Идеал-3. Больше, чем связь

Размер шрифта: - +

XXVIII. Тонкая нить

Поздняя ночь. Приблизительно два часа. Или меньше... А, может, больше... Надрывая глотку, вдалеке лает чья-то собака.

Офелия проснулась от ощущения сильной тошноты и спазмов в животе. Все тело горело и не желало подчиняться разуму. Из глаз сами по себе бежали слезы. Что случилось? Скорее всего, она что-то съела перед сном. Но Лия не могла вспомнить еду, от которой ей стало бы настолько плохо. И тут воспоминания начали проясняться. Она в кухне, Адела приносит ей сок, вскоре ее одолевают тошнота и боль... Кажется, она сумела дойти до кабинета Армина. Но находился ли он там? Увидел ли, что с ней случилось?

С трудом встав с кровати, Офелия натянула на себя теплую кофту и вышла на улицу. Вопреки ожиданиям она не сумела вызвать рвоту. С ее желудком в родном мире все в порядке. И он пуст, так как она вспомнила, что вечером не поужинала.

«Все, что чувствует астральное тело, почувствует и физическое. Любое увечье, полученное в этом мире, отразится на тебе в том. Не так остро, но все же отразится».

Лия вспомнила слова Дориана, и лицо одновременно исказили отчаяние и ужас. Адела отравила ее. Состояние передалось физическому телу от астрального. Но если ей так плохо здесь, то что же происходит там? Лия обнаружила, что не может чувствовать свое alter ego. Скорее всего, в Параллели она без сознания. Или... Офелия вздрогнула и одернула себя. Нет! Никаких «или»! Она не может умереть, когда все только стало налаживаться!

Стараясь не думать о плохом, она, пошатываясь, вернулась в постель.

 

***

 

— Разбуди Дориана!

Двадцатичетырехлетний Вадим, сын Андрея и Сильвиры, а, по совместительству, помощник начальника стражи замка, стоял в дверях бледный, как призрак. Армин держал на руках неподвижное тело Офелии, его глаза полыхали огнем. Такими они становились лишь в моменты ярости.

— И доставь ко мне Абрахама!

Вадим потерял дар речи. Они с Армином хорошо ладили, но больше всего парень боялся встретиться с этим взглядом.

— Оглох?! Живо!

Что-то невидимое подстегнуло Вадима, и он пулей помчался на второй этаж, в комнату Магистра. Тем временем Армин осторожно положил Офелию на софу и провел пальцами по ее горячей щеке. Кожа горела огнем. Пульс оказался настолько слабым, что человек не услышал бы его. Уже раз двадцать Армин рассмотрел стакан, с которым Лия оказалась в его кабинете этой ночью. Он не мог без боли вспоминать, как она упала без чувств, едва возникнув на пороге. Кто-то ее отравил. Но кто? И зачем? Ярость вытеснила из сердца остальные эмоции. Он найдет этого мерзавца и уничтожит, кем бы тот ни оказался! Но сначала уничтожит Абрахама!

Дориан подскочил на кровати от резкого настойчивого стука в дверь. Кто-то неистово колотил в нее кулаками.

— Магистр! — прозвучало из-за двери. — Магистр, откройте, это срочно!

— Вадим? — Дориан узнал голос парня и торопливо поднялся с кровати.

— Милый, ты куда? — сонно пробормотала Каллиста, протягивая к нему руку.

— Скоро вернусь, родная. Спи. — Поцеловав ее запястье, чародей набросил халат и поспешил к двери.

Лицо, с которого сошли все краски, сказало больше, чем язык. Едва увидев Вадима, Дориан понял: случилось что-то страшное.

— Antistes вас зовет, — пролепетал парень. — Срочно.

Не став тратить время на расспросы, Дориан вернулся в комнату, чтобы переодеться, а Вадим помчался за Абрахамом, о котором чуть не забыл. Начальник охраны прогуливался около замка с собакой, когда парень его нашел. Сообщив, что Армин ждет его в кабинете, Вадим уселся на землю перед входом в замок, чтобы хоть немного перевести дух и собрать в кучу разбежавшиеся мысли.

— Кому понадобилось ее травить? — недоуменно пробормотал он себе под нос. — Надо быть законченным самоубийцей, чтобы объявить Армину войну.

— Ты что-то сказал? — прозвучало над головой, и Вадим встрепенулся. Он даже не понял, что мыслит вслух. — Кто объявил Армину войну?

Парень быстро встал на ноги и постарался придать лицу невозмутимое выражение. Вышло плохо. Руки дрожали, зубы непроизвольно кусали нижнюю губу. Повернувшись, он увидел как всегда прелестно выглядевшую Аделу, сложившую руки на груди. Вадим всегда восхищался ее красотой, но, тем не менее, что-то неведомое умоляло его бежать от нее как можно дальше.

— Разве не знаешь? — не теряя попыток скрыть волнение, спросил Вадим. — Кто-то отравил Офелию.

Лицо Аделы вмиг приняло удивленное выражение.

— Да ты что? Она мертва?

— Слава Богу, нет. — Вадим нервно сунул руку в карман брюк. — Но без сознания. — Он провел ладонью по лбу, вытирая пот. — Страшно представить, что тут будет, если она не выживет. Отец говорил, что Армин обладает силой, способной сровнять с землей всю нашу страну.

— Не думаю, что до этого дойдет, — махнула рукой Адела. — Попереживает немного, а потом успокоится. Ты же знаешь, что он еще тот сердцеед. У него было много женщин.



Aili Kraft

Отредактировано: 09.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться