Идеал-2. Одержимая

Размер шрифта: - +

XII. Демонархия [1]

Четырехсотлетняя особа смотрела на Армина с улыбкой. Два века назад она отчаянно стремилась привязать его к себе, но любви правителя вампиров так и не дождалась. Впрочем, трудности ее не остановили. Двести лет Далия искала встреч с Армином, все еще надеясь расположить его к себе и стать его женой. Нет, не чувства руководили ею, а жажда власти, и Армин это прекрасно знал. Грациозной походкой, улыбаясь, Далия подошла к нему.

— Все думали, что ты умер, — заигрывая, произнесла она. — Ты вдруг пропал... Когда я узнала, что ты освободился из небытия, то искала тебя. Почему не навестил старую подругу?

Армин и Дориан переглянулись.

— Здравствуй, Далия, — будничным тоном сказал Армин, повернувшись к ней. — Не нашел времени. А недавно меня ранили, и я решил отлежаться в тишине и спокойствии. Сейчас мне значительно лучше.

Далия перевела взгляд на Дориана. С лица того сошли все краски.

— А это кто такой? Твой новый друг?

— Он? — Армин посмотрел на Дориана со всей беспечностью, на какую был способен. — Нет, я впервые вижу этого человека. Мне понадобился кое-какой отвар, а недавно я узнал, что в этом районе живет лекарь, который, несомненно, согласится продать мне его подешевле. Ведь так, Андриан?

— Дориан, — негромко поправил парень, попутно вникая в смысл развернувшегося перед ним диалога.

«Ловко он сориентировался! — восторженно подумал он. — Я бы так не смог».

Глаза Армина, глядящие на Далию, казались самыми что ни на есть беспечными. Усомниться в истинности его слов оказалось невозможно. Девушка вздохнула.

— Ну, ладно, травы так травы. Где ты сейчас живешь?

Улыбка озарила лицо Армина.

— Прости, не могу сказать. Сама видишь: в стране обстановка нестабильная, меня тут не особо-то чествуют. Так что лучше лишний раз о себе не напоминать.

— Ты что, не доверяешь мне? — обиженно воскликнула Далия. — Как ты мог подумать, что я...

— Далия, успокойся. — Армин положил руки ей на плечи. — Ступай домой. Когда понадобится, я тебя найду.

— Я думала... — на ее глаза навернулись слезы. — Увидев тебя, я решила... что мы...

— Не сегодня. — Фальшивая улыбка стала еще шире. — У меня неотложные дела. Встретимся в другой раз. А сейчас мне пора. Так ты дашь мне лекарство, Андриан?

— Дориан, — хмуро поправил его юноша.

— Да, верно — Дориан. Пока, Далия. Увидимся. — И он скрылся в лачуге.

— Что это с ним? — пробормотала Далия. — Он никогда раньше так себя не вел.

— Наверное, перебрал со спиртным, — попытался отшутиться Дориан.

Далия задумчиво возразила:

— Я не почувствовала запаха спирта. Здесь что-то другое... — Словно опомнившись, она окинула его презрительным взглядом. — Тебе, кажется, пора, Андриан. Армин не любит ждать.

— Я — Дориан! — прокричал парень. В его голосе прозвучала ярость.

 

Некогда величественный замок ныне напоминал собой огромную каменную рухлядь. Находясь в любой из комнат, вполне справедливо ожидать, что потолок в любой момент может обрушиться тебе на голову. В некоторых местах так и произошло.

Основное население замка составляли вампиры. Во главе с Герхардом Ланцем они выслеживали Армина, — тем и были заняты на протяжении последних полутора лет. В слугах же у сих достопочтенных господ находились исключительно люди. Они ежедневно убирали те комнаты в замке, которые еще не развалились, начищали господскую обувь, штопали и стирали одежду, и, самое главное — все до одного являлись донорами крови. Худые, с болезненными лицами, эти люди едва держались на ногах, но каждый день были вынуждены отдавать часть собственной крови жутким тварям. Тех, кто пытался бунтовать, замучили до смерти и досуха выпили. Другие пытались свести счеты с жизнью. Выживших ждала та же самая участь. У людей давно умерли все надежды. Из этого ада нет выхода. Скоро их всех истребят, и неизвестно, что будет дальше.

Дориан рассказывал, а Армин все глубже погружался в мысли.

— По правде сказать, страна начала умирать еще до прихода сюда вампиров, — сказал Дориан. — Когда-то давно, еще до моего рождения, Солнечным Архипелагом правил мудрый человек — Вениамин. Он был очень добрым, щедрым и понимающим. Страна не знала нужды, люди имели все, что хотели. Но дни Вениамина подошли к концу. Когда он умер, на престол взошел его единственный сын — Аксель. Парень пошел в отца: добрый, вежливый, непомерно щедрый и заботливый. Аксель до безумия любил людей.

Армин вспомнил, что, когда только начал посещать эту страну, то не раз слышал об ее правителе — Акселе. Тот показался ему хорошим человеком.

— Чрезмерная доброта сыграла с ним злую шутку, — продолжил Дориан.

— Почему? — удивился Армин. — Что плохого в любви к народу?



Aili Kraft

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться