Идеал-4. Черный сон

Размер шрифта: - +

VII. Горький шоколад

12 июля, 2014 г.

 

— Армин! Где мой муж?..

Офелию везли на каталке по казавшемуся бесконечным коридору. Над головой мелькали лампы, в ушах звенели чьи-то голоса. Все началось дома. Она вышла покормить собаку и почувствовала резкую боль. От внезапного ужаса чашка с едой для Шарика выпала из руки. Что-то с ребенком... Что-то не так... Это не могут быть схватки. Ведь прошло только семь месяцев...

Лия закричала, зовя мужа. Только не это! Только не осложнения! Рейна ведь говорила, что беременность протекает хорошо, и волноваться не о чем. Когда испуганный Армин выскочил на крыльцо, под Офелией на асфальте образовалась лужица. Брюки насквозь промокли.

— Что это?.. — дрожала она, ничего не понимая. — Армин, что-то не так...

Армин облегченно выдохнул. Он никогда не был отцом, но за долгую жизнь успел узнать многое о беременности.

— Ничего страшного не случилось. — Он подбежал к Лии и подхватил ее на руки, целуя. — Нужно ехать в роддом.

В машине боль повторилась трижды. Лия кусала губы и смотрела в окно. Ладонь Армина лежала на ее животе. Для семимесячного малыш внутри нее был довольно крупным.

Только в те минуты Офелия до конца осознала, что произойдет. Она станет матерью. У нее родится сын. Дориан сказал им, что будет мальчик. Медицина на Архипелаге, к сожалению, еще не дошла до того, чтобы определять пол будущего ребенка. Уже сегодня ее отвезут в родильный зал, где извлекут из утробы их с Армином общее счастье.

Глаза Офелии наполнились слезами. Она испытывала радость и страх одновременно. Боялась невыносимой боли, еще, как назло, в памяти всплыли истории о смерти рожениц. Что, если она не выдержит?

— Прекрати! — Армин сжал ее ладонь. — Это естественный процесс. Ты не умрешь.

Поняв, что в настоящий момент он читает каждую ее мысль, Офелия переключилась на другие, более светлые думы.

...И вот теперь ее везут в этот самый зал, где все произойдет. В зал, которого она так боится. Где же Армин? Она снова позвала его, и, наконец, любимое лицо показалось над ней. Тут же ее ладонь сжали теплые пальцы.

— Я здесь, солнышко. — Армин улыбался. — Не бойся, я с тобой.

— Не уходи! — запаниковала Лия, исказив лицо в момент очередной схватки. — Я без тебя туда не пойду!

Армин посмотрел на людей, везущих каталку, потом снова на жену.

— Я буду рядом. Расслабься.

Ее пальцы впились в ладонь мужа намертво.

 

Чисто убранный, просторный зал показался Офелии камерой пыток. Она хотела, но не могла не думать о боли и смерти. Проклинала себя каждую минуту за то, что читала глупые форумы в интернете. Несколько врачей суетилось вокруг, и в голосе одной из них она узнала Рейну. Несмотря на скверный характер акушерки, Лия облегченно выдохнула. Страшно доверять себя совсем незнакомым людям. Армина пустили в зал, но заставили надеть белый халат и медицинскую маску, а также собрать волосы. Лия не привыкла видеть его таким, но главным оставалось то, что ему позволили находиться с ней рядом.

Интервал между схватками сократился почти до нуля. Офелию разместили в родильном кресле. Врачи окружили ее. Армин по-прежнему сжимал ладонь жены. У него на лбу выступили капельки пота, и Лия поняла, что прежде он никогда так не волновался, как в те минуты.

Процесс начался. В какой-то момент Офелии захотелось соскочить с кресла и убежать прочь.

— Не кричи! — откуда-то спереди прозвучал приказ Рейны. — Расслабься, Лия, и перестань бояться. Все хорошо.

И вдруг Офелия расслабилась. То ли слова Рейны возымели действие, то ли Армин с ней что-то сделал, но она успокоилась. В голове появились совсем другие мысли. Все женщины рожают. Это естественно. Умирают только те, кому роды противопоказаны. Она же совершенно здорова.

— Тужься! — велела Рейна, и Лия напряглась. Ей показалось, что боль прошла. Осталось только не совсем приятное ощущение, с которым можно мириться.

С той минуты каждое слово Рейны стало для Офелии священным. Она боялась не услышать или сделать что-то не так. Армин держал ее за руку и шепотом подбадривал. Его глаза улыбались ей.

Лия не знала, сколько времени прошло. Исполнив в очередной раз команду тужиться, она вдруг почувствовала внезапное облегчение и обессиленно закрыла глаза. Тело расслабилось окончательно. Громкий плач заставил ее веки подняться.

— У вас мальчик, — прозвучал словно извне голос Рейны. Через несколько секунд на грудь Лии положили сына. Маленький, не обмытый, с пушком черных волосиков на макушке и только что перерезанной пуповиной. Горячие слезы обожгли глаза и хлынули бурным потоком. Офелия посмотрела на мужа. Он плакал вместе с ней.

 

Ребенок ничем не отличался от остальных младенцев. Лия и Армин были готовы увидеть кого угодно, но их сын выглядел обычным малышом. Вечером, когда Офелия лежала в отдельной, заранее забронированной для нее палате и впервые в жизни кормила грудью, Армин сидел рядом и вытирал последние слезы с лица. Он не мог поверить, что это чудо на руках жены — их общий сын. Его мечта, которую он всю жизнь считал неосуществимой, неожиданно сбылась. Армин испытывал безумное счастье оттого, что матерью его ребенка стала любимая женщина, а не одна из тех особ, с которыми он до встречи с ней коротал ночи. Сама же Лия с трепетной заботой и осторожностью держала малыша на руках, не веря, что еще совсем недавно не хотела и слышать о детях. Как она могла быть такой черствой? Как могла не желать этого чуда? Она посмотрела на Армина и нежно улыбнулась ему. С того дня они стали еще ближе друг другу.



Aili Kraft

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться