Идеал-1. Истоки

Размер шрифта: - +

XXXII. Анетт

Взяв Еву за руку, Анетт почти вприпрыжку направилась к лестнице. Будто бы знала, где именно находилась комната девушки. Они поднялись на второй этаж. Ева немного опередила спутницу и открыла одну из дверей, расположенных вдоль длинного узкого коридора.

— Входи, — пригласила она Анетт.

Девочка переступила порог и осмотрелась.

— Ты здесь живешь? — спросила она.

— Да. — Ева кивнула.

— Неплохо. — Анетт улыбнулась, после чего посмотрела на Еву. Этот взгляд ее насторожил. — Так кто ты? Я знаю, что человек. Что ты делаешь в месте, где людей быть не должно?

Анетт изменилась прямо на глазах. Из веселой, беззаботной девочки она вмиг превратилась в серьезную молодую женщину, тон которой выявил в ней повелительницу.

Ева не знала, что ответить. Стоит ли говорить Анетт правду? Поймет ли она? Ева не стала рассказывать малышке все. Она лишь пересказала ей свою жизнь в деревне, а затем поведала, что Эдмунд любезно предоставил ей кров.

— Эдмунд сам меня нашел, — солгала Ева. — Он разглядел во мне какой-то потенциал к магии и обещал ей обучить.

Еве не хотелось говорить ложь, но Анетт всего двенадцать; ей не стоит вникать в подробности судьбы собеседницы.

 

Ева и Анетт долго разговаривали. Они говорили обо всем, и Ева заметила, что девочка очень развита, совсем не по годам. А еще Анетт напомнила ей Петю. Она была чем-то похожа на него: такая же умная и резвая, понимающая проблемы более взрослого поколения.

— Ты ведь не человек? — задала Ева вопрос, который мучил ее с момента встречи с Анетт. Хотя ответ она уже знала. Но ей хотелось в этом убедиться.

— Нет, — беспечно ответила Анетт. — Я — оборотень. Только пока не превращаюсь. Когда мне исполнится четырнадцать, я обрету такую способность. Папа говорил, что первое превращение болезненное. — Анетт опустила голову, но тут же подняла ее вновь. — Но я справлюсь! Зато я стану взрослой и смогу выйти замуж. — Она радостно улыбнулась.

Ева вновь удивилась поведению Анетт. Какие же они разные! Но, все равно, она чувствовала в ней что-то близкое, родное. У людей это называется «родственной душой».

— Тебе так не терпится выйти замуж? — спросила Ева. — Не думаешь, что в таком возрасте как-то... рановато?

— Ты так думаешь? — Анетт широко распахнула глаза.

Ева кивнула.

— Сколько тебе лет? — спросила Анетт.

— Шестнадцать.

— И ты никогда не задумывалась о замужестве?! — Изумлению Анетт не нашлось предела.

— Нет.

— С ума сойти! Все-таки вы, люди, странные...

— У вас принято выходить замуж рано? — поинтересовалась Ева.

— Да. — Анетт закинула одну ногу на другую. — Чем моложе супруги, тем лучше. Дети здоровее будут. Наш вид очень серьезно относится к потомству.

Анетт говорила так, словно ей было около тридцати лет, и за ее спиной уже имелся опыт отношений, а, может, и семейной жизни. Она жила ради того, чтобы создать семью. Это являлось ее основной целью. Впрочем, большинство живет именно ради этого.

— Мужа тебе подберет отец? — попыталась догадаться Ева.

— Уже подобрал. — Анетт улыбнулась. — Когда мне было шесть лет, он заключил договор с родителями Яна.

— Ян — твой будущий супруг?

— Да. Он старше меня на два года. Мужчинам можно жениться позже, но женщинам лучше выйти замуж от четырнадцати до шестнадцати лет. Если девушка не вступит в брак в этом возрасте, то потом она вряд ли когда-нибудь в него вступит. Ее станут считать старой девой.

Еву поражало каждое слово Анетт. Нет, ей никогда не понять этих порядков...

— Тебе нравится Ян? — поинтересовалась она у девочки.

— Я его даже не знаю. — Анетт поморщилась. — Но папа говорит, что его семья хорошая. Значит, и он хороший. Он станет отличным отцом моим детям! Я надеюсь, что у нас будет многодетная семья.

— А как же любовь? — непонимающе спросила Ева. — Неужели ты готова выйти замуж за того, кого не любишь?

— Иногда мне кажется, что тебе пять лет! — воскликнула Анетт. — Какая любовь? Она возникает в процессе семейной жизни. Невозможно любить кого-то до брака. Чтобы влюбиться, надо прожить с человеком какое-то время, родить ему детей. Я не понимаю, как можно любить того, кто не является твоим мужем!

— Но твои родители... — Ева тут же осеклась. Она затронула запретную тему. — Прости.

— Только не надо меня жалеть. — Анетт погрозила пальцем. — Папа и мама любили друг друга. Но, опять же, эта любовь пришла к ним после того, как они поженились. Я знаю, как умерла мама, и, хоть я ее не помню, все равно скучаю. Ей повезло, что папа женился на ней. Ведь ей было уже восемнадцать! Я хочу, чтобы Ян любил меня так же, как папа любил маму.



Aili Kraft

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться