Идеал-4. Черный сон

Размер шрифта: - +

IX. Начало

Выражение на лице Офелии не поменялось. Она опустила голову и стала рассматривать свои пальцы.

— Оставь меня с ним, — тихо попросила она.

Дориан кивнул и встал.

— Я побуду с Виктором. — Он положил руку ей на плечо. — Только не падай духом. Надежда есть.

Когда чародей ушел, Лия встала с кресла, подошла к кровати, на которой лежал Армин, и легла рядом с ним. Положив голову ему на плечо, закрыла глаза.

— Я должна была это предвидеть, но дар предпочел не проявиться в нужный момент. Что ж, значит, Бог решил снова нас испытать. Я сделаю все, о чем сказал Дориан, любимый. Я не сдамся. Они тебя не получат. Отдохни. Отдохни от миров, забот, тревог. А потом возвращайся. Мы любим тебя и ждем. Я ждала тебя с самого детства. Твой образ всегда жил в моем сердце. Я чувствовала нашу связь, хоть мы и не были знакомы. И теперь буду ждать хоть тысячу лет, но дождусь, когда ты вернешься ко мне и нашему малышу.

Где-то в глубине груди Армина тихо билось сердце. Для Офелии это были стуки собственного. Если сердце мужа остановится, то и ее замолкнет вместе с ним.

 

В то утро в доме Армина и Офелии собрались только самые верные и преданные семье: Дориан, Андрей, Сильвира, чета Мираце, Вадим и его подчиненные.

— Никто не должен знать, что он жив, — сурово сказал Дориан, оглядев каждого. — Сегодня мы инсценируем похороны, а вечером я спрячу его.

— Но зачем говорить людям, что он умер? — недоумевала Сильвира.

Дориан посмотрел на нее долгим взглядом.

— У Армина больше врагов, чем ты думаешь. Все время они сидели по углам, боясь его гнева, но теперь захотят поквитаться. Сейчас он не может за себя постоять, а у меня нет таких сил, чтобы тягаться с целой толпой могущественных противников. Мы должны убедить народ в том, что он мертв.

— Меня беспокоит другое. — Андрей откашлялся. — По праву наследства его пост принадлежит сыну. Но так, как мальчик еще младенец, возглавить страну должна Офелия. Не думаешь, что это поставит ее в большую опасность?

— Да, — согласился Дориан. — Она неопытна, но никто не вправе ее заменить. Таков закон. А сейчас она так подавлена...

— Не нужно меня заменять, — прозвучал голос от двери, и все обернулись.

Она стояла в длинном черном платье с кружевными рукавами до запястий. Грудь до самой шеи закрывали такие же плотные кружева. Прямые волосы были распущены, глаза подведены черным, ресницы густо накрашены. Губы стали бледнее. Предположительно, в этом заслуга косметики. Никто до этого не замечал, как постройнела Офелия. Она не стала худой, но теперь ее тело обрело подтянутость и изящество.

— Лия... — не веря глазам, прошептал Дориан. Остальные не нашли слов. Даже законодательница моды в стране Сильвира не смогла прокомментировать увиденное.

Прекрасно держа осанку на высоком каблуке, Лия подошла к Армину и села около него. Рука с накрашенными черным лаком ногтями осторожно и ласково поправила прядь волос, упавшую ему на лоб.

— Застань ты меня в таком виде, — Лия горько усмехнулась, — схватил бы за шкирку и повел отмываться. Ты привык видеть во мне любимую женщину, а не мрачную готессу. Но настоящая Офелия — только для тебя. Я стану прежней, когда вернешься. Но пока... — она посмотрела на Дориана и снова перевела взгляд на мужа, — все будут знать Офелию, переходить дорогу которой чревато последствиями. Ты научил меня многому, Армин. Научил не прогибаться под трудностями, трезво оценивать жизнь, любить себя со всеми недостатками, дорожить семьей и друзьями. Знаю, что в стране у тебя достаточно врагов, но им не получить ни тебя, ни твой пост. Они заплатят за все зло, что причинили тебе, за лицемерие и подлость. Я вычислю и убью каждого. И никогда не опущу руки, если зайду в тупик. Дориан и Андрей помогут мне справиться с делами, Элина и Сильвира присмотрят за Виктором в случае необходимости. Вадим и его подчиненные обеспечат мне безопасность. Не переживай. Не знаю, слышишь меня или нет, но все будет хорошо. Запомни это и не тревожься. — Она коснулась губами его губ и тут же стерла платочком отпечаток светлой помады. — Я люблю тебя.

Она встала и подошла к остальным. Несколько минут длилось молчание. Затем Дориан сказал:

— Пора.

И ложь началась.

 

Тяжелее всего Офелии далось выступление перед народом. Жители Солнечного Архипелага, оповещенные о трагедии еще накануне, собрались на Главной площади. Лия взошла на пьедестал, где уже стояла трибуна с микрофоном, и заговорила. Каждое ее слово отдавалось эхом в мертвой тишине.

— Здравствуйте, уважаемые жители! — Боковым зрением она уловила фотографа и девушку, быстро пишущую в блокноте. Газетчики. Видеокамер в том мире нет. — Повод, по которому я попросила вас здесь собраться, печален и горек. Вчера каждый из вас потерял правителя, благодаря которому эта страна расцвела; я потеряла любимого мужа, а мой восьмимесячный сын — отца. В жизни каждого из нас Армин сыграл роль. Для кого-то главную, для кого-то эпизодическую. Он навсегда останется в нашей памяти, и, надеюсь, вы будете помнить все добро, что он сделал. Желающие проститься с ним могут прийти на Мемориальное кладбище сегодня в двенадцать часов дня.



Aili Kraft

Отредактировано: 10.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться