Идеал-1. Истоки

Размер шрифта: - +

XXI. Кто виноват?

Щеки пылали огнем, слезы, перемешанные с холодной водой, стекали по лицу и падали на рыхлую землю, тут же впитываясь в нее. Ева стояла за домом, где ко вкопанному одним концом в землю бревну был приколочен старенький железный умывальник.

Держа трясущимися руками потрепанную мочалку, Ева безжалостно терла ею лицо, пытаясь содрать с него жуткую косметику. Она так надеялась отлично провести время! Ева представляла себе вечеринку в сказочном стиле, где ей мечталось сыграть роль прекрасной королевны, но в итоге ей отвели роль шута.

Ева посмотрела на юг. Небо за деревней освещалось страшным оранжево-бордовым заревом. Слышался треск поленьев, кричали люди, к месту происшествия подъезжал транспорт милиции, скорой помощи и пожарных. Вся деревня собралась у клуба. Соседские собаки громко лаяли. Даже Мария, позабыв о выпивке, бросилась к месту трагедии.

Ева закрыла глаза. В последние минуты она боялась это делать. Видения произошедшего убивали. Эти молнии... Откуда они взялись? Весь день небо было совершенно ясным! И облако... Черное, мрачное облако появилось прямо из воздуха, в считанные секунды увеличилось до огромных размеров и нависло над зданием клуба. А потом... Потом клуб вспыхнул, словно спичка. Ни один пожар не мог начаться так быстро. Ни один пожар не мог охватить собой целое здание за две секунды.

Ева бежала домой, закрыв уши ладонями. Она слышала дикие крики — крики тех, кто унизил ее, тех, кого она хотела видеть своими друзьями. Жалела ли она их? Да. Как бы они с ней ни поступили, она считала, что никто не заслуживает такой смерти. Особенно Олег.

Олег... Ева открыла глаза. Почему она все еще чувствует к нему что-то светлое? Ведь он оскорбил ее, целовался при ней с Катей, а она по-прежнему его любит. Ева не могла себя понять. Ее разум ненавидел Олега, сердце же не хотело его отпускать. Невзирая на все, что он сделал.

Избавившись от уродливого грима, Ева переоделась и вышла на улицу. Дорога была пуста. Что-то толкало ее к клубу. Она не хотела возвращаться туда, не хотела видеть последствия этого кошмара, но ей необходимо узнать: выжил ли Олег?

Еще никогда в Иваново не приезжало столько служебных машин. Прежде в деревню время от времени наведывался участковый на своем «Уазике», чтобы разогнать по домам или арестовать на пятнадцать суток особо буйных сельчан, зачастую и Марию Митрофанову; иногда заявлялась скорая помощь, в особенности к пожилым соседям; но в этот раз, около сгоревшего здания клуба собралось шесть машин. Мужчина в оранжевой спецодежде и каске скручивал пожарный шланг. Вокруг карет скорой помощи суетились люди в белых халатах, а около одного из милицейских автомобилей стоял молодой мужчина в униформе и говорил по рации. Трое других пытались успокоить и допросить громко рыдающих сельчан.

Ева спряталась за стволом одного из деревьев и смотрела на клуб. Точнее, на то, что от него осталось. А осталось совсем мало. Обугленные, еще дымящиеся поленья, и никакого намека на стены или крышу. Все сгорело дотла.

Дрожа от страха и дурного предчувствия, Ева пристально смотрела на ряд носилок, лежащих на земле около одной из карет скорой помощи. Их насчиталось двенадцать. Людей, лежавших на тех носилках, полностью накрывали белые простыни. Это значило, что они мертвы. Ева ужаснулась: в деревне было восемнадцать подростков, включая ее саму. Все, кроме Димы Синицына — инвалида, находились тем вечером в клубе. И вот двенадцать тел... мертвых тел...

Ева ахнула и зажала рот ладонью. Страшный, неестественный пожар унес жизни двенадцати человек! Двенадцати из шестнадцати, находившихся в клубе. И то — еще не факт, что выжили остальные четверо. В глазах защипало, и щеки тут же обожгли две горячие слезы. Ева уже позабыла об унижении, нанесенном ей этими людьми, в любом случае они не заслужили такой жестокой смерти.

Вдруг она увидела, как два врача бегом поднесли носилки к одной из своих машин. На них лежал человек с кислородной маской на лице. Ева присмотрелась. Боже! Это Олег! И он жив! Сердце затрепетало в груди. Сама того не осознавая, она счастливо улыбнулась. Олег, ее Олег, он не умер! Он обязательно поправится!

Домой Ева летела словно на крыльях. Глубоко внутри подсознание с укором твердило ей о наивности и бесхарактерности, но влюбленное сердце радовалось: он жив!

Ева прибежала домой раньше матери. Быстро переодевшись в ночную рубашку, она юркнула под одеяло. Противоречивые эмоции переполняли душу. С одной стороны, она испытывала страх, и картинка произошедшего стояла перед глазами; но с другой стороны, она была счастлива, так как знала: жизни Олега ничто не угрожает. Закрыв глаза, Ева попыталась заснуть. Сон пришел не сразу, перед глазами еще сверкали молнии и горел клуб, но вскоре Ева задремала.

 

Все вокруг пылало. Безжалостный огонь поглощал сухие деревянные стены, пол и балки на крыше. С потолка падали куски горящего дерева. Повсюду слышались крики и стоны.

Ева осмотрелась. Она стояла посреди горящего помещения, но огонь ее не касался. Перед ней развернулась ужасная картина: у почти сгоревшей барной стойки, навалившись на нее, кричал от боли человек. Одежда на нем горела. Переведя взгляд, Ева увидела нескольких подростков, лежащих на полу. Тела всех покрывали уродливые ожоги, многие уже не шевелились, и лишь единицы тихо стонали.

Мимо кто-то пробежал. Но тут же сверху упала горящая балка и, ударив его по спине, придавила к полу. Дико кричащая девушка бросилась к окну, но ее сбила с ног другая балка. Перевалившись через подоконник, она обмякла.



Aili Kraft

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться