Идеал-3. Больше, чем связь

Размер шрифта: - +

II. Бар Стервятников

В то утро у Офелии не клеилась никакая работа. Несмотря на выходной она не могла заставить себя написать хотя бы главу или заняться домашними делами. Пятка уже не болела, но девушка то и дело смотрела на нее, разглядывая постепенно исчезающее пятнышко. Что же с ней приключилось? Почему сон попытался пробраться в реальную жизнь? И был ли он сном?

Лия не могла утверждать, что где-то бродила минувшей ночью. Тем более, в той жуткой деревне стоял наполовину пасмурный день. Она помнила, как накануне легла спать и как проснулась утром. Если бы она действительно каким-то образом прогулялась по той дороге, ноги стали бы грязными. Но ступни розовели чистотой. В конце концов, Лия убедила себя, что ночью ударилась ногой о спинку кровати. Наверняка, где-то выскочил штырек и оставил след на пятке. Иного объяснения она не нашла. Впрочем, после тщательной проверки Офелия убедилась, что все штыри на местах и крепко прикручены. Что же случилось? Весь день она посвятила мучительным догадкам.

Лариса Ивановна уже хлопотала на кухне. Лия ничего не рассказала ей о странном путешествии. Вряд ли человек, отторгающий всем естеством любую мистику, обрадуется тому, что дочь с ней столкнулась. Да и сама Офелия еще не знала, мистика то или простой ушиб, которого она не заметила.

К вечеру эмоции немного улеглись. Поиск рациональных объяснений взял свое, и Лия стала думать, что все же ударилась обо что-то ночью, а во сне ей привиделось, что наступила на камень. В конце концов, она предпочла не забивать голову увиденным. Мало ли, что может присниться.

Ночью сновидений не было, так что желание досмотреть странный сон так и не осуществилось. Через две ночи Лия бродила по ромашковому полю, но уже утром с трудом могла это вспомнить. Постепенно ее жизненный цикл вошел в привычное русло, и апатия вернулась.

 

***

 

Дориан сидел за столом, читая книгу. Свободное время выпадало нечасто, поэтому он не тратил его на ерунду. Страсть к знаниям только увеличивалась, и он с радостью удовлетворял ее поисками новой информации. Магическая сила раскрылась в нем полностью и, наконец, он смог заняться любимым делом — помощью людям. Дориан не перестал лечить больных, но теперь у него появилось святилище в подземелье замка, где он готовил снадобья по собственным рецептам.

На Солнечном Архипелаге Дориана любили все. Он являлся одним из трех правителей, но единственным, чьего гнева не боялись. Разумеется, он чтил законы и наказывал виновных, но читал приговоры с грустью и нежеланием. Он жалел каждого, даже самого отъявленного преступника, и ни для кого не хотел смерти. Армин и Андрей вели себя куда жестче. Особенно Армин. В стране его боялись, как чумы. Несмотря на то, что за двадцать лет он сумел вернуть Архипелаг к нормальному существованию, никто не желал связываться с ним лишний раз. Андрей вел себя более снисходительно к народу, терпел возмущения и старательно рассматривал каждую жалобу. Армина же в стране прозвали «судьей». Он издал больше восьмидесяти процентов указов и фанатично следил за их исполнением. Его ближайшие подданные были самыми опасными стражами порядка. Не дай, Бог, кто-то, пренебрегший пусть даже не особо значительным запретом, попадется им на пути! Никакие раскаяния и уговоры не помогут, — их тут же доставят к Армину. Больше смерти каждый житель боялся попасть к нему «на ковер». Обычно те несчастные либо отправлялись в темницу, либо за пределы страны, либо на гильотину. Мало кому удавалось вернуться домой невредимым. Дориан не раз пытался поговорить с Армином и убедить того вести себя сдержаннее, но он и слушать не хотел.

— У тебя есть своя работа, вот и выполняй ее, — отвечал Армин. — А мне позволь выполнять свою.

Несмотря на жесткость и радикальность верховного правителя страна процветала. В ней не осталось ни тирании, ни анархии. Любой мог беспрепятственно устроиться на работу, никто не нищенствовал и не купался в богатстве. Все жили в достатке и мире. Уже двадцать лет между вампирами и людьми царило перемирие. Убийства значительно сократились, на смену им пришло взаимопонимание. Вампиры выполняли самую тяжелую работу, люди добровольно становились донорами крови. Никто не принуждал их совершать эту жертву. Между многими представителями некогда враждующих рас завязалась крепкая дружба, между некоторыми — даже любовь. Когда первая пара решила пожениться, Армин отреагировал на это отрицательно, но закон не запрещал вампиру заключить брак со смертным. Предупредив о возможных последствиях, он дал добро начальнику стражи замка жениться на восемнадцатилетней человеческой девушке. К счастью, этот союз действительно оказался счастливым, и закон о запрете подобных отношений так и не был написан.

В момент, когда Дориан собрался спуститься в столовую к обеду, к нему вошел Армин. К его хмурому выражению лица все давно привыкли, поэтому никаких вопросов он не услышал.

— Я хочу с тобой поговорить, — сказал Армин, присаживаясь. — Ты не занят?

— Нет. — Дориан дружил с Армином с юности, поэтому никогда не отказывался от разговоров с ним. Тем более, это случалось нечасто. — Я весь во внимании.

— Мне нужен твой совет. — Армин тяжело вздохнул. — Так больше не может продолжаться. Я хочу уйти. Сколько можно сидеть на одном месте, боясь высунуться? Рано или поздно Дьявол все равно меня найдет.

Дориана обдало холодом.



Aili Kraft

Отредактировано: 09.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться