Идеал-1. Истоки

Размер шрифта: - +

XXVII. Кровь на снегу

Ева разогревала завтрак, когда в дом вбежала перепуганная баба Люда.

— Ева! — закричала она с порога.

Вздрогнув от неожиданности, девушка отошла от плиты и повернулась лицом к двери. Через две секунды соседка оказалась в кухне. Ее лицо было белым, как снег.

— Ева!.. — тяжело выдохнула она.

По расширенным от ужаса глазам старушки Ева поняла, что случилось что-то страшное. Сердце сжалось в плохом предчувствии.

— Баба Люда?.. — прошептала она. — Что такое?

В этот момент рядом с ними появился Петя. Он только что вошел в дом со двора, где лепил снежную бабу.

— Вы чего такие перепуганные? — глядя на сестру и соседку, спросил мальчик.

— Петя, иди во двор! — срывающимся голосом велела Ева.

— Но я только что оттуда!..

— Выйди. Нам с Евой надо поговорить наедине, — ласково попросила баба Люда.

Насупившись, Петя повиновался. Ева подняла взгляд на соседку.

— Что случилось? — спросила она.

— Машу... Твою маму только что забрала милиция... — дрожа, произнесла баба Люда.

Ахнув, Ева зажала рот ладонью. Казалось, сердце в тот миг сорвалось и упало. По телу пробежал холод. Всем видом баба Люда показала, что причина — вовсе не перебор с алкоголем. Иногда Марию отвозили в участок за особую активность в нетрезвом состоянии, но быстро отпускали. К этому все привыкли, и баба Люда не выглядела бы так, забери Марию в участок за пьянство. Здесь что-то другое.

— За что?.. — прошептала Ева. — Что она сделала?

Соседка ответила не сразу. Не решаясь сказать, она горько смотрела на Еву. Подбородок старушки дрожал, а на глаза навернулись слезы.

— Она... — всхлипнув, баба Люда смахнула слезы носовым платком. — Она убила... Маша убила Олега Фёдорова! Около получаса назад. — И снова слезы покатились по морщинистым щекам соседки.

Широко раскрыв глаза, Ева отшатнулась к стене. Она ненавидела Олега, чувства к нему сгорели после той ночи, но убийство... Это не могло не вызвать должного состояния: шока, негодования, отчаяния. Более того — убийство, совершенное ее родной матерью. Ева понимала, какие чувства руководили Марией в тот момент, понимала, что просто так она и мухи не обидела бы; да, она алкоголичка, и нередко прежде поколачивала собственных детей, но убить — нет, Мария никогда не была способной на убийство. Но она убила... Убила человека. Теперь ее ждала тюрьма.

Ева всегда боялась тюрьмы. Много плохого она слышала о ней, знала, какие люди отбывают там сроки. Нередко она слышала о том, какие страшные вещи творятся за стенами тюремных зданий. Их сосед — один из собутыльников Марии, — человек бывалый, сидел за кражу. Он рассказывал много историй о тех местах, говорил, что каждый миг жизнь заключенного подвергается опасности. Там нет ни друзей, ни родственников.

Ева думала об этом, сидя в комнате, и невидящим взглядом смотрела в стену. Баба Люда поехала в Котовск, где находилась в СИЗО Мария Митрофанова. Соседка собиралась добиться свидания, и Ева молилась, чтобы ей это удалось. Сама Ева не смогла с ней поехать. Во-первых, она несовершеннолетняя, и ее бы все равно не пустили в учреждение; во-вторых, кому-то нужно остаться с Петей. Ева так и не решилась сказать брату о том, что сделала мать. Петя думал, что Марию забрали в участок из-за того, что она снова напилась. Ева понятия не имела, как долго ей удастся скрывать от брата истинную правду.

Баба Люда добилась свидания с Марией, и состояться оно должно было на следующий день. Поздним вечером она вернулась в деревню. Около дома Митрофановых стояла машина участкового. Почувствовав тревогу, старушка направилась к дому соседей. С участковым и еще одним милиционером она встретилась у двери в дом.

— Что вам нужно? — спросила она после приветствия.

— Мы пришли, чтобы допросить Еву Митрофанову, — ответил незнакомый ей милиционер.

Внутри у нее похолодело. Она подумала, что ослышалась.

— Еву? — изумленно переспросила она. — Зачем? Что она сделала?

— Не волнуйтесь, — крякнул участковый. — Мы пришли задать пару вопросов касательно инцидента, произошедшего с ней чуть больше месяца назад, — он с намеком посмотрел на бабу Люду, — и узнать, чем вызван поступок ее матери. Если вы не в курсе...

— Я в курсе, — отсекла баба Люда. — Но разве я непонятно выразилась там, в больнице, что весь этот кошмар с Евой сотворил Олег Фёдоров? Это же ясно, как божий день! Да и сама Ева позже это подтвердила. А Мария — мать ее — поэтому и убила малолетнего изверга. Я знаю больше, чем она. Меня допрашивайте, а девочку не трогайте. Ей и так сейчас плохо. Столько всего пережила!

Видимо, бабе Люде удалось убедить блюстителей порядка в том, что им лучше поговорить с ней, а не с Евой, потому что оба вскоре уже сидели в ее кухне, попивая свежезаваренный чай. Гостеприимная старушка рассказала им все об обеих Митрофановых. Конечно, «священная месть» Марии не оправдывала ее ни на йоту. Она убила человека, и отвечать за это ей придется по всей строгости.



Aili Kraft

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться