Идеал-3. Больше, чем связь

Размер шрифта: - +

VII. Барьер

Кровь бешено стучала в висках. Страсть, так долго хранившаяся в ее душе и предназначавшаяся для тех, с кем ей не суждено было быть вместе, наконец-то выплеснулась и поглотила Офелию с головой. Все, что она старалась скрыть, вырвалось наружу, и душа освободилась от тяжелого груза. Несмотря на скудный опыт, Лия с неистовым желанием отвечала на поцелуй. В те секунды ее не заботило, что Армин может счесть ее ханжой, до двадцати одного года так и не научившейся целоваться. Когда ее губ последний раз касались мужские губы, ей хотелось плеваться. До такой степени омерзительным казался ей поцелуй давно забытого друга. Но в этот раз все иначе. Только теперь Офелия поняла, что парень, с которым она целовалась, не был ею любим. В отличие от этого странного, но такого желанного душой и телом человека.

И вдруг музыка смолкла. В воздухе растворилась последняя высокая нота, и оркестр затих. В один миг пелена забвения слетела с глаз Офелии, а душу окатил неестественный холод. Будто бы только осознав, что происходит, она резко отстранилась от губ Армина и в ужасе посмотрела в его искрящиеся страстью глаза. Едва он опустил ее на землю, как Лия тут же, не думая о том, чтобы подобрать с земли упавшую обувь, бросилась бежать. Страх и стыд сотрясали ее тело. Грубо расталкивая присутствующих, она прорывалась сквозь толпу, желая скорее скрыться с их глаз. Особенно с глаз Армина, который, она знала, пристально смотрит ей в спину.

Как она могла? Что на нее нашло? Как позволила почти незнакомому человеку себя целовать? Что он теперь о ней подумает? Офелия очень серьезно относилась к таким вещам. В отличие от большинства, она не считала, что поцелуй — это всего лишь невинный способ получить удовольствие, при этом не упав в чьих-либо глазах. Она уже целовалась не по любви, и понадобилось немало времени, чтобы убедить себя в том, что она не девица легкого поведения.

Офелия всегда боялась стать доступной. Часто даже перегибала с этим. Не расходованная страсть жила в ней много лет, и она с ужасом представляла, что однажды просто не в силах будет ее сдерживать. Что тогда произойдет, — об этом страшно даже думать. В век, когда девушки начинали половую жизнь в юном возрасте, Лия выглядела белой вороной. Она свято хранила честь для «того единственного», которого никогда не существовало. Со временем она стала игнорировать попытки сердца снова в кого-нибудь влюбиться, заранее настраивая себя на очередное безответное страдание. И вот теперь она снова влюбилась. Чем больше пыталась убедить себя в обратном, тем сильнее становилось это чувство. Но она не может ему поддаться! Не может позволить страсти взять верх над разумом! При мысли, что в другой обстановке это могло зайти дальше поцелуя, ее била дрожь. Да и того, что случилось, достаточно, чтобы составить мнение. Офелия знала, что с такой внешностью и харизмой Армин не испытывает недостатка в женщинах, и она — всего лишь одна из большинства, кому он подарил каплю нежности. Такие, как он, проводят всю жизнь, меняя подруг, как перчатки. Если и женятся, то заводят любовниц. Они красивы, но эгоистичны и неверны. В таких нельзя влюбляться. Лия видела много подтверждений этой теории, но приказать сердцу разлюбить выше ее сил. Убегая, она хотела развернуться, подбежать к Армину и снова испытать это блаженство, и только стыд не дал ей этого сделать.

 

Офелия не знала, куда бежать. Разве что вернуться в дом Сатиаса. Но туда придет и Армин. Как она посмотрит ему в глаза после того, что произошло? Вероятно, до того танца он считал ее скромной и порядочной, а теперь... ей не хотелось думать, кем он считает ее теперь.

Она могла вернуться домой, но в таком случае в следующий раз снова попадет в этот мир, а этого ей не хотелось. Поначалу он ей понравился, но теперь Офелия мечтала убраться из него навсегда. Три местных деревни оказались свидетелями ее позора, и она боялась снова встречаться с их жителями.

Прошлой зимой Армин сказал ей, что Duo Corpora, не задав себе точной цели или хотя бы не подумав о перемещении, возвращается в мир, в который попадал последний раз. Те миры, где побывала Офелия, совершенно не манили в себя. После встречи с Астартой она боялась в них возвращаться. Оставалось одно: дождаться Армина и попросить перевести ее в другой мир, в который она могла бы вернуться позже.

И снова ее дальнейшие перемещения по Параллели зависят от Армина. Больше всего на свете Лия хотела исчезнуть и никогда с ним не встречаться. Но он ее Проводник. Нравится ей или нет, Армин постоянно будет рядом.

Сатиас, его жена и Энанелла еще не вернулись с празднества, когда запыхавшаяся Офелия остановилась около их дома. Выбор невелик: или вернуться к месту подношения даров и попросить Армина увести ее из этого мира, или дождаться его в доме друзей, и, когда придет, попросить о том же. Лия предпочла последнее. Уж лучше она станет говорить с ним с глазу на глаз, чем при свидетелях.

Долго ждать не пришлось. Едва она, сидя за длинным столом, привела в порядок дыхание, как дверь скрипнула, и в дом вошел Армин. Его лицо, как всегда, выглядело невозмутимым. В руке он держал ее босоножки.

— Я знал, что ты здесь, — сказал он, разуваясь. Обувь Офелии аккуратно поставил в угол. — Современная Золушка теряет обе туфли, как я погляжу.

Офелия уставилась на столешницу, ничего не ответив.

— Твой поступок удивил людей, — сказал Армин, присаживаясь на лавку напротив нее.

Лия вскинула голову. Щеки запылали. Ее поступок?!



Aili Kraft

Отредактировано: 09.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться