Идеал-1. Истоки

Размер шрифта: - +

XXV. На осколках стеклянного мира

— Эй, ты живая? — отдаленным эхом прозвучал в ушах Евы незнакомый голос. Судя по тембру, он принадлежал пожилому мужчине.

Ева с трудом приоткрыла глаза. Она лежала на животе. Было холодно. Из носа стекла капелька крови, образовав на снегу красное пятнышко.

Сколько она так пролежала? Когда закончился тот кошмар? Похоже, стояло раннее утро. Солнце еще не поднялось, но уже рассвело. Тело Евы сковал мороз, конечности не шевелились.

— Ты живая? — взволнованно повторил голос.

— Да... — ответила Ева, но не услышала своего голоса. Она лишь пошевелила губами. К счастью, мужчина это заметил.

— Слава Богу! — облегченно выдохнул он. — Как же мне тебя поднять?

Около пяти секунд спустя Ева почувствовала, как чьи-то руки обхватили ее тело и потянули вверх. Она задрожала от страха. Ева все еще ощущала на себе болезненные прикосновения Олега и его сумасшедших друзей.

— Ой... Какую же войну ты пережила? — ахнул мужчина, приподняв Еву с земли и разглядев ее получше: лицо побито, губа треснута, одежда порвана, на запястьях и шее синяки и ссадины. — Кто тебя так?

Она не ответила. Закрыв глаза, Ева заплакала. Но у нее больше не осталось слез после минувшей адской ночи, ее губы едва вздрагивали. Превозмогая боль при каждом движении, Ева, стиснув зубы, позволила мужчине усадить ее в зеленый «Москвич».

— Где ты живешь? — спросил он, сев на водительское сидение и захлопнув дверцу машины.

Ева рассмотрела его со спины. Незнакомый пожилой мужчина лет шестидесяти, и он был не из ее деревни.

— Иваново... — собрав все силы, прошептала она.

Мужчина не услышал и повернулся к ней лицом.

— Где?

— Иваново... — произнесла Ева одними губами.

— Иваново? — Кажется, он понял.

Ева с трудом кивнула.

— Хорошо. — Мужчина вздохнул и завел мотор. — Я отвезу тебя в больницу, а потом найду твоих родителей.

Ева не возражала. Ей было все равно, куда ехать.

Невидящим взглядом она смотрела в наполовину замерзшее окно. За ним был пустырь, а невдалеке виднелась березовая рощица. Деревня находилась совсем рядом.

В те минуты Ева не ощущала ничего, кроме вины. И винила не так Олега и его друзей, как саму себя. Зачем, зачем она доверилась ему? Какой бес управлял ею, заставив вместо того, чтобы убежать, идти в дом, сразу показавшийся ей недобрым? Почему она осталась, увидев тех, кто пытался ее убить, зачем поверила им?!

Но имели ли значения эти мысли и раскаяния после всего, что случилось ночью? Имело ли значение хоть что-то? Нет, ничто не имело значения, даже жизнь. Опозоренная и опороченная, Ева больше не видела в ней смысла. Она понимала, что виновата сама, всему виной стала ее беспросветная наивность. С детства она внушала себе, что во всем нужно видеть только хорошее, во всем есть положительные стороны. А на плохое лучше закрыть глаза. Но Ева закрыла глаза на очевидное. Она старалась не замечать того, что требовало к себе особого внимания. Она доверилась людям, не раз пытавшимся сжить ее со свету, и поплатилась за это. Самой крупной монетой.

Ева не знала, сколько времени проехала в машине незнакомого человека. Она уже даже не была уверена, что он действительно везет ее в больницу. Не факт, что он не окажется таким же маньяком, как Олег и его друзья, а, может, и того хуже.

Но мужчина привез Еву в больницу. Здание находилось в городе Котовск, что располагался в одиннадцати километрах от Иваново. В этот небольшой город жители деревни часто ездили за покупками.

Ева плохо помнила, как ее вынесли из машины два санитара, как внесли внутрь здания. Она слышала множество голосов, кто-то суетился вокруг, а потом ее положили на что-то твердое и куда-то повезли. А после она вновь отключилась.

 

С трудом открыв глаза, Ева поморщилась, — яркий свет слепил их. Она поняла, что лежит на кровати, ее голова, запястья и шея перевязаны, а на скуле ощущался пластырь. Тело неимоверно болело. Ева не могла пошевелить даже рукой.

В палате находились еще две женщины. Одной было лет сорок, а другая выглядела чуть старше Евы. У самой старшей была загипсована нога, а у молодой — перебинтована голова. Она спала. Другая читала какую-то книгу.

Заметив, что Ева проснулась, слегка полноватая темноволосая женщина отложила книгу и с улыбкой подошла к ней.

— С добрым утром, — мило поздоровалась она. — Будем знакомы? Я — Марина.

— Ева... — прошептала девушка. Голос еще не полностью вернулся к ней.

Справившись с костылями, Марина уселась на стул.

— За что платят этим медсестрам? — проворчала она. — Так редко заходят, хотя должны чаще! Вот моя сестра как-то лежала в Тамбове... — Следующие десять минут Ева слушала историю сестры Марины, лежавшей в больнице с более высоким сервисом.



Aili Kraft

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться