком. Пиджак на нем был расстегнут, под ним белая рубашка еле обтягивала большой живот; тонкий слой седых волос пытался прикрыть лысину.

Директор оторвался от монитора и устремил на вошедшую недовольный взгляд серых глаз.

— Так-так... — протянул он, подкуривая сигарету. — Митрофанова. Не изволишь объяснить, почему пришла с опозданием?

— Простите... — Ева опустила голову. — Я проспала.

Брови Николая Андреевича взлетели.

— Что?

— Я проспала, — повторила Ева. — Мне... — она осеклась, будто хотела что-то сказать, но вовремя передумала. — Будильник не прозвенел.

— Насколько я знаю, твоя мать неплохо справляется с ролью будильника, — усмехнулся начальник, но тут же посерьезнел. — Значит, так, Митрофанова: еще одно опоздание, и можешь искать другую работу. Все поняла?

— Да. — Ева уставилась в пол и закусила нижнюю губу. На глаза навернулись слезы. Она знала, что, если потеряет работу, Мария забьет ее до смерти. — Этого больше не повторится.

— Вот и хорошо. — Директор потушил окурок и откинулся на спинку кресла. — А теперь иди, работай.

— Спасибо, Николай Андреевич.

Развернувшись, Ева вышла.

После рассказа всем дояркам о том, что происходило в кабинете начальника, Ева приступила, наконец, к работе. В тот день у нее ничего не клеилось. Все валилось из рук, мысли были заняты совершенно другим.

 

Причиной опоздания и необычного поведения Евы оказался вовсе не сломанный будильник. Ей снова снился странный сон. Только этот оказался еще ужаснее предыдущего. Причем, утром Еву еле разбудили. Похоже, она потеряла сознание, когда спала.

Минувший вечер прошел так же, как остальные. Мария снова собрала дома компанию собутыльников, Петя доделывал уроки, а Ева дописывала очередной конспект. Когда она закончила, брат уже спал. Потушив свет и включив ночник, она улеглась и с трудом заставила себя уснуть под шум, доносившийся из кухни.

Едва провалившись в сон, Ева оказалась в темном, мрачном лесу. Голые деревья со скудной листвой уходили ввысь и скрывали верхушки за низко висящими черными тучами. Густой туман окутал их стволы. Почувствовав сырость, Ева посмотрела под ноги. Она стояла босиком на мокрой и грязной осенней листве. Осенней? Но сейчас же весна! На Еве было розовое платье до колен, распущенные волосы небрежно рассыпались по плечам.

Ева огляделась. Вокруг стоял стеной мрачный лес. Жуткий, незнакомый, зловещий. Холодный воздух пробирал насквозь, а туман сгущался. Куда ей идти?



Aili Kraft

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться